Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Моя Наталия Басовская

Профессор РГГУ, она превращала лекции по истории Средних веков в театр одного актера, которые аудитория слушала с открытым ртом. Таких ученых немного — совмещающих глубочайшие знания предмета с навыками популяризатора и даже шоумена. Басовская была как раз из таких — ее королевские манеры и неизменно точная лексика идеально подходили для того, чтобы преподавать историю Средних веков. Она почти всю жизнь проработала в РГГУ, даже до его рождения — точнее, до превращения Историко-архивного института в Российский государственный университет. На ее лекции в РГГУ собирались толпы, а на выступления в разнообразных частных лекториях билеты заканчивались очень быстро, как на концерт поп-звезды, а рейтинги ее передач «Не так» и «Все так» на «Эхе Москвы» были одни из самых высоких среди других передач этой радиостанции.
Моя Наталия Басовская
Фото: Москвич MagМосквич Mag
Сегодня утром Наталия Басовская ушла из жизни, ей было 78 лет. «Москвич Mag» собрал воспоминания о Наталии Ивановне ее поклонников, учеников и коллег.
Она была человеком огромной силы, вершителем судеб в РГГУ. Почти 20 лет проработала проректором по учебной работе. И, пожалуй, никто на моей памяти так не управлял университетом, не держал его в такой строгости и напряженном порядке. Вместе с тем она была членом команды Афанасьева и играла по правилам, которые предлагались. Мне кажется, что уход с поста проректора в середине нулевых был для Наталии Ивановны большим ударом и одновременно огромным облегчением. Всю свою освободившуюся энергию она обратила на науку и просветительскую деятельность и добилась многого. Для меня РГГУ конца 90-х — начала нулевых ассоциируется прежде всего с Наталией Ивановной Басовской. Светлая ей память!
, радиоведущая, театральный критик:
Наталия Ивановна обладала ярчайшим даром красноречия — завораживала своими монологами, в которых история из сухих фактов превращалась в голливудский блокбастер, романтический, страстный, кровавый, захватывающий. И все роли блистательно исполняла эта нежная хрупкая женщина с большими удивленными глазами и россыпью перстней на ухоженных руках.
Она приходила в редакцию неслышно, но по шлейфу тонких духов ее присутствие всегда угадывалось. Покурить сигаретку, выпить чашку кофе, обсудить последние новости, посмеяться, пошутить, принять комплимент, взглянуть в зеркало и нырнуть в студию. В студии Наталия Ивановна превращалась во всех своих героев — королев и королей, принцесс и принцев, в романтических влюбленных и в кровожадных убийц. Голос ее то звучал набатом, то лучился нежностью, и каждый раз свой спектакль она играла с невероятной отдачей, всей страстью и необузданностью своего темперамента, и глаз от нее невозможно было отвести.
Счастливый человек — это было так видно, что она была счастлива, потому что любовь заполняла ее жизнь. Любовь к семье и в семье, любовь к делу своей жизни, любовь к своим героям, которых она буквально оживляла силой своего воображения.
Прощайте, Наталия Ивановна.
, литературный критик:
Для меня она со второго курса (читала нам историю Средних веков и вела по ней незабываемые семинары) оставалась примером потрясающей, почти ослепительной яркости — человеческой, академической, преподавательской. В свое время она очень мне помогла, и для меня Басовская, конечно, фигура, облаченная в свет, как и пристало настоящей звезде.
, политолог:
Курс всеобщей истории в Историко-архивном институте был небольшим в отличие от университетской программы. Будущим архивистам полагалось знать отечественную историю, которую преподавали подробно, чтобы работать с историческими документами и не перепутать царей и князей. Документы по всеобщей истории могли попасть в руки сотрудника центрального и тем более регионального архива с куда меньшей вероятностью, поэтому и изучали ее, как говорится, по остаточному принципу.
Но очень многое зависит от человека. Наталия Ивановна Басовская и этот небольшой курс превращала в событие. Она не перегружала нас датами, а учила пониманию истории. Ответу на вопрос, почему люди действовали так, а не иначе. Представлению о том, что в исторической науке нет единственно правильной истины.
Ее мир истории был всегда населен людьми — еще задолго до знаменитой программы на «Эхе Москвы». Будучи медиевистом, она особенно любила Алиенору Аквитанскую, единственную женщину, последовательно бывшую королевой Франции и Англии. А еще были «суды истории» (где личность также была на первом месте) и кружок по истории древности и Средневековья. А потом создание университета как возможность выйти за узкие рамки небольшого курса и реализовать свои мечты.
Ирина Ролдугина, историк, автор гендерных исследований:
Она точно среди тех немногих, на чьи лекции в самом большом зале на Миусской народ ходил толпами. Я занималась у нее на семинаре и даже написала курсовую. Но все это было не очень-то про науку. Она была невероятно яркой и крутой и просто побыть рядом оказывалось мощнейшим зарядом и вдохновением. Каждый раз из ее нарядного кабинета с приемной и всеми атрибутами административной власти я выходила счастливой. И она это видела.
, сотрудник Московского института культуры:
Умерла Наталия Ивановна Басовская. Ее лекции были театром, который нельзя забыть. После учебы она позвала меня стать участником своего большого проекта, и пять лет мы вместе работали над книгами. Сколько раз мы сидели в ее кабинете, где она вопреки всем запретам курила. Обсуждали книги и жизнь. Она была очень свободной и артистичной. Я помню восторг своих однокурсников, когда Наталия Ивановна пришла к нам на 20-летие выпуска. Мне будет ее не хватать.
Умерла Наталья Ивановна Басовская, историк-медиевист, профессор. Всю жизнь проработала в Историко-архивном, который затем превратился в РГГУ. Она стала очень популярной благодаря многолетнему циклу передач на «Эхе Москвы». Но я узнал Наталью Ивановну гораздо раньше. В 1987 году мы познакомились в археологической экспедиции, которая искала следы древних аланов. Это было рядом с Бесланом — да, тем самым. Жили в бараке, среди кукурузных полей. Она тогда уже была почти доктор наук, но в экспедиции ездила каждое лето, как простой копатель. Считала, что это нормально и правильно для историка.
По утрам, когда мы на грузовике выезжали на раскоп, она мне говорила: «На голову что-то взяли? А почему майка с коротким рукавом?» Я усмехался: вот еще буду я в жару укутываться! И досмеялся: упал с солнечным ударом, пару дней валялся, как в лихорадке. Ко мне пришла Наталья Ивановна, принесла лекарства: «Ох, Леша, я же вам говорила! Я же всю жизнь в полях».
А вечерами, под навесом, где стоял большой дощатый обеденный стол, Наталья Ивановна рассказывала нам о безумных королях, веселых королевах и угарной жизни Средневековья. Она дико интересно рассказывала, это был наш ежевечерний сериал, наши «Игры престолов».
Когда мы расставались, она сказала: «Леша, вам же нравится история, поступайте к нам! Или приходите хотя бы на лекции ко мне, буду очень рада».
Конечно, я обещал. Конечно, я не пришел. Дурак.
Но те вечера за длинным столом, когда спадала жара, стрекотали цикады и звучал голос Натальи Ивановны — одни из самых счастливых в моей жизни.
Фото: @pryamayarech