Ещё

Дом недели: особняк Святополк-Четвертинского на Поварской улице 

Фото: Москвич Mag
«Старинный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой… »: сюда вселил МАССОЛИТ, учреждение, возглавляемое несчастным Берлиозом, героем «Мастера и Маргариты».
Здесь же у него по прихотливым изгибам, подъемам и спускам здания, под сводчатыми потолками, расписанными лиловыми лошадьми с ассирийскими гривами, сновали и толпились литераторы, в том числе поэт Двубратский, беллетрист Бескудников, критик Абабков, новеллист Иероним Поприхин, Загривов, автор популярных скетчей, Настасья Лукинишна Непременова, сочиняющая батальные морские рассказы под псевдонимом Штурман Жорж. Далее из текста знаменитого романа читатель узнает, что «некогда домом владела тетка писателя — ».
По одной из версий, прообразом МАССОЛИТа писателю послужил особняк, выстроенный Борисом Владимировичем Святополк-Четвертинским на Поварской (дом 50/53, стр. 1).
Поварская ул., 1902 г.
Князь представлял древний литовский, польский, затем русский род. Четвертинские числили себя родственниками чуть ли не Рюрика. Сама же фамилия образовалась от вотчины Четвертня на Волыни, а род впервые упоминается в исторических документах 1388 года, хотя, если быть точными, легенды хранят имя Святополка Окаянного, отрицательного персонажа, организатора убийства братьев — князей Бориса и Глеба. Борис Владимирович приходился внуком отважному герою 1812 года, полковнику Борису Антоновичу Святополк-Четвертинскому.
Особенного следа в истории владелец дома на Поварской не оставил, разве что сам дом, которому досталась бурная жизнь. Борис Владимирович увлекался разведением лошадей (предпочитал орловских рысаков) в подмосковном имении Успенское близ Звенигорода, доставшемся ему в качестве приданого жены, Веры Александровны Араповой. К слову, от первого брака та имела двух дочерей, из которых старшая, Анастасия, вышла замуж за финляндского барона, офицера российской армии Эмиля Маннергейма, в 1944 году ставшего президентом Финляндии.
Борис Святополк-Четвертинский, подыскивая место для московского особняка, нашел его близ Новинского бульвара, где некогда кончался город. Узкий участок неправильной формы в 680 квадратных саженей проходил вдоль западной границы парадного двора усадьбы барона, историка и коллекционера Михаила Львовича Боде-Колычева. Князю удалось уговорить Боде продать землю, ничем важным не застроенную, и они стали соседями. Проект Святополк-Четвертинский заказал архитектору Петру Самойловичу Бойцову (1849–1918).
Интерьер ЦДЛ Об авторе уникальных построек, декораторе, «ученом рисовальщике» публикации редки, нет мемуаров и архива и ранее отсутствовали отдельные исследовательские труды, посвящен