Ещё

Евгений Маргулис: Научился играть на гитаре благодаря соседу — мастеру блатных песен 

Евгений Маргулис: Научился играть на гитаре благодаря соседу — мастеру блатных песен
Фото: Вечерняя Москва
Музыкант известен не только как участник групп «машина времени» и «воскресение», но и как ведущий авторской телевизионной программы «квартирник у Маргулиса».
В мае рок-команде «Машина времени» — 50. Журналист побеседовал со многими «машинистами», включая и самого, на его взгляд, харизматичного — Евгения Маргулиса.
— Жень, рок-музыканты — это всегда борцы с системой? Ты революционером себя ощущал когда-нибудь?
— Нет. Даже ощущая в себе мою конфессию (иудаизм. — «ВМ»), я не ощущал себя революционером. Что-то мне, естественно, не нравилось как нормальному гражданину, однако чтобы «подорвать карету с царем» — не было такого.
— Но все-таки в советское время рокеры воспринимались как бунтари в глазах социума. Сейчас этот бунтарский дух существует где-нибудь?
— Все молодые — бунтари. Это понятно. А к старости, когда все обрастают семьями, превращаются в относительно добропорядочных буржуа. А так, конечно, все молодые — бунтари: не смотрят телевизор, черпают знания из интернета. Все нормально.
— Какие вопросы чаще всего задают молодые журналисты матерому рок-музыканту?
— Это старая история… Три вопроса: «Ваши творческие планы?», «Бывали ли вы у нас в городе раньше?», «Пробовали ли вы наше пиво?», а под финал «Приезжайте к нам зимой (или летом)».
— Ну хоть какой-то вопрос запомнился?
— Помню радио, но город называть не буду. Вопрос начинался так: «Вот вы скоро умрете…» Я развеселился и, естественно, ничего не ответил. Иногда, конечно, детская непосредственность вышибает. Если мы берем большие города, где существуют рок-клубы, то там приходят с хорошим бэкграундом. То есть они знают, кто ты, знают, чем ты занимаешься. А в основном: «В город приехал интересный человек». И дальше берутся одни и те же вещи из интернета, делается подборка дежурных вопросов, и начинается беседа.
Хитрый , приезжая на гастроли с группой «Цветы», всегда делал два листочка: вопросы и ответы. И раздавал журналистам: «Ты берешь этот, ты этот…» И статьи выходили не дежурные. Так что надо, как Ленин говорил: «Учиться, учиться и еще раз учиться».
— А для того чтобы стать музыкантом, что надо делать?
— Когда пришла эпоха интернета и с ней возможность выдернуть любую информацию, то не проблема найти даже великого музыканта, который покажет, как он играет. Можно с ним списаться — послать ему свой файл, а он в ответ наиграет что-то свое. У нас же такого не было. Я рассказывал историю моего приятеля, который на слух «снимал» Led Zeppelin и Deep Purple. Играл в страшно неудобных тональностях, все время недоумевал: «Ну как они так играют? Гении!» А потом оказалось, что у него магнитофон просто пленку тянул. И когда он услышал это все в оригинальном виде, страшно расстроился и забросил музыку.
А вообще я считаю, что все, конечно же, от Бога. Это изначально — дано или не дано. Вот если не дано тебе, то все равно будешь 18-й скрипкой в симфоническом оркестре, который играет в парках. А если дано, то профессионализм придет. Но нужно учиться играть, понимать музыку.
— Градский утверждает, что  и музыканты «Кино» не были профессионалами…
— Для меня существуют только два типа музыки: хорошая и плохая. И подвиды: цепляет — не цепляет. Вот, пожалуй, и все.
«Кино» цепляло. Витька Цой — гений. Наверное, какая-то гармония, черт его знает… И слова, и музыка, как-то все это здорово сплеталось. Он был какой-то другой, то есть пел человеческие слова.
Я думал всегда: почему никто не поет о повседневной жизни, ведь в повседневной жизни есть масса моментов, которые волнуют всех. А вместо этого — «на меня спустилось знамение», «чернокрылый ангел клюнул мне в мозг». Мама родная! Вот для меня показатель всего этого ужаса — название группы «Рогатые трупоеды», я ничего не могу с собой поделать…
— В жизни Евгения Маргулиса были продюсеры?
— Как таковых — нет. В основном администраторы. И то, что по-английски называется «роуди» — роуд-менеджер. Потому что у нас нет института продюсерства. Есть какие-то зачатки. Мы поздно встали с колен.
— Помимо скрипки, ты занимался и борьбой — с чего вдруг? И когда?
— В классе четвертом. Почему? Не знаю, брат заставил. Потому что ему было скучно одному ходить в секцию борьбы на «Динамо». И он сказал: «Давай-ка, пойдем со мной». Мы занимались вольной борьбой, самбо. Но недолго. Ему это нравилось, а мне не очень. Музыка мне нравилась больше. Я не стал великим спортсменом. К счастью.
А скрипачом я не стал благодаря бабушке. За что ей большое спасибо. У меня рано обнаружился музыкальный слух. А моя двоюродная сестра — преподаватель, и она моим указала на это. И меня отдали на виолончель. Но с ней не получилось, потому что невозможно было инструмент купить. Это все-таки начало 60-х. Вот поэтому скрипочка. И с этой скрипочкой я жил у бабушки.
А бабушка не любила музыку. Мне нравился эффект от скрежетания по струнам, который бабушку выводил из терпения. Она у меня была терпеливой, но скрипка все-таки полетела в окно. А научился играть на гитаре я благодаря  — соседу по лестничной клетке, у которого была семиструнная гитара. Он был мастером в исполнении блатных песен, то есть тех самых трех аккордов, которые мне и показал. Когда ля-минор у меня куда-то сместился и прозвучал совершенно другой аккорд, Сергей произнес замечательную фразу: «Этого нам не надо, — сказал он, — вот есть три аккорда — вот это маленькая звездочка, это большая звездочка, переходи — коленчатый вал. И все».
— В медицинский институт поступить родители посоветовали?
— Нет, тут другое — мне нравилась медицина. Опять же я покойников не боялся.
— А как родители отреагировали на то, что бросил учебу?
— Сказали: «Дурак». И все. Относительно лояльно. На самом-то деле, возвращаясь к реалиям прошлого века, конечно, нужно было высшее образование. Это понятно. Потому что ты можешь стать кем угодно, хоть дворником, хоть музыкантом, но сначала получи диплом. Но мне страшно повезло, что я начал профессионально заниматься музыкой.
— Ты вообще везучий?
— Да. На самом деле я иронично отношусь к тому, что делаю. И не запариваюсь над тем, над чем не надо запариваться.
— А это распространено в среде музыкантов — вот такое ироничное отношение к собственному продукту?
— Нет, есть упертые, конечно. Ты всех их прекрасно знаешь. А тех, кто чувствует себя нормально, их тоже видно. Но их мало.
— Для знаменитых «Квартирников у Маргулиса» (программа НТВ. — «ВМ») люди подбираются прежде всего потому, что они близки по духу, или потому, что с ними можно сделать в музыкальном плане?
— В первую очередь я должен к ним хорошо относиться. Хотя больше половины было тех, которых я и не знал толком, мы нигде не пересекались. И меня поразило, насколько они кайфуют.
Скажем, взять группу «Король и Шут» — что-то пели, что-то играли. Не мое. А тут пригласили Князя (, один из вокалистов группы «Король и Шут». — «ВМ»), и он выдал нечто такое, от чего я офигел. И я понял, что не все знаю, оказывается, в этой жизни. И надо посматривать иногда в другую сторону.
Тот же самый Макс Покровский (лидер группы «Ногу свело!». — «ВМ»), который выложился на все 100 процентов. И зритель был ошарашен, когда это все увидел. Но публика собирается подготовленная: мои друзья, друзья друзей, друзья музыкантов, друзья съемочной группы и пара каких-нибудь наблюдателей от канала.
С молодыми интересно. Была б моя воля — конечно, снимал бы один молодняк. Потому что достойные команды есть. Но опять же я все равно поставлен в рамки канала. Все равно есть какая-то фокус-группа, которая состоит из прыщавых юнцов, которые ничего не знают по большому счету.
И вот предлагаю: «» — «Не знаем такого». То есть пэтэушники чистой воды. И мне приходится вставать на свои кривые копытца и орать, что «это мое, и все — буду снимать! Нет — идите на фиг».
— А если на какой-нибудь другой канал перейти?
— Музыка по большому счету никому не нужна в телевизоре.
— У проекта «Голос» доля огромная, его смотрят миллионы. Поэтому сказать, что музыка не интересна…
— Проект «Голос»? У меня же все живьем, можно ребят потрогать, щелкнуть по микрофону. То, что называется «обнаженный артист». Без этого пафоса, без крашеной морды. Мы же не наводим никакого грима, не надеваем костюмы в павлиньих перьях…
— Когда начинался этот проект, были амбиции, что из этого вырастет что-то? Или все для души делалось?
— Это моя идея. Вариант ностальгии. И подобных программ нигде нет. Если есть какая-то программа живого выступления, то это обычно замкнутое пространство без народа: ведущий, который не в материале, звукооператоры и операторы, которым без разницы, что концерт снимать, что похороны, что выступление какого-то начальника, — они просто ремесленники. А тут у меня и компания боевая, все умеют, и концерт играем без склеек. А если артист плохой, то народ на него, естественно, не реагирует. А тут у меня рок-н-ролл, и все по-настоящему.
СПРАВКА
Евгений Маргулис — певец, гитарист, автор песен, телеведущий. Родился в 1955 году в Москве. Наиболее известен как участник групп «Машина времени» и «Воскресение». Один из самых ярких представителей блюзового направления в российском роке, исполняет блюзовые композиции на русском языке, сам пишет тексты и музыку. С ноября 2015-го — ведущий авторской программы «Квартирник у Маргулиса», которая с сентября 2017 года выходит на НТВ.
Видео дня. Как не подцепить коронавирус в супермаркете
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео