Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Невыносимая тяжесть бытия: третий сезон "Рассказа служанки"

5 июня стриминговый сервис Hulu запускает третий сезон сериала-антиутопии, причем в этот день выйдет сразу три серии. У нас шоу можно будет посмотреть с 6 июня на сервисе Videomore.

Невыносимая тяжесть бытия: третий сезон "Рассказа служанки"
Фото: ТАССТАСС

В конце второго сезона Джун не воспользовалась шансом наконец-то сбежать из Галаада в Канаду, отдала своего новорожденного ребенка подруге Эмили и решила вернуться за своей старшей дочерью Ханной. Такой расклад, мягко говоря, разочаровал. Сердцем очень хотелось, чтобы она наконец сбежала, так как нас подводили к этому долгих 23 серии, но ум говорил об обратном — ведь тогда сериал бы закончился. Поэтому все действия главной героини в финале объясняются не ее характером или мотивацией, а необходимостью сюжета. И это само по себе сигнализирует о том, что с сериалом что-то не так.

Видео дня

В начале первой серии третьего сезона Джун действительно возвращается к Ханне, но ненадолго: ее быстро забирают назад к прежним хозяевам. Предыдущий сезон был полностью сосредоточен на внутреннем конфликте Джун — смириться ли ей с происходящим и найти себя в новой ужасной реальности или продолжать бороться. После нескольких попыток побега, которые ощущались как глоток свежего воздуха по сравнению с душной атмосферой дома Уотерфордов, стало окончательно понятно, что этого не случится. Следовательно, героине нужно было придумать новую цель, и ею стала организация восстания. От набившего оскомину прежнего пристанища Джун избавляются самым буквальным образом, видимо, чтобы у сценаристов точно не было соблазна туда вернуться.

Но радикализм на этом заканчивается — из одного дома служанка просто переходит в другой, на этот раз к противоречивому командору Лоуренсу (Брэдли Уитфорду). Этот шаг тоже вполне оправдан, так как герой Уитфорда был единственным интересным персонажем, появившимся во втором сезоне.

Командор Лоуренс же — загадочная личность, в чьих мотивах тянет разобраться. Экономическая система Галаада с колониями и прочими радостями лежит на его совести, впрочем, как и организация побега двух служанок. Прямо под его носом марты плетут подпольную сеть, к ним очень быстро с задором в глазах присоединяется Джун. Лоуренсу сначала все равно, потом он начинает злиться, а героиня, как и мы, пытается разобраться, что же все-таки им движет. И тут есть два пути: либо создать сложного и притягательного персонажа, либо сделать процесс его целеполагания беспорядочным и лишенным логики. В прошлом сценаристы склонялись, скорее, ко второму варианту и продолжают злоупотреблять этим и сейчас. Герои меняют свои желания и настроение по несколько раз за серию, и если в начале Брэдли Уитфорду, как и , удается вытягивать героя исключительно на своем таланте, то не факт, что он продержится все 13 серий. Волатильность командора пока интригует и пугает одновременно, но очень легко может начать раздражать, если сценаристы так и не продумают его характер до конца.

Еще одна черта второго сезона, которая, к сожалению, перекочевала и в третий — невыносимая неторопливость сюжета. Все, что происходит в течение одной серии, можно было бы уложить минут в 20, но этого не дают сделать бесконечные рапиды и разговоры вокруг да около, которые мы уже где-то слышали. На протяжении первых трех эпизодов нам дали понять, что Джун серьезно настроена на восстание, но, учитывая скромные темпы развития истории, сложно предугадать, придет ли она к чему-нибудь к концу 13-й серии. Судя по рецензиям западных коллег, которым удалось посмотреть шесть эпизодов, а не три, с революцией в Галааде и к середине сезона будет туго.

Единственное, что освежает, это более легкий тон, который взяли авторы.

Главное, чтобы эти вспышки непослушания не задавил неповоротливый сюжет.

"Рассказ служанки" несколько лет назад стал одним из первых шоу на телевидении, поднявшим острые вопросы о сексизме, равенстве прав мужчин и женщин, несправедливости, превратившейся в обыденность, и полном безразличии большинства к ужасам, которые происходят прямо у него перед носом. Но к третьему сезону складывается впечатление, что сериал затерялся в своей же риторике, и ему больше нечего сказать. Вместо углубления в причины и последствия религиозного фундаментализма, расизма и институционализированной мизогинии он сводит конфликт к противостоянию мужчин и женщин, сводя всю предыдущую работу на нет.