Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

«Мы друг друга не понимали, даже фото общих нет». Сын Бродского об отце

24 мая Петербург будет отмечать день рождения великого поэта . Правда, так величают Бродского только в последнее десятилетие. До этого Иосиф Александрович был забытый всеми опальный поэт, тунеядец и ссыльный.

«Мы друг друга не понимали, даже фото общих нет». Сын Бродского об отце
Фото: АиФ Санкт-ПетербургАиФ Санкт-Петербург

В канун 79-го дня рождения своего отца единственный сын Иосифа Бродского рассказал о том, что думает о культе своего отца и почему так и не смог найти с ним общий язык.

Видео дня

Бродский - это символ Петербурга

SPB.AIF.RU: - Андрей Осипович, почему вы никогда не участвуете в праздничных мероприятиях, посвящённых отцу?

Андрей Басманов:- Я и с прессой не люблю общаться. Для чего мне это? Я отдельная фигура, не нужно сравнивать меня с отцом. У меня своя жизнь, мне 52 года, и она никого не касается. Я же не обезьяна в зоопарке. Знаете, как мне надоело, что меня узнают на улице, подходят с расспросами (Басманов действительно очень похож на знаменитого отца. - Прим. ред.)? И с людьми, которые занимаются устройством фестивалей, музеев, прочего у меня слишком мало общего. Я не публичный человек, вполне асоциальный тип, это у нас - семейное (смеется). Я даже фильмы документальные про отца смотрю редко, тем более, далеко не всё там соответствует истине.

- Как вообще относитесь к культу Бродского? Сейчас поэт и на футболках, и на кружках, и на значках, и кафе в его честь называют...

- На улицах я не очень замечаю, наверное, пути не пересекаются. А в Интернете часто вижу. Отношусь нейтрально - люди зарабатывают, как умеют. Главное, чтобы это было красиво и без карикатуры. А если что-то не нравится - я не бегу с криками и кулаками ругаться, всё равно ничего не изменишь. В конце концов Иосиф Бродский - такая же неотъемлемая часть Петербурга, как Пушкин или Достоевский. Он вырос здесь, сформировался как личность.

- А вы думали, что было бы, если Бродский остался в стране? Если бы не было этого суда, высылки...

- История не имеет сослагательного наклонения. Мы не можем знать, как было бы, если бы... Безусловно, знакомство с моей матерью, их непростые отношения, борьба за своё место в жизни в конечном итоге сделали того самого Иосифа Бродского. Несомненно, все эти аресты, суды, ссылки-высылки оказали на него существенное влияние. И на его творчество - тоже. Но и без высылки он уже стал Поэтом. Возможно, наследие было бы чуть иным, но в целом, ничуть не меньшим...

- Вы следите за современными поэтами? И есть ли любимые авторы?

- Я, как и отец, гуманитарий. Как и матушка - рисую. Но после школы образования не получил - отучился год в художественном институте, а потом началась перестройка, я деньги хотел зарабатывать. Специально за поэтами, естественно, не слежу. Хотя сейчас, спасибо Интернету и соцсетям, чтобы получить признание, в принципе, даже и печататься не обязательно... Из современных я бы выделил Анну Долгареву, Наталью Разувакину, , ... Есть целый ряд людей, которые, безусловно, талантливы, но таланта одного мало. Надо ещё и человеком быть, вести себя по-человечески, и тогда не так важно, за кого ты, за белых или за красных... Из любимых поэтов я бы отметил Высоцкого. Писателей любимых много. Крапивина люблю.

- Почему в списке нет вашего отца?

- Уровень отцовской поэзии другой, он выше. Понимаете, Высоцкий и другие, кого я перечислил, - они про человека и человеческое в человеке. А отец занимался несколько другим... Надмирное, зачеловеческое... Меня это не очень привлекает.

- А вы сами пишете стихи?

- Нет. Хватит в семье одного поэта. А что касается меня, то я всю жизнь работал на простых работах: на стройке, кондуктором в транспорте. Тем более что поэт - это не профессия. Это призвание.

Об отце узнал случайно

- В каком возрасте вы поняли, что вы сын поэта? Всегда знали?

- Нет. Я стихи его прочел только в классе... В пятом, наверно, лет в 10.

Отца я помню хорошо – с нами он не жил, но мы регулярно ходили с ним гулять у порта. Последний раз я видел отца в пять лет, а потом он уехал из страны. Мама никогда не говорила, где он. Но вопросы, конечно, у меня были. Он всегда нас с мамой поддерживал. Ей вещи присылал, мне машинки да самолетики разные. Письма писал.

Затем мы виделись с ним, когда мне исполнилось 22 года, я приезжал к нему в Америку. С отцом мы друг друга не понимали, скажу сразу, хотя он и предлагал в Штатах остаться. Но мы оба жесткие, упертые... у нас разное мировоззрение. Он со мной общался, как, наверное, со своими студентами, причем - не лучшими... слегка надменно, жизни учить пытался без малейших на то оснований, не зная, толком, где я жил, как, с кем, какой у меня, уже есть опыт... Это его абсолютно не волновало. Меня это, понятно, раздражало. Настолько, что у нас даже общих фотографий не осталось. Почему так случилось? Наверно, отец через меня с мамой ругался. У них же сложные отношения были. Любили ли они друга друга? Да. Я знаю точно, матери этот вопрос задавал. Но дел они наворотили... . Любить ведь тоже надо уметь.

- Ваша мама вспоминает отца?

- Периодически, к слову, как говорится.

- А вы общаетесь с его второй семьей?

- Когда отец умер в 1996 году, я приезжал к нему на 40 дней, познакомился с Марией Соццани. Потом в Петербурге с сестрой Анной-Марией. Но мы не общаемся с ней - по-русски она не говорит, и я не понимаю на английском. Мария и Анна славные, но из разных поколений и миров. Однако я рад, что у отца была эта семья, он был искренне счастлив.

- Иосифу Бродскому все же предлагали вернуться в Россию. Но он не поехал сюда. Нет обиды на отца из-за этого?

- Обиды нет. Есть сочувствие. Не нужно возвращаться туда, где ты был счастлив, бередить память, мотать нервы... Он бы здесь, мгновенно с ума сошел. Приехал бы он, пошел к матери, потому как не пойти он не мог... И что - дальше?

- А почему ваш отец все-таки уехал из страны?

- Он хотел писать стихи. Хотел, чтобы его печатали. Жить этим, а не метлой махать, или сторожить. Конечно, ему хотелось признания. Славы вряд ли, а вот признания да. Но здесь ему этого всего, можно было не ждать. Очень уж «не свой» он был Советской власти, она такого не понимала. Вот и отторгла его как инородное тело... Ну он ее, прямо скажем, тоже не сильно любил. Не воспринимал, точнее. А рассуждать о том, что мол, стоило ли ему «согласиться» с властью, не «выделываться», долго можно. Лично я не уверен в том, что останься он, его закрыли. Не факт. Он, все-таки мощной фигурой был. Ну уехал и уехал. Сам так решил. Свой путь выбрал.