Ещё

Кого и где российские хирурги бесплатно оперируют во время отпуска 

МОСКВА, 2 мая — РИА Новости, . Десятки хирургов-волонтеров берут отпуск не ради отдыха, а чтобы делать бесплатные операции детям и взрослым. По несколько раз в год они ездят в российскую глубинку, страны Африки и Азии, где иногда приходится оперировать на простых деревянных столах под тусклым светом. Осмотреть местные достопримечательности удается редко: работа кипит с утра до вечера — среди пациентов есть такие, кто ждал помощи годами и даже десятилетиями.
"Только в 53 года смогла попасть на операцию"
Михаил Колыбелкин и его сын Константин работают в отделении челюстно-лицевой хирургии детской больницы Новосибирска, но операции делают не только там. Во время законного отпуска Колыбелкин-старший уже побывал в Индии, Кении, Марокко, Иордании, Китае, бесплатно оперировал и в российских городах — Улан-Удэ, Уфе, Владимире, Липецке, Красноярске. А его сын Константин оперировал на Филиппинах. Хирурги избавляют детей и взрослых от расщелины неба и верхней губы.
Михаил в профессии уже 32 года. Первую операцию как волонтер провел в 2003-м в родном Новосибирске. Потом были десятки заграничных поездок, больше всего запомнилась первая — в Кению.
"Был июль. Когда уезжал из Новосибирска, стояла жара, а приехали на место — дождь, все в куртках. Очень удивился, все-таки Африка. Больница скромная, операционная оснащена нормально, а вот в некоторых палатах — это маленькие домики — земляные полы. Народ дружелюбный, встретили гостеприимно", — рассказывает врач.
Тяжело далась поездка в Китай — поток пациентов был такой, что приходилось оперировать по семь-восемь раз в день. «У нас была команда из девяти хирургов, мы осмотрели больше четырехсот человек, отобрали около трехсот. Я оперировал на простом деревянном столе при свете одной лампочки, но это не страшно, главное — инструмент хороший», — вспоминает Михаил.
Константин Колыбелкин добавляет, что график работы во время волонтерских акций — с девяти утра до 17-18 часов: «Как полноценный рабочий день, но от этого не устаешь, нет повседневной рутины, бумажной работы, как в городе. Физически это бывает тяжело, зато морально отдыхаешь».
Он объясняет, что бесплатные операции для него — способ саморазвития. «Я решил участвовать в волонтерской поездке, чтобы поучиться у профессионалов. Это важно для хирурга: общаться с мастерами своего дела, вместе оперировать, обсуждать рабочие процессы. Кто-то ради этого ездит на обучающие курсы, а мне нравится такой формат», — говорит младший Колыбелкин.
Врач признается, что больше всего его поразила Индия: «Я был в штате Ассам. Страшно смотреть: нищета, убогие дома, жуткая антисанитария, хотя больница оснащена хорошо. Однажды оперировал женщину с двусторонней расщелиной верхней губы. Ей было 53 года, всю жизнь она прожила с этим дефектом, только в зрелом возрасте смогла попасть на операцию. Индия — бедная страна, там много таких пациентов. А самый тяжелый случай был на Филиппинах: больного оперировали уже несколько раз, но швы на небе разошлись, расщелина огромная. В итоге я взялся — и все получилось».
Дорогу, питание и проживание врачей во время волонтерских акций оплачивает благотворительная организация «Операция Улыбка». Обычно в заграничные поездки отправляется большая команда медиков из разных стран: хирурги, анестезиологи, медсестры. Абсолютно все специалисты работают бесплатно.
"Ткани лица будто оплавились"
Челюстно-лицевой хирург из Владимира стал волонтером в 2004-м и с тех пор несколько раз в год выезжает в разные регионы России и за рубеж, чтобы оперировать бесплатно. В конце марта был в Боливии, вскоре улетит в Астрахань. «Сейчас я могу отлучаться так часто. А раньше, когда работал в госучреждении, приходилось брать отпуск за свой счет», — уточняет он.
Хирург отмечает, что с самыми сложными и запущенными случаями он столкнулся в Африке и Латинской Америке.
"Есть такое специфическое воспаление, при котором ткани на лице как будто оплавляются, остаются большие дефекты. В Африке, где здравоохранение развито плохо, люди с таким заболеванием предоставлены сами себе. Я оперировал одну женщину: у нее не было верхней губы и части щеки, верхние зубы торчали наружу, она не могла закрыть рот. И вот через неделю после хирургического вмешательства я посмотрел на нее и только тогда заметил, что на самом деле это молодая девушка. Раньше черты лица были настолько деформированы, что было невозможно определить возраст. И я подумал: как хорошо получилось, человеку теперь будет гораздо лучше — приводит пример Останин.
На условия работы в заграничных поездках врач не жалуется. «Там может быть не очень яркий свет, не слишком функциональный стол, но операционная — всегда нормальное закрытое помещение, при свете костров мы не работаем. Все расходные материалы, инструменты, стерилизаторы, испарители для наркозных препаратов привозим с собой. Наша команда — это маленькое самодостаточное отделение, нужен только пациент, все остальное — от операционного белья до последней нитки — мы ему предложим», — объясняет собеседник.
И признается: главное для него в волонтерских акциях — удовольствие, которое он получает от подобной работы. «Все волонтеры-медики в некотором роде профессионально деформированы. У нас нет хобби — мы просто очень любим заниматься своим делом. И работу выполняем очень хорошо, это не хвастовство, а реальное положение дел», — добавляет хирург.
Из трудностей он выделяет только те, что связаны с резкой сменой часовых поясов. «Я не так давно вернулся из Боливии — там разница с Москвой семь часов, первые два-три дня не мог выспаться. Но все это терпимо. Есть места, куда я приезжаю каждый год, ко мне на осмотр приходят мамы с детьми, которых я оперировал раньше. И слышу от них: „Сейчас у нас все хорошо“. Вот для чего я это делаю».
Один специалист на регион
В России операции по устранению расщелин губы и неба делают по квоте. Как правило, детей направляют в федеральные центры в крупных городах — Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. Однако получить бесплатную помощь не так просто. «Всегда есть люди, которые по разным причинам не могут покинуть место проживания. Второй момент: большинству детей с расщелинами неба требуется два или три хирургических вмешательства. Бывает, что квот не хватает, от этого страдают пациенты, прошедшие только первый этап лечения. Есть сочетания дефекта, которые включены в программу оказания высокотехнологичной медицинской помощи и не могут быть прооперированы бесплатно», — говорит Тамара Шухова, директор российского отделения фонда «Операция Улыбка», который оплачивает проезд и проживание хирургов-волонтеров.
"Устранение расщелины губы и неба — сложные операции. В некоторых регионах просто нет таких специалистов — вот там чаще всего и проводятся акции. Например, в Горном Алтае нет ни одного челюстно-лицевого хирурга, оттуда все дети едут к нам в Новосибирск", — уточняет Константин Колыбелкин.
"В России есть места, где на весь регион — один челюстно-лицевой хирург, — добавляет Андрей Останин. — В таком случае врач оказывает только экстренную помощь, у него нет ни времени, ни места в штатном расписании на плановые операции. Но если он не занимается лечением врожденных расщелин (а это самые сложные операции среди челюстно-лицевых), то никогда не станет по-настоящему опытным хирургом. На лечение выделяют квоты, однако представьте, что вы живете, например, в Улан-Удэ с тремя детьми и тут нужно лететь с четвертым в Москву. Да, это бесплатно, но никто не компенсирует расходы на питание и аренду жилья. Все эти вопросы решаемы, однако их очень много. И когда в регион приезжают хирурги-волонтеры, конечно, это очень сильно упрощает жизнь людям".
Видео дня. Российские знаменитости, выросшие в детдомах
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео