Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Поющие (не) в унисон

Некогда большую и дружную семью разрушили войны и лишения, голод и холод, мрак и репрессии века ХХ-го. По прошествии долгих и мучительных скитаний, горнил огня и меча, жестокостей и унижений матери и дочери, внучки и сестры оказываются в одной квартире. "Но как жить? Как же жить?" На судьбы этих людей выпало столько страданий, что перешагнуть через них крайне сложно ("невозможно", - думала я, сидя в зале), забыть и смириться – тем более. У них отчаянно не получается слушать и слышать другого. Я им сочувствую, я сопереживаю, я их люблю и ненавижу, понимаю каждого по отдельности и всех вместе. Лика, Саша, Нета, Люба, Эра, Катя, Оля, Михал Михалыч, Лора, Галя, Рая – по их жизням прошёлся каток жесточайших испытаний. И неважно, сколько каждому лет – каждый хватил горячего до слёз, у каждого своя боль. Весь спектакль полон скорби и сострадания, эмоционального потрясения и глубокого сочувствия. Фото: Как можно пережить ужасы допроса, эвакуации, существования (какая там жизнь!) в далёкой от Москвы Уфе, медленную смерть матери на разъезде Шубаркудук, кошмары войны, предательство, непонимание и нелюбовь близких? Сосуществовать вместе в квартире, в то время как существование каждого заполнено лишь выживанием, непроходящей болью, руганью, местью. Вырваться из ада пытаются все, однако он слишком цепко держит всех в своих лапах. Ты чувствуешь его зловещее дыхание, когда в исторический зал театра Маяковского (а всё действие разворачивается именно там), вносят портреты тех, кого уже нет в живых. Среди них – фотографии-свидетельства личных архивов артистов театра (отдельная благодарность художнику-постановщику Монике Пормале и художнику по свету – Оскарсу Паулиньшу). История страны ХХ-го века отразилась в истории семей. Фото: Сергей Петров Спастись и простить, переступить и стать милосердным для этих людей практически невозможно, уже второй день подряд мне приходят мысли о том, что в их душах наступила бы кромешная тьма и лютая злоба, если бы не один-единственный человек – Лика (нар. арт. РФ Евгения Симонова). По-житейски мудрая, всё видящая, всё понимающая (хотя и ослепшая) МАТЬ. Она пытается сделать невозможное – примирить то, что никак не поддаётся примирению. Невозможно примириться Эре (блистательное исполнение Зои Кайдановской) – дочери репрессированной немецкой коммунистки – с изменами мужа Саши, сына Лики (). Да и как смириться, если у него детей "почти пятеро, но это неважно", для него "это всегда было раз плюнуть". Но горемычная медсестра Рая (), всхлипывая у телефона, тоже очень хочет, чтобы у её детей был отец. Как можно смириться с тем, что человек, сам пройдя через череду катастроф, продолжает предавать и доносить на своих же родных (сестра Лики, Нета – засл. арт. РФ )? Никак (на месте Эры я бы тоже такую тётку выгнала из дома). Фото: Сергей Петров
Поющие (не) в унисон
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru
И всё же мудрая Лика – не единственное, что соединяет людей. Они поют в хоре, готовясь ко Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, событию чрезвычайно важному (не зря Станислав Геннадиевич (засл. арт. РФ ), руководитель Московского хора с таким "усердием" проводит репетиции). Искусство необходимо для того, чтобы не умереть от реальности (да пусть себе на здоровье сетует на их пение концертмейстер Дора Абрамовна (). Мне очень хочется верить в то, что мелодии Баха и Перголези, Шуберта и Моцарта хотя бы ненадолго возносят их души ввысь, иного луча света у них нет.