Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Уссурийский «Склиф»

Между смешными байками и серьёзными мемуарамиОжоговый хирург с двадцатилетним стажем начал писать ещё в 1994 году, но полноценно взялся за творчество в 2003-м. Книги Панкратова — это что-то среднее между медицинскими байками и мемуарами врачей мировой величины, например и . Как определяет сам автор, это литература, написанная врачом о врачах, которую сегодня крайне редко встретишь. Медик выпустил уже две книги — сборник «Режим ожидания» (повесть и рассказы) и роман «Бестеневая лампа».«Люди перестали читать и начали смотреть врачебные сериалы — „Склифосовского“, „Земского доктора“. То, что я пишу, максимально близко к „Склифу“, а именно — истории из обычной жизни врача. Я вырос в медицинской семье, и об этом можно много рассказывать. Мои родственники и их коллеги — люди со своеобразным взглядом на действительность, очень образованные и интеллигентные профессионалы с широчайшим кругозором, умением брать на себя ответственность», — рассказывает доктор.Несмотря на ориентацию публики на телевизор, поклонники у писателя нашлись сразу. Несколько глав первой книги Панкратов опубликовал на своей странице в фейсбуке, где и нашёл первых читателей. В каждой книге главный герой чем-то напоминает автора, но всегда носит черты ещё одного-двух прототипов.«Проще брать себя за основу, постепенно добавляя новых черт. Автобиография мало кого интересует, а вымышленный герой может на перепутье пойти совсем иным путем, нежели я, и за этим хочется следить как писателю, так и читателю. При этом герой может поступать как хорошо, так и плохо. Если мотивировать поступки персонажа, то читателю, такому же разному, гораздо проще ассоциировать себя с героями книги. Об этом говорил и мой друг, который сейчас пишет сценарии сериалов для федеральных телеканалов, отмечая, что на неидеальных персонажей интереснее смотреть. А судя по реакции моих читателей, книга цепляет, потому что они прочитывают её всего за несколько часов», — отмечает Панкратов. «Синдром пионера» и приёмы Стивена КингаКак признаётся автор, создать свой стиль ему во многом помогли произведения и . У американского классика он научился профессиональным крючкам, которые привлекают внимание.Один из приёмов, используемых в новой книге, — «синдром пионера», когда автор последовательно проговаривает свою позицию устами персонажей. В «Бестеневой лампе» разговор о советской и российской медицине ведут главный герой и его дед. «Герои вспоминают о своей жизни, сравнивают вещи из прошлого и настоящего. Например, описан один преподаватель из Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова из Санкт-Петербурга, который любил пофилософствовать. Умнейший человек, советник главного хирурга в Афганистане во время войны. Или мой дед, которому посвящена книга, — его считали лучшим хирургом военного госпиталя в Уссурийске за сто лет. как-то сказал, что мы стоим на плечах гигантов. Дед и его коллеги как раз и есть те гиганты, на плечах которых стоит современная медицина. Таких людей нельзя забывать», — отмечает Панкратов.По словам автора, сегодня в российском обществе усилилась конфронтация между врачами и пациентами. И литература о медицинских работниках во многом помогает стравливать пар негодования, показывая жизнь медработников будущим и нынешним пациентам.«Вроде банальная мысль, что врачи тоже люди, которые могут болеть, ошибаться, жить вне больницы, сталкиваться с нежеланием пациентов получать помощь, но об этом всё равно нужно говорить. Нечто подобное показывали в фильме о службе скорой помощи „Аритмия“, но здесь важно показать, что ситуации в жизни врачей могут быть разными», — добавляет Панкратов.

Уссурийский «Склиф»
Фото: Дальний ВостокДальний Восток

Краудфандинг и встреча с читателямиПервую книгу Иван издал через механизм краудфандинга. Средства на издание в мягкой обложке удалось собрать в фейсбуке за три недели. Сборник объёмом двести страниц вышел тиражом сто экземпляров, книга была отпечатана в одной из местных типографий. Экземпляры «Режима ожидания» ушли в Испанию, Австралию, Москву, Санкт-Петербург, Краснодар, Екатеринбург. После этого автор допечатал и отправил заказчикам еще 50 экземпляров. «Бестеневую лампу» автор решил издать за свой счёт, деньги на это начал откладывать после выхода «Режима ожидания». Новая книга в твёрдой обложке была в два раза толще предыдущей. Типографию автор нашёл через интернет. Презентация романа состоялась в марте в одной из владивостокских молодёжных библиотек «БУК», пригласившей автора на встречу с читателями.«У меня жена по образованию маркетолог, и мы вместе пытались прорекламировать новую книгу. Она звонила по разным местам, и руководство библиотеки согласилось на презентацию, причём без какой-либо аренды за зал. Пришло около 60 человек, хотя я рассчитывал на меньшую аудиторию. У кого-то книга была, кто-то пришёл за автографами, а некоторые собравшиеся и вовсе не читали меня. Разговор шёл о медицине, старых врачах советской школы, но затронули и тему профессиональных баек, хотя изначально говорить о них не хотелось. Проговорили почти два часа, многие читатели благодарили меня за книгу», — рассказывает автор.В мае Иван Панкратов примет участие во втором фестивале «Литература Тихоокеанской России» (ЛиТР), где хочет познакомиться с коллегами, также пишущими о Владивостоке, Приморье и всём Дальнем Востоке. Во Владивосток съедутся известные российские писатели , , , и многие другие. Панкратов с романом «Бестеневая лампа» будет номинирован на соискание литературной премии «Дальний Восток» им. В.К. Арсеньева. По словам одного из членов жюри, писателя , премия должна поддерживать людей, которые пишут о регионе.

Заявка на медицинскую сагуПисатель планирует дополнить «Бестеневую лампу» второй частью, которая в будущем войдёт в одну книгу. Читатели узнают, что стало с главным героем, как он изменился за прошедшее время. Будет описан пятнадцатилетний отрезок жизни — от капитана медицинской службы до подполковника и гражданского врача. Сам автор долгое время работал врачом именно в военном госпитале.Как признаётся Панкратов, самых острых отзывов он ждал от коллег. Книга быстро разошлась в больницах разных российских городов, в некоторых её читали целыми отделениями.