Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Сто лет Баухауса: как немецкие архитекторы научили нас жить в "коробах"

Москва, 11 мая — РИА Новости. В этом году исполнилось 100 лет Баухаусу — одной из самых известных архитектурных школ ХХ века. В частности, ее представители изобрели многоквартирные пятиэтажки, определившие облик многих больших городов. Идеи Баухауса проникли в разные сферы жизни. О том, что общего между немецкой архитектурой, русским авангардом, общественной прачечной и каршерингом, — в материале РИА Новости.
Простота и четкость
Строгость линий, лаконичность цвета, декора и главное — функциональность. Архитекторы Баухауса, выпустившие манифест в 1919 году, ратовали за простоту и утилитарность. В веймарской школе преподавали не только лучшие немецкие специалисты, но и такие выдающиеся русские художники, как и .
В Москве об этой архитектуре напоминают в том числе станция метро "Аэропорт" и знаменитый дом Наркомфина.
Во многом идеи Баухауса были созвучны тому, чем занимались русские авангардисты. Впрочем, и немецкие архитекторы оставили след в российских городах. В 1930-х три десятка германских специалистов проектировали Магнитогорск, Пермь, Соликамск, Биробиджан. Реализовать задуманное им удалось лишь отчасти — несколько человек репрессировали.
Что общего у авангарда и современного каршеринга
Представители Баухауса, как и их коллеги тех лет в России, Франции, Италии и США, во многом определили архитектуру будущего. "Многое придуманное тогда актуально до сих пор. И, думаю, будет актуальным еще долго. Мы каждый день сталкиваемся с инновациями 1920-х, с идеями Баухауса", — рассказывает директор Музея архитектуры имени А. В. Щусева Елизавета Лихачева.
"Например, общественные прачечные, — продолжает эксперт. — Не каждый ставит у себя стиральную машину, которая на самом деле пожирает огромные ресурсы. В США и Европе в подвале дома обычно есть общая прачечная, и все этим пользуются". В России пока общественных пространств меньше: дает о себе знать коллективизм, насаждавшийся в течение 70 лет, добавляет Елизавета.
Впрочем, в последние годы ситуация меняется. Лучший пример — такой сервис, как каршеринг, то есть прокат машин.
"Активное потребление, зародившееся в XIX веке, экстенсивно осваивает природные ресурсы. Представьте, сколько нужно металла, чтобы сделать автомобиль. Не говоря уже о бензине и остальном, — рассуждает Лихачева. — Другой пример: фабрики-кухни, уменьшающие время на готовку. Во времена Баухауса холодильников не было. Чтобы приготовить завтрак, обед и ужин на троих человек, приходилось проводить на кухне весь день".
Нужно было растопить печь или зажечь керосинку, добиться определенной температуры и только потом приступать к готовке. Фабрики-кухни и общественные столовые, где можно было поесть, не тратя время на готовку и мытье посуды, сильно упрощали быт.
"Баухаус решал проблемы общего развития цивилизации, — отмечает Елизавета. — Расширение городов было связано с ростом производства и научно-технической революцией, начавшейся в конце XVIII века. Урбанизация поставила новые задачи перед архитекторами. В первую очередь — строительство недорогого городского жилья, максимально экономного и экологичного".
Откуда взялись пятиэтажки
Пятиэтажные дома без лифтов с малогабаритными квартирами — одно из главных достижений Баухауса. В России их называют хрущобами, ругают за плохое качество и тесноту. И мало кто знает, что подобный проект впервые представил архитектор ван дер Роэ на международной выставке в Штутгарте в 1927 году.
"Большие квартиры сложно убирать, а нанимать прислугу — дорого, — поясняет Елизавета Лихачева. — Именно поэтому специалисты тех лет исходили из того, что нужно уменьшать жилплощадь. Так возникла концепция небольших квартир с одной-двумя спальнями плюс гостиная и кухня". На самом деле пятиэтажки в Москве разные — и по качеству, и по площади. Те, что возводились еще до войны, сейчас считаются советским конструктивизмом.
"Есть дома, которые проектировали и строили архитекторы и , они качественные. А есть "хрущобы" — так называемые лагутенки. Купили французский проект, и инженер Лагутенко его максимально удешевил", — уточняет искусствовед.
В последние годы конструктивизм и модернизм в моде. В простых и лаконичных линиях этих домов видна определенная концепция.
"Некоторые предпочитают модернизм и с удовольствием живут в этих домах, — говорит директор музея архитектуры. — Это, например, молодые преуспевающие городские жители, так называемые яппи. Их вполне устраивают небольшое жилье. Им нужно место для ночевки и хранения вещей. Они не приглашают к себе гостей: традиция хлебосольства из городской культуры практически ушла, люди встречаются в кафе".
Экономное использование ресурсов
Баухаус не ограничивается лишь жилищным строительством, это еще и система производства, где все подчинено дизайну. "Но эти идеи годились только для относительно свободного конкурентного общества. В тоталитарной системе Советского Союза они были востребованы непродолжительное время — в годы НЭПа", — подчеркивает Лихачева.
Товары постоянно улучшались, ассортимент расширялся — началась эпоха потребления, когда люди не чинят вещи, а покупают новые.
Это, добавляет эксперт, американский вариант, по которому мир пошел после Второй мировой войны. "С другой стороны, сейчас проявляется другая тенденция, тоже заложенная архитекторами Баухауса, — заключает директор музея архитектуры. — Речь о большей экономичности жизни. Логика связана скорее с идеологическими представлениями о том, что мы не должны в таком объеме тратить ограниченные ресурсы".