Ещё

Символика чистого ужаса: кто и о чем кричит на картине Эдварда Мунка 

Символика чистого ужаса: кто и о чем кричит на картине Эдварда Мунка
Фото: Вечерняя Москва
В Третьяковской галерее открылась персональная выставка художника , в которую вошло порядка 70 живописных и 30 графических произведений. Среди выставочных экспонатов присутствует и одна из четырех версий самой известной картины художника — «Крик». О чем же кричит одинокий силуэт на картине, попытался выяснить корреспондент «Вечерней Москвы».
Для одних, как говорит куратор выставки , картина «Крик» являет собой символику чистого ужаса. На полотне видно существо, отдаленно напоминающее человека, извивающееся подобно червю и имеющему только широко открытые глаза и рот. Но при этом крик издает не фигура, а сама природа, персонаж только закрывает уши, спасаясь от этого звука.
Такая интерпретация связана с дневниковыми записями самого Эдварда Мунка, датированные 1890-1892 годами. Предположительно, во время прогулки с друзьями он стал свидетелем редкого атмосферного явления — перламутровых облаков. Это, или как говорят некоторые, последствия извержения Кракатау Индонезии, настолько потрясло художника, что он оставил в своем дневнике следующие строки:
«Небо вдруг стало кроваво-алым
Я оперся на изгородь и — смертельно усталый — смотрел
На пламенеющие облака, как кровь и меч над городом — над иссиня-черным фьордом и городом
Мои друзья ушли; я стоял там, дрожа от ужаса, и Почувствовал этот мощный, бесконечный крик силы природ». (орфография и пунктуация авторские — прим. ред.)
Впрочем, не все связывают «Крик» Эдварда Мунка с ужасом. Свою точку зрения «Вечерней Москве» озвучила эксперт премии Кандинского, заведующая кафедрой всеобщей истории искусств Российского государственного гуманитарного университета Красимира Лукичева.
— Мунк — художник символист и принадлежит этому жанру. Мне кажется, в «Крике» не стоит искать метафоры и значения в обыденном плане. Наверное, одной из главных особенностей Мунка как живописца является то, что в своем жанре он открыл новый ракурс, касающийся проблем экзистенциального плана. Он оригинален не только как живописец, но и художник-мыслитель.
Искусствовед отметила, что во всей остроте здесь стоит проблема человека, осознающего основное противоречие своего бытия, которое всегда конечно и исполнено мучений и страданий. И герой картины внезапно открывает это для себя, останавливается в потрясении и его душа, и он сам, издают этот крик.
— К сожалению, к нам приехала не самая красочная версия картины, в оригинале больше красного, цвета сильнее. Та, что висит в Третьяковке, более холодная, но выражает она те же чувства и идеи, — добавила художник.
Как считает Красимира Лукичева, искусство всегда говорило о человеке, о жизни и смерти, но делало это очень по-разному. Но такая открытость и правдивость, с которой художник ставит перед зрителем экзистенциальные проблемы страха, безусловно обладает огромной новизной.
Представляя себе экзистенциальные ужасы, которыми наполнена работа Мунка, многие москвичи задаются вопросом, а не способна ли такая необычная картина повредить психическому здоровью окружающих. Тем более, что вокруг полотна уже долгое время ходят слухи о проклятии. Люди, которые не самым бережным образом обходились с «Криком» или даже просто ненароком касались его, по разным источникам, неизменно погибали или становились калеками.
Впрочем, как сказал «Вечерней Москве» клинический психолог, писатель и телеведущий Михаил Хорс, от разового лицезрения полотна вы вряд ли захотите немедленно бежать записываться на прием к психиатру.
— За детей родители могут особенно не беспокоится и уверенно вести на выставку. Им не столько важно то, что они видят, так как система оценок толком еще не «настроена». Дети полагаются в основном на толкования. Увидев «Крик», они не знают, страшная она или нет. Если только родители им не объяснят. А вот взрослые, причем не обязательно с расшатанной психикой, но и в периоды личностных кризисов, способны попасть под влияние. Но если на таком контенте останавливать внимание регулярно, то произойдет «научение» нашего бессознательного и оно начнет подталкивать нас к похожим образам, — пояснил Михаил Хорс.
Говоря о психическом состоянии самого Мунка, Михаил Хорс подчеркнул, что с творческими людьми сложно что-то утверждать конкретно и лучше обратить внимание не на само творчество, а на поступки художника. Если человек отрезает себе ухо ради создания автопортрета, то с ним определенно что-то не в порядке. А вот если творец рисует будоражащие образы, то это вполне может быть попыткой эпатировать публику, дать то, чего она еще не видела и тонким расчетом.
Читайте также: Восстановление Нотр-Дама займет минимум 10 лет
Видео дня. Как не подцепить COVID-19, заказывая еду на дом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео