Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Владимир Левкин: С Женькой Осиным работать было тяжело

Этой весной культовому бойзбенду «На-На» — 30 лет. Но в разговоре с первым вокалистом группы обошлось без ностальгии. О том, как и чем сейчас живет , журналисту рассказали сам музыкант и его жена Маруся Левкина.
Владимир Левкин: С Женькой Осиным работать было тяжело
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
— Выступаете, как знаю, уже не дуэтом, но трио — с дочкой?
Владимир Левкин: На днях записывали песню. Смотрю, Ника прям горит, температура... Маруся — ей: «Ну что, едем домой?» А Ника вышла, легла и тихонько нас ждала. «Нет-нет, вы же должны записать...» Мы вместе с детским центром «Светик-разноцветик» записали песню: такая классная, там Ника рэп читает. Валера Ткачев эту песню написал. У Маруси есть альбом, своя концертная программа, у меня тоже есть концертная программа. Иногда мы вместе работаем, иногда берем Нику на одну песню. В Израиле она собирала все цветы и уходила вот с такой охапкой.
— Кто, кстати, имя дочке выбирал?
Маруся Левкина: Это целая история! Десять дней она была просто «кошечка», «дочечка» и «малышка». Я хотела назвать Александрой, как в фильме «Москва слезам не верит». Владимиру Александровичу (тогда еще был жив папа Володи) было бы приятно. А Володя: «Девочка не должна носить мужские имена!» Это его позиция. Я предлагаю: может быть, Юленька? Он: «Это же Левкина, должно быть победоносное имя». Уже была у нас в семье Вика, старшая дочь, и мы вначале Нику назвали Вероникой. Две дочери на букву «в». Приезжаю домой, а мама моя плачет: «У меня внучка Вероника Владимировна, как эти юмористы в платочках и с усами». Я говорю мужу: «Мы же хотели Ника, Николь, победа»... Вот как-то так и сложилось.
В.Л.: А теперь я расскажу. Свою версию. Дело в том, что у меня был рецидив
— С онкологией?
В.Л.: Да. И Маруська в это время моталась между мной, работой и домом. И, слава богу, все ей помогали — и тесть, и теща, и мама моя, и ее сестра... Меня выпустили, чтобы встретить Нику, буквально на 3–4 дня, и потом еще через какое-то время отпустили. И вот когда опять ехал в больницу, я в нашем чате семейном написал: «Ника Владимировна».
М.Л.: Для нас это действительно очень символично, Володя второй раз победил рак.
В.Л.: Да, я уже шел на поправку, уже была операция проведена по пересадке костного мозга. То есть серьезная операция Ничего не хочу сказать, просто как-то в жизни срослось таким образом, что рядом со мной человек, с которым можно делить все: сцену, дом.
— Посмотрел я, вы все время вместе ходите. Некоторые мужья не очень любят жен пиарить.
М.Л.: Я всегда против, когда говорят: встречайте, жена Владимира Левкина. Обижаюсь: я пришла как певица Маруся. Потому что жена, это которая суп варит и детей воспитывает. Но жена я дома. А когда это касается сцены, то я прихожу не как жена.
— Мне кажется, сценическая деятельность жен все-таки должна семейной жизни мешать. Я беседовал с Людмилой Поргиной, вдовой Караченцова, и она рассказала, что Николай Петрович ей сразу сказал: кино — это мое, а твое дело — дети, семья, в театре можешь выходить на сцену. Как к такой установке относитесь?
М.Л.: У нас не так: пишем семейный альбом, там песни про маму, про родителей Кстати, Ника уже не слушает детское радио, она с двух лет слушает , знает его репертуар, каждый клип — наизусть, хотя в ее репертуаре — детские песни. Мы с Володей иногда сидим, смотрим эфиры центрального телевидения, а там детские конкурсы, но дети исполняют взрослые песни...
В.Л.: Я недавно вернулся с детского конкурса, и меня поразило, что детские песни поют практически единицы. Вот в 6 лет выходит девочка и начинает петь что-то вроде «Я тебя люблю, я тебя не люблю...» Что это такое? Слава богу, у нас остается наследие Шаинского и всех остальных людей, которые писали детские песни. И в этих песнях есть то, что и должно быть: просто солнышко, просто черепаха, львенок, улыбка, то, что воспринимается очень здорово.
— Материал для таких песен сегодня кто пишет?
В.Л.: Очень многие. И , допустим, наш товарищ, и Костя Бусыгин. Я уверен, что у многих композиторов есть такие песни. Просто, к сожалению, они коммерчески невыгодны. Ну как продать детскую песню? Никак ее не продашь.
М.Л.: Телевидение так воспитывает и музыкальных работников, которые занимаются с детьми, и родителей, которые приводят детей на телевидение. Например, Ника меня спрашивает: «Мама, я не понимаю, почему раньше всегда пели о любви, а сейчас песни про расставание, измены, раздевайся, ложись?..» Понимаете, это же ребенок, он все слышит. Мне так стало неудобно, я говорю: «Да нет, Никуша, раньше тоже пели про расставание, люди всегда сходились, расходились». Она задумалась и говорит: «Вот скажи, у Бузовой есть жених?» Я отвечаю: «Наверное, нет». Да, говорит, вот у нее все такие песни, наверное, мама, действительно у нее нет жениха.
В.Л.: Мы записали с Никой песню «Солнце». Через какое-то время мне начали звонить люди, которые работают с детьми, и говорят: «Володя, дай «минус». Я объясняю: «Ребята, вот композитор , пожалуйста, звоните ему, с ним разбирайтесь». Так что ты думаешь, нашли в интернете где-то «минус» и поставили. А ведь Андрюша как автор должен получать за это маленькую хотя бы, но копеечку. И это честно, это по-пацански.
— Ты про Израиль упомянул, но ты ведь и в Сирии выступал. Расскажи, когда и как это было?
В.Л.: Это было дважды. Понимаешь, отец военный, царствие ему небесное, и когда предлагает определенные концерты, я очень редко отказываюсь. А тут поступило предложение слетать к ребятам в Сирию, просто поддержать. Большая команда артистов собралась. , Данко, , артисты , , ... Вел концерт актер . И я говорю жене: слушай, я тут слетаю в командировку в войска. Маруся: «Никуда ты без меня не полетишь». Вот так было.
— А дочь, Ника Левкина, в проекте «Голос», допустим, не будет участвовать?
В.Л.: Нет, сейчас нет. Сейчас она пойдет в музыкальную школу. Для меня, как для человека, который давно занимается эстрадным искусством на протяжении какого-то количества лет, ясно, что база должна быть.
М.Л.: Мне еще кажется, что Ника и конкурс — это немножко несовместимые вещи, потому что сейчас шла реклама этого «Голоса» детского, она так посмотрела и говорит: «Ты знаешь, мама, мне надо тебе что-то сказать — мне не нравится, что кто-то лучше меня». Я думаю, что сейчас любой проигрыш, если он случится, может очень сильно психологически ей навредить. Поэтому лучше без них.
— А вы смотрите с дочкой подобные шоу?
В.Л.: Я — нет, я как член жюри очень часто езжу на детские фестивали и конкурсы, очень часто...
М.Л.: Когда их показывают, у нас это время для всяких настольных игр. Русское лото, например. Мы выключаем телевизор, сбрасываемся — каждый по соточке.
— Что, и у Ники тоже есть соточки?
М.Л.: Да, Ника зарабатывает деньги — с каждой съемки, каждого выступления, каждого эфира мы ей платим. Когда я поняла, что игрушек уже так много, что ребенок перестает это ценить, я все перевела в денежный эквивалент. Когда она накопила первую тысячу, пошла, сама купила себе «Лего».
В.Л.: Был у нас с Никой очень серьезный разговор, потому что, когда она собрала первую тысячу, она хотела всю ее отдать детям. Я очень долго ей объяснял, почему делиться — это хорошо, но нельзя отдавать все. Потому что у тебя же есть какие-то свои потребности. Если ты хочешь отдать на благотворительность, отдай 10 процентов. Она так подумала и говорит: ну ладно, хорошо, тогда я себе что-то куплю. Я говорю: пойми, конечно, ты еще заработаешь, но именно в данный момент мы же не знаем, вдруг тебе что-то понадобится прямо сейчас, а ты уже все отдала.
Это, конечно, твои деньги, но бюджет все равно семейный. Я немножко виню себя за то, что в свое время старшую дочь Вику упустил, не видел этого. Она в инстаграме написала: как я за вас радуюсь, жаль, что ты меня в свое время так не видел, но я все понимаю. Мы в инстаграме иногда друг друга подкалываем.
М.Л.: Буквально вчера я выложила пост: смотрите нас на Первом канале. И одна девушка прокомментировала: опять эти Левкины, как же они надоели. Я написала: крепитесь, потому что мы не остановимся. Ты не ходишь на эти эфиры, начинают писать: куда-то пропал. А артист никуда не пропадает, это не только про нас, вообще про наших коллег всех — если они не ходят на эфиры и их нет в ротации крупных радиостанций, это не значит, что у них нет песен. Сейчас вспомню Децла. Когда он давал свое последнее интервью, журналист сказал: «Куда-то вы пропали...» Кирилл ответил: «Я за 10 лет выпустил 7 альбомов, это вы пропали из моей жизни». Поэтому эфиры, конечно, нужны, чтобы люди просто помнили.
В.Л.: Как-то администратор в провинцию приехала договариваться о выступлениях исполнителей, я был в их числе: «Левкина видели вчера на Первом, значит, берем». А там полуразрушенный дом культуры, ни туалетов, извиняюсь, ничего. Местные говорят: «Левкина привезешь — туалет построим». Мы приехали, стоит новенький туалет, вот честно. По большому счету, в нашей глубинке, там, где остались дома культуры, там, где остались красные уголки, люди ждут тех, кого видят по телевизору.
— С ТВ ведь и подставы случаются, не так ли?
В.Л.: Я хожу на ТВ только для того, чтобы почтить память, или сказать спасибо, или поздравить человека, кому посвящен эфир. И к Женьке Осину я пошел и сказал только то, что хотел сказать. Я хотел ему сказать спасибо. Как-то мы были на передаче, где мыли косточки Вадику Казаченко. А мы сидим за кулисами, ждем. Нас не зовут и не зовут, не зовут и не зовут... В конце концов приглашают, показывают наш клип и говорят: «А вообще на эстраде можно и по-другому: можно жить, рожать детей». И мы такие сидим — положительный пример...
М.Л.: А я сейчас расскажу правду-матку про то, как редактор приглашает тебя на одну тему, а тема оказывается совершенно другая. Это так неприятно на самом деле.
В.Л.: Нас с Марусей как-то приглашают на эфир. Про любовь, о любви. Мы приезжаем, уже вошли в кадр, а нам: ребята, а вы знаете, это какой эфир?
М.Л.: Передача была с Малаховым, который Геннадий. И он говорит: сегодня тема нашей программы «Бес в ребро».
В.Л.: Старые мужья молодых девчонок. И все сидят, оглядываются, друг на друга смотрят, а деваться уже некуда.
М.Л.: Вот на похороны Кирилла Толмацкого мы не пошли. Просто пойти, как многие, ради тусовки, это противно, мерзко и низко. А поддержать Александра Толмацкого, не как бывшего продюсера Децла, а как отца, мы для этого и так нашли слова.
— Лично я, кстати, был приятно удивлен, когда узнал, что ничего у него в крови не нашли, в смысле — ни алкоголя, ни наркотиков. Отчего пьют артисты, от невостребованности или по привычке?
В.Л.: Нет, тут совмещается несколько вещей. Люди творческие привыкли и винца после концерта выпить, и не только винца. Но когда ты помнишь, что у тебя семья, что тебе к ребенку возвращаться, который после твоего концерта тебя ждет, между прочим... Понимаешь, у , у Женьки Осина не было рядом человека, который мог бы что-то такое сказать...
М.Л.: У Жени Осина была и жена прекрасная, Наташа, и прекрасная дочка. Мы были на похоронах и видели эти искренние слезы, и дочь прочитала настолько проникновенно стихотворение, которое написала накануне... И все это было так по-настоящему, что я бы не хотела винить жен.
В.Л.: Маруся, да я не виню! Но с Женькой и работать тяжело было в свое время, его всегда надо было как-то сдерживать, приструнивать что ли.
М.Л.: Мне кажется, просто нужно понимать, что алкоголизм и наркомания — это болезни. Болезни, которые нужно лечить очень серьезно, а не силой воли или любовью.
СПРАВКА
Группа «На-На» была создана в Москве в 1989 году руководителем группы «Интеграл» Бари Алибасовым. Отсмотрев большое количество претендентов, Алибасов на роль первого вокалиста выбрал Владимира Левкина, который умел играть на гитаре и даже сочинял песни. В итоге в первый состав группы вошли Владимир Левкин и бывшие участники группы «Интеграл» и . А потом «На-На» стала одним из первых классических бойз-бендов в России. Состав, который теперь принято называть каноническим, был сформирован в 1991 году: это Владимир Левкин (вокал, гитара), (вокал, бас-гитара), Владимир Асимов (вокал, акустическая гитара) и (вокал, басгитара). При этом коллективу еще был придан инструментальный ансамбль и танцевальная группа. Жеребкин и Политов до сих пор остаются в «На-На», Левкин покинул группу в 1998 году, Асимов — в 2003-м.
КСТАТИ
«Вечерка» стала первой газетой, которая заметила группу. Вот цитата из заметки 1989 года: «Сенсацией стало появление среди лидеров молодой группы «На-На». Несколько дней назад она с успехом выступила в спорткомплексе «Олимпийский» в программе международного музыкального фестиваля «Музыка-89». И вот уже песни в исполнении молодых артистов звучат по радио и с экранов телевизоров. Безусловно, успех». По итогам «Музыкального марафона «Вечерки» 1989 года группа «На-На» была названа «открытием года», а в 1991 году по опросу читателей «Вечерки» «На-На» заняла первое место среди поп-групп.