Ещё

Сергей Шнуров: «Гитару я своровал в ПТУ, где учился на реставратора» 

Сергей Шнуров: «Гитару я своровал в ПТУ, где учился на реставратора»
Фото: WDay.ru
В марте лидер «Ленинграда» объявил, что стадионный тур коллектива в 2019 году будет последним. О том, на какие средства он теперь станет существовать, Сергей совершенно не переживает. «Срочности и насущности в том, чтобы что-то зарабатывать, у меня нет», — делится Шнуров. К тому же есть у него и другие умения: «Я могу отреставрировать буфет, диван или кресло, сколотить табуретку».
— Сергей, если бы билеты на концерты плохо продавались, все бы вас поняли, но группа пользуется популярностью. С чего вдруг именно сейчас ставите точку в ее истории?
— Это связано с анализом обстановки. Я знаю, что происходит в шоу-бизнесе, и вижу, что уже абсолютная попса стала копировать группу «Ленинград» по части клипов, преподнесения материала, ненормативной лексики, и это становится совершенно невыносимо. Поэтому для того, чтобы придумать что-нибудь новое, я решил на некоторое время замолчать.
— То есть прощальный тур лишь формально, до появления новых идей?
— Если я ничего не придумаю, значит, он финальный.
— Концертная программа будет в чем-то иной по сравнению с предыдущей?
— У нас всегда отличается, потому что мы не играем с помощью записанных инструментов, у нас все звучит живьем. Мы на самом деле сейчас последние из живых групп. Чем отличается сегодняшнее исполнение Второго концерта Рахманинова от вчерашнего? Всем!
— Когда собираетесь на гастроли, выставляете организаторам какие-то особенные требования? Включены ли в райдер определенная еда, гримерка исключительного цвета?
— Райдер менялся много раз и в лучшую сторону. В нем есть кофемашина, вода. По-прежнему много выпивки, но зачастую она остается в гримерке, и это ужасно.
— Вы заняли второе место в рейтинге самых богатых российских знаменитостей по версии Forbes. И за прошлый год заработали почти 14 млн долларов, обогнал вас разве что хоккеист . Если туров не станет, переключитесь на частные мероприятия?
— Срочности и насущности в том, чтобы что-то зарабатывать, у меня, слава богу, нет. Корпоративки, наверное, никуда не денутся. Этот актив я не списываю со своих счетов (цены на подобные выступления группы начинаются от 100 тысяч долларов. — Прим. «Антенны»). Но все зависит от экономики страны. Я же не могу предсказать, что с ней будет через два года. Может, корпоративы запретят как явление.
— Придумали для себя какие-то варианты альтернативных занятий?
— Посвящу себя всему, как обычно. Я художник с большой буквы Х, о чем неоднократно заявлял (Сергей пишет музыку к фильмам и сериа­лам, придумал стиль живописи брендреализм, выставки его картин проходили в музее современного искусства «Эрарта» в Санкт-Петербурге и Московском музее современного искусства. — Прим. «Антенны»). Буду по-прежнему перерабатывать эту действительность и пытаться найти ей какое-то поэтическое объяснение.
— Есть ли вероятность, что осенью снова займете кресло наставника в шоу «Голос»?
— Все может быть. Будущее прекрасно тем, что оно предполагает любые возможности, и шоу «Голос» в том числе. Если позовут, не откажусь, потому что мне предыдущий цикл этих программ пришелся по душе и, можно сказать, понравился. Я себя чувствовал там на своем месте.
— И вас признали лучшим наставником сезона проекта.
— Да, зрители! Поэтому, видимо, придется мне идти.
— Следили ли вы за недавним скандалом на детской версии проекта, в которой победила дочка певицы Алсу, но зрители усомнились в честности результата?
— По моему мнению, подобным конфликтам уделяется слишком много внимания, как будто других, более важных вещей нет. Это конкурс не серьезно, просто шоу.
— Сейчас среди артистов есть тенденция повышать квалификацию, осваивать новые профессии. Вы три года проучились на философском факультете в Теологическом институте и бросили. Раз появится свободное время, может, вместе с ним придет и желание стать обладателем диплома?
— Нет, ни в коем случае! Вы что! Уж если я в 90-х не получил высшее образование, когда оно еще теплилось, было довольно академическим, со следами советского, то сейчас это абсолютно бессмысленно.
— Почему? Система нашего образования настолько плоха?
— Она не стала хуже, просто осталась в своем прекрасном XIX веке, где и была. Она лучшая, но для того времени.
— А ваши дети, Серафима и Аполлон, сейчас учатся?
— Они, слава богу, отмучились уже (дочь артиста — графический дизайнер; сын — художник, учился в английской школе в Валенсии, проводит выставки своих картин. — Прим. «Антенны»).
— Насколько удается принимать участие в их жизни?
— Оно, конечно, есть. Я с ними встречаюсь, мы беседуем, гуляем, ходим в музеи. Мы прекрасные друзья. Благодаря современным технологиям можем созвониться из любой точки мира.
— В Интернете есть информация, что вы реставратор произведений из дерева 4-го разряда. Объясните, в чем суть этой специализации.
— Это правда. Я могу отреставрировать буфет, какой-нибудь диван или кресло. Вот вы бывали в ? Видели, что там стоят стулья, на которых ленточка и нельзя сидеть? Вот эти стулья туда поставили после того, как их отреставрировали такие люди, как я.
— В жизни это вам пригодилось?
— Конечно, я же защищал диплом и что-то для этого сделал. В принципе даже сейчас смогу сколотить какую-нибудь табуретку. Но этот навык имел бы какое-то значение, если бы не было всем известного магазина шведской мебели. Тогда я, наверное, чувствовал бы себя гораздо лучше и уютнее с этой специальностью.
— Сегодня умение делать что-то руками — это скорее редкость.
— Практически 99 процентов молодежи умеют постить в социальные сети. Они же руками лайки ставят! Это тоже навык.
— Несоизмеримый. Но вернемся к «Ленинграду». Когда вы в 1997 году собрали группу, был ли у вас бизнес-план? Продумывали ли риски, как скоро начнете зарабатывать?
— По-моему, тогда в русском языке такого слова еще не было. Группа начала приносить мне прибыль с первого момента ее существования, потому что в нее абсолютно ничего не вкладывали.
— А как же те же инструменты? Они ведь стоят денег.
— Инструменты уже были. Я свою бас-гитару своровал в профессионально-техническом училище, где учился на реставратора. Поэтому какие вложения? Сразу после того, как я вышел на сцену, всегда была прибыль. С первой секунды.
— Изначально коллектив группы был мужским. Почему решили пригласить в него женщин?
— Это видимость. Женщины в «Ленинграде» были всегда, просто за кулисами. Потом в один прекрасный момент я их выпустил, и они оказались на сцене.
— Выпустили, чтобы разделить с ними славу?
— Потому что раньше, когда они были за кулисами, мы возвращались после концерта и находили там пустые бутылки. Они выпивали все! Поэтому я подумал, что будет дешевле просто пригласить их на сцену.
— Солистки в «Ленинграде» часто меняются…
— Спиваются! (Смеется.)
— Подбираете их вы?
— А как еще? Это же моя группа. Конечно же вначале определенные люди смотрят, потому что 300 человек (это условная цифра) я не буду прослушивать. Зачем? Потом из какой-то выжимки, где-то из 20 кандидаток, я уже выбираю трех.
— Что должно быть в девушке, чтобы она стала частью группы: голос, внешность, задор?
— Наверное, все-таки это темперамент.
— В чем прелесть, а в чем трудность работы с женщинами?
— Как мне кажется, мы сейчас живем в мире, где у нас абсолютно равные права. То есть подход к женщине такой же, как и к мужчине. То бишь у нас никаких различий не может быть. Зарплату мы должны получать одинаковую, у всех восьмичасовой рабочий день. Единственное, что в армию женщин не берут, но это тоже поправят скоро.
— С группой вы исколесили множество городов и стран. Сколько времени в году удавалось побыть дома?
— Наверное, около месяца. Думаю, в этом плане у всех, кто ездит на гастроли, да и у артистов театра, одинаковое положение дел. Вообще, хотелось бы чаще бывать дома.
— Последний концерт тура намечен в Санкт-Петербурге в октябре. После предадитесь безделью?
— До этого у меня всегда доходили руки, я бездельничаю довольно регулярно. Люблю это дело и умею.
— Что это такое в вашем понимании?
— Ну, положим, я не убираюсь по дому. Или не лечу куда-нибудь, не еду на машине по восемь часов, чтобы где-нибудь сыграть концерт. Вот это бездельничать. Ничегонеделание — это тоже классное занятие.
— Вас нельзя назвать фанатом спорта, тем не менее выглядите вы хорошо. Бег помогает поддерживать форму?
— Это самый доступный вид физкультуры. Проснулся, надел кроссовки и побежал. Занимаюсь им, исключительно чтобы не чувствовать себя на сцене запыхавшимся.
«Ленинград. Стадионный тур» (18+), 14 июня, стадион «Открытие Арена», 19:00
Видео дня. Звезды, которые резко постарели
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео