Ирония против грязи. Как сообщества в соцсетях повышают активность жителей 

Ирония против грязи. Как сообщества в соцсетях повышают активность жителей
Фото: АиФ Ростов
В 2018 году ростовчанин создал в Fa­ce­book сообщество «Красавец Военвед» (по имени одного из районов города) и стал публиковать снимки стареющей и неухоженной территории.
После этого были придуманы и другие локальные бренды — «Мудрый Нахичеван», «Красава Северный», «Братан Чкаловский». Какая цель при этом преследовалась, «АиФ на Дону» выясняли у автора.
Стыдно говорить про грязь
Михаил Кругликов, «АиФ на Дону»: Сергей, как пришла идея сделать локальные бренды?
Сергей Пименов: В детстве я жил на Военведе, и спустя много лет волею судеб вновь вернулся сюда. Раньше это был красивый район, военные решали поставленную задачу просто: появился приказ — делают. Озеленение нужно — вы­делили бойцов. А сейчас выходишь из подъ­езда и попадаешь в грязь. Те, кто здесь живёт, привыкли и не обращают внимания, а я ходил и ужасался.
Потом решил: нужно, чтобы страдал не только я. Для самопсихотерапии сделал медиапроект. По моему опыту, людям на город в целом уже всё равно — не верят, что что-то можно поменять. А свой район — это понятная история про конкретные места, где ничего не происходит много лет. Дело в том, что дома были построены в советское время на землях , а затем оно передавало их городу. Однако из-за ужасного состояния город их не принял, и теперь территория никому не принадлежит.
— В названии «Красавец Военвед» есть толика иронии?
— Всё время фотографировать грязь и разруху неинтересно — должно быть как минимум смешно. Да и без юмора здесь никак не выжить. Мой друг из Москвы сказал: подписался на «Красавец Военвед», как будто уже там живу. Люди следят за проектом как за сериалом.
— А как реагируют сами жители района?
— Я получаю эмоциональную поддержку, а также фото для проекта от жильцов соседних домов. Человек живёт всю жизнь в грязи, и ему стыдно об этом говорить. Но когда он видит, что кто-то за него показывает это и не стесняется, начинает понимать, что стыдно не потому, что они там живут, а что такое происходит. И больше становится тех, кому не всё равно. И это самосознание будет прогрессировать. Сейчас вся идеология строится на патриотизме. Военвед для меня — это локальный патриотизм, победа над тем, чтобы выходя из подъезда не наступать в грязь. Мы все можем что-то делать: я могу про это рассказать, кто-то может мусор убрать или хотя бы перестать кидать окурки.
— Почему этой активности не было до этого?
— Для этого нужен какой-то старт. Я вижу свою задачу в том, чтобы показать направления движения, а дальше уже кто-то идёт по ним, или нет. Не все умеют придумывать, и не у всех есть время для реализации идей.
— Как власти реагируют на такую инициативу снизу?
— Проектом заинтересовался депутат ЗС РО Сергей Замиховский. Я повёл его по ямам, по грязи и его это впечатлило. Пока ты ездишь по улице Таганрогской, этого мусора не видно, но стоит зайти на 150 метров вглубь, то всё вокруг меняется. Замиховский стал заниматься проблемой, и выяснились интересные вещи. Например, с канавой, проходящей через весь Военвед. Её в 1971 году построили бойцы стройбата для отвода воды. Сейчас она просто засыпана грязью и всё. Что нужно сделать? Прислать ещё двух бойцов стройбата, и её очистят за день. Но официально так нельзя: военные больше за эту территорию не отвечают. Замиховский отправил запрос в администрацию. Сначала они сказали, что объявят субботник и выделят рабочих, предложили жителям поддержать. А потом ответили, что очистка 250 метров будет стоить 1,3 млн рублей — то есть 5000 рублей за один метр. Всё это выглядит как какой-то маразм. Раньше эту работу выполняли два солдата, теперь власти хотят потратить на неё 1,3 миллиона рублей!
Почему я зацепился за эту канаву? Мусор во дворе я убрать могу, но эту канаву чисто физически нет. «Нужно улучшить в городе всё» — это абстрактно. А когда привязываешься к конкретной проблеме, сразу видна беспомощность власти.
Думаю, пока не будет выборов­ мэра и глав районов, не будет ответственности перед людьми. Есть пример женщины, мэра Якутска Сарданы Авксентьевой. Жители проголосовали — человек начал работать. Опыта особо не нужно: если грязно, то убери, что может быть проще?
Размеры и мерзлота
— А Ростов-на-Дону в смысле мусора как-то особенно выделяется?
— Я думаю, что в России везде так. Отходишь от центральной трассы, и начинается треш.
— Почему тогда в Европе больше порядка?
— В России огромная территория, в этом контексте её можно сравнить разве что с США. В Голландии, конечно, всё красиво и убрано, но там и парламентаризму полтора века, и размеры страны вообще другие. Англия — большая империя, которая жила много лет за счёт других стран. Россия не очень долго находится в капитализме, да и треть страны — это леса, тундра и вечная мерзлота. Россия — огромный масштаб, и мало кто его осознаёт территориально. Если в Магадан до сих пор дороги нет и добраться туда можно только на корабле или самолёте — о чём вообще говорить? Ещё есть вопрос воспитания: сменится не одно поколение, пока люди уйдут от советской идеологии. Те, кто не жили в СССР, будут воспринимать всё иначе, более свободно.
— Тогда нынешние 20-летние должны уже отвечать за свои поступки и среду вокруг?
— Да. Но если в 1990 годы была эпоха перелома, непонятная свобода и непонятные перспективы, то сейчас скорее время прагматиков, а места для андеграунда и творчества всё меньше. Я бы на месте тех, кому сейчас 20 лет, пошёл бы в госслужащие.
— То есть, конечная цель локальных брендов — поднять самосознание?
— Да. Для меня никогда не было проблемой что-то придумать. Мне хочется, чтобы через такую историю люди реально что-то изменили. Например, власти объявили месячный субботник, а люди вышли и убрали.
Районам нужны гимны
— А можно самосознание поднимать через творчество, например, через музыку?
— Через творчество можно всё, это один из самых эффективных путей. Хорошо, если бы кто-то написал гимн Военведа. Было бы как с «Левым берегом Дона». Эта песня стала по сути неофициальным гимном Ростова. Хорошая песня или картина, которая подвигнет к действиям, пишется только от души! Госзаказ тут не сработает, люди сразу поймут фальшь. А работать по заказу или на конкурсах — это не творчество, а ремесло.
— Официальный бренд города «Жизнь течёт рекой» отвечает действительности?
— Сама фраза определённо про Ростов. У меня большое количество друзей из Москвы, никто из них не уехал из нашего города недовольным. У нас есть гостеприимные люди, хорошая кухня — можно найти, где повеселиться. Но есть бренд, а есть реальность. Недавно после одной туристической выставки, которую я посетил, многие стали задавать вопрос: «А что вообще продвигали?» Продвигать просто Ростов странно. Надо делать акцент на конкретных местах и людях.
Видео дня. Как быстро убрать синяки
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео