Ещё
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Звёзды
5 секретов укладки от француженок
5 секретов укладки от француженок
Красота
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Еда
Почему не стоит дышать ртом
Почему не стоит дышать ртом
Здоровье

Взгляд из ресторана: на нас, Арбат и геополитику 

Взгляд из ресторана: на нас, Арбат и геополитику
Фото: Суть событий
В начале июня у нашей маленькой семьи есть событие, которое собирает её дома за столом. Но в этом году по стечению обстоятельств семейка решила «выйти в город».
По рекомендации сына отправились на Новый Арбат в заведение под названием «Китайские новости». Был рад, потому что очень люблю китайскую кухню и к тому же давно не был в «новоарбатском общепите», где прошли студенческие годы. Поднимаемся по лестнице с Серебряного переулка на Новый Арбат. Конечно же, половина тротуара отгорожена сеткой, за которой наш неугомонный Сергей Семёнович усердно копает и выкапывает, перекладывает и перепрятывает. Что? Не смотрел, потому что знаю точно — городской бюджет. Москва — это федеральный административный округ, гармонично объединяющий в себе и «Остров сокровищ», и «Остров Монте-Кристо», и «Поле чудес», и «Поле дураков» для оптимизации поисков кладов, кладовых и закромов на благо… Или во благо? Вот это точно не знаю, но догадываюсь.
Прохожу мимо магазина Black star wear «Армия России» откосившего от службы в ней большого патриота, друга министра обороны Шойгу и верного сына Израиля , в витринах которого на манекены натянуты майки с брутальным Владимиром Владимировичем и надписью «Решу одним ». Около входа в ресторан гремит и неистово прыгает меж людей маленький оркестрик без кларнета, трубы и фагота, но всё же под управлением Любви. Попросил ребят развернуться для небольшой фотосессии на фоне уличной веранды и набрать пару аккордов из песни.
Сыграли, знают Булата Шалвовича!
В дверях столкнулся с тремя молодыми китайцами, видимо, студентами.
— Как вам ресторан?
— Хорошо!
— Честно?
— Только что покушали!
Внизу слева небольшой кабинет на 4 столика. На лестнице с улыбкой встречает девушка-администратор.
— Сегодня пятница… Столик заказывали?
— Да, на Никиту.
— Проходите, вас ждут.
— А шеф-повар у вас китаец?
— Нет…
— А кто?
— Не знаю… Если хотите, пройдите посмотрите.
— Нет, спасибо! Что смотреть, если не китаец
* * *
Мой приятель и гид по лабиринтам китайской кухни, глава китайской миссии в военно-штабном комитете генерал Дю когда-то предупреждал, чтобы я избегал заведений, где большинство посетителей европейского вида.
— Это значит, что ресторан сильно адаптирован под вкус американцев и туристов. В них потеряна индивидуальность. Повар обязательно должен быть китайцем. Ты можешь научить пуэрториканца или индуса готовить остро-кислый суп или му-шу-дак или свинину, но он их испортит, потому что не чувствует нюансов. Если ты добавишь в русскую «солянку» больше мяса или колбасы, то только обогатишь её. А если добавишь в яичный суп, то ты не сделаешь его лучше или другим. Ты его просто ухудшишь.
Мы обедали с генералом Дю раз месяц, и каждый раз в новом ресторане в Китайском квартале на Манхеттене — кантонском, сычуаньском, хунаньском или шаньдунском. Мы обсуждали «перестройку» и китайские реформы. Генерала очень интересовало, по какому экономическому пути пойдёт Горбачёв, как широко откроет двери для американского капитала. Мне тогда казалось — Пекин опасается, что Вашингтон переключится на Москву, сократит инвестиции в КНР, что могло бы замедлить китайский прогресс.
— Наша партия пришла к выводу, что главное — это быстрое и тотальное экономическое развитие страны, технологический прорыв. Только так наша страна будет великой. Без США этого не произойдёт. Здесь деньги, мозги и технологии.
— У вас уже был «Большой скачок»…
— Теперь у нас будет «Великий прыжок». И ты напрасно такой скептичный. Большинство официантов, которые обслуживают нас в ресторанах, это не местные китайцы. Это китайские студенты, которым наша партия помогает получить лучшее образование. Когда они приедут домой, то их ждёт интересная и выгодная работа.
— А если не вернутся? Здесь же намного лучше, свободнее, комфортнее жить и работать, чем в Китае или СССР, да и Европе тоже. Деньги на ветер?
— Значит, у нас будет больше друзей за рубежом! Тебе бы надо приехать и посмотреть, как у нас идут дела.
* * *
Через полтора года, уже в Москве, я получил приглашение от Академии национальной обороны НОАК посетить «ударные стройки» капитализма в КНР: 10 дней, которые меня потрясли в Пекине — прошлом Китая, Шанхае — настоящем, и Шеньчжене — будущем. Мне показывали традиционные туристические достопримечательности, уже построенные современные предприятия и возили по стройкам мостов, заводов и бизнес центров. Меня угощали только в дорогих ресторанах точно по часам — в 9, 11, 13, 16, 18 и 21. Я стонал, умолял нарушить график кормления, говорил, что могу просто лопнуть, но сопровождавший меня в поездке молодой лейтенант в штатском не мог ослушаться приказа — дать мне попробовать как можно больше блюд из 2500 официально зарегистрированных. Только в Шанхае благодаря местному представителю я пропустил «полдник» и поужинал в бедняцком рабочем районе в 16-метровой забегаловке, куда никогда не заходил ни один европеец. Спустившийся со второго этажа, где была кухня, хозяин просто офигел от «Мерседеса» у дверей, моих размеров, 2-х сопровождавших чиновников. Трясущимися руками он положил на тарелку по кусочку от того, что было в его незатейливом меню, и заворожённо смотрел на то, как я ем палочками и пью рисовое вино. На меня молча глазели его семья, находившиеся в комнатушке забулдыги и через немытые окна собравшиеся на улице люди. Я чувствовал себя гориллой в зоопарке.
Но главное потрясение меня ждало в Шэньчжэне — специальной экономической зоне. Рыбацкая деревня с населением 30 тысяч человек была обнесена несколькими рядами колючей проволоки для сдерживания потока людей с севера. Контрольно-пропускной пункт и сотни самосвалов и цементовозов. Несколько высотных гостиниц и офисных зданий и километры деревянных бараков, которые соорудили для себя тысячи дорожных рабочих вдоль главного шоссе, которое строили и которое должно было связать Гонконг с коммунистическим Китаем. Живописный залив, застроенный таунхаусами для иностранных специалистов, первая фабрика одежды Дианы фон Фюрстенберг.
Во вращающемся ресторане на смотровой башне в километре от границы с британской колонией мы завтракали куриными лапками, жаренными петушиными гребешками и вонтонами с морепродуктами. Лейтенант самозабвенно рассказывал, что мудрый предвидел неизбежное возвращение Гонконга в лоно Китая и решил построить город на границе, чтобы облегчить жителям британской колонии интеграцию с родиной, разгрузить её транспортный узел и облегчить её снабжение. Он говорил, что через 25 лет Шэньчжэнь будет китайской «силиконовой долиной» и самым современным и красивым городом Китая. Он показывал, где будет построен мост, где биржа, а где электротехнический завод. «Я тоже верил, что в 1980 году буду жить при коммунизме», — цинично смеялся я про себя. Но парень сразил меня детальным знанием того, что где будет, и своей уверенностью в реальность планов. «Мы ни разу не отступили от задуманного и ни от чего не отказались», — заключил он гордо.
* * *
Несколько дней назад в питерской гостинице «Амбассадор» я увидел по ТВ документальный фильм о современном Шеньчжене — мегаполисе с населением свыше 12,5 млн жителей, крупнейшем центре электронной и электротехнической промышленности, где производится бОльшая часть айфонов и айпадов, о парках, 600-метровых небоскребах и туристическом буме. Мне стало грустно. Я понял, что Россия безвозвратно отстала не только от США и Западной Европы, но и от рыбацкой деревни Китая. И что делает русский человек при таких мыслях? Правильно — налил коньяку, закусил виноградом, яблоком и киви, любезно предоставленными администрацией гостиницы, и с горя лёг спать.
* * *
Зал в новоарбатских «Китайских новостях» был заполнен наполовину и напоминал вокзал — большой, хаотичный, неуютный и оформленный без вкуса, но с претензией на оригинальность. Меню красивое с аппетитными фотографиями. В нём, наверное, блюд 50 — несколько вариантов пельменей, лапши, барбекю, супы и блюда на воке. Есть «спринг роллы», свиные ушки, огурцы, но не битые, а маринованные. Тофу в стиле «3 стакана». Очень приятная официантка Яна сказала, что очень популярны не совсем китайские креветки в сладком соусе васаби с миндалём по 640 руб. за 185 г, хрустящие кольца кальмара с чесночными чипсами и чили перцем по цене 410 руб. за 250 г, а также свинина «Юйсян» по 440 руб. за 200 г. В китайском барбекю готовят курицу, утку, свиную грудинку и рёбра. Пока ждали заказ, болтали и вспоминали. Ребята рассказывали о планах на лето, о предстоящей свадьбе школьного друга Никиты Арсения Бабаяна в ресторане «Подмосковные Vечера», куда мы все приглашены.
Я сел очень неудачно — передо мною был бессмысленно огромный экран телевизора, на котором, молча, довольно долго бегали в траве древние бойцы «Поднебесной» и махали мечами. Потом пошли новости без звука. Очень депрессивное зрелище. Ты не слышишь убаюкивающих комментариев об очередном прорыве в российско-китайских отношениях или о совместных проектах аж на 20 млрд американских долларов, а только видишь надменно-покровительственную улыбку Си Цзиньпиня и необыкновенно предупредительные телодвижения Путина, благодарного «новому лучшему другу» за то, что «председатель Си» своим присутствием спасает провалившийся экономический форум в Санкт-Петербурге. Ты понимаешь, кто на этом празднике самый важный, и становится грустно. Их сменяет на несколько минут и.о. губернатора города на Неве. Александр Дмитриевич комично хлопает глазами, открывает рот и глупо хихикает, потом садится за стол и, подёргивая усиками, что-то пытается рассказать какой-то группе северо-кавказских деятелей с каменными лицами. Потом пошли новости Грозного. Я сначала подумал, что ресторан принадлежит чеченцам, но вспомнил, что читал в Вестнике выпускников информацию о «предпринимателе года» , закончившем факультет Международных отношений в 1997 году с китайским языком, одном из основателей professionali.ru и совладельце 4-х ресторанов «Китайские новости». А когда минувшей зимой писал статью о Юрмале для журнала «Индустрия туризма и культуры», узнал, что семье Лисиченко принадлежит квартал с частными виллами Legend близ железнодорожной станции Булдури, что супруга предпринимателя является его однокурсницей Дарьей Сабодахо, унаследовавшей в конце 2000-х от отчима рынок «Коньково», ныне называющийся «ТК Ярмарка „Коньково“, где и был открыт первый ресторан „Китайские новости“. Половиной их ресторанного бизнеса владеет ресторатор , которому принадлежит сеть „Шоколадница“, „Кофе Хауз“ и франшиза Burger King, а административно-силовое прикрытие обеспечивает очень преуспевающий бизнесмен , по совпадению оказавшийся сыном министра внутренних дел РФ  и бизнес-партнёром Колобова.
Оторвавшись от экрана, на котором появилась компьютерная заставка „Ошибка 404“, приступил к чревоугодию. Дочь Маша проставила „Лайки“ древесным грибам с ягодами годжи по 340 руб. за 150 г, зелёному салату „Тигр“ с арахисовыми орешками за 340 руб., а Нина — свиным ушкам за 360 руб.
Скажу честно — если купить 100-граммовую упаковку свиных ушей в магазине „Красное и белое“ за 46 руб. или в  за 56 руб., посыпать их кунжутом, спрыснуть рисовым уксусом и кунжутным маслом, получится не хуже. «Зачёт» мы поставили пельменям с морепродуктами за 490 рублей и вонтонам «Сяолунбао», где, однако, практически не оказалось обещанного бульона. А вот так называемая целая «Утка по-пекински» заслужила от меня лично «неуд» — дохлая, сухая, распадающаяся на мелкие волокна, не имеющая кроме цвета ничего общего с настоящей. Когда открылся первый ресторан в конце 2014 года, это блюдо стоило 2700 руб. Сейчас — на 500 рублей дороже. Не думаю, что утка стала лучше.
Не прошёл мой тест и остро-кислый суп. В каком-то интервью Станислав Лисиченко, видимо, большой балагур, сказал: «Я хочу делать всё по-настоящему и в идеале заполонить своими ресторанами весь мир». Но это вряд ли. Для этого надо почаще бывать на рабочем месте в своих ресторанах и поменьше отдыхать в Сен-Тропе, где у него дом. В гостевом счёте есть хитрая фраза: «Если Вам у нас понравилось, можете оставить вознаграждение официанту:
5% — среднее обслуживание
7% — хорошее обслуживание
10% — отличное обслуживание».
Я бы оставил 5%, потому что мне у вас не понравилось, но дал более 10%, потому что не хотелось, чтобы пострадала отлично обслуживавшая нас старательная киргизка Яна.
А вот «Тан Жен» в Фонарном переулке Питера, пожалуй, посещу, если будет возможность. Зашёл туда тоже в пятницу вечером, но неделей ранее, потому что на одном из окон увидел письменный ответ вождю, видимо, жертвы его «одноМИГового решения». Процитировать его здесь не решаюсь. Ресторан сетевой с азиатскими поварами и предложением китайских и тайских блюд. Без пафоса, но качественно, обильно и недорого. За ужин на двоих, как водится, с водкой и пивом, уложились в 3000 руб. с чаевыми прикольной белорусской официантке в тату и цитирующей «Гекльберри Финна».
Накануне я оказался на улице Одоевского и хотел перекусить в китайском ресторане «Харбин» на верхнем этаже небольшого и неудобного торгового центра. Народу никого, приятный интерьер, понятное меню с разумными ценами. Хотел присесть, но не дали:
— Приходите часа через два. Не видите, что ль, у нас столы накрыты для спецобслуживания.
Тут я услышал, как на эскалаторе поднимаются китайцы, и постарался побыстрее выйти на улицу. Подошёл к водителю экскурсионного автобуса, который жадно закуривал.
— Ваши китайцы?
— Мои. Раньше возил американцев, французов, итальянцев, немцев, а сейчас в основном китайцев. И главным образом сюда.
— Хороший, вкусный ресторан?
— Не знаю, но говорят, что дёшево. Компания в бюджет укладывается, и туристы не жалуются. Говорят, похоже на их домашнюю еду. Вон там, за станцией метро «Приморская» тоже есть кафе. Целый квартал китайцы выстроили. Живут там и работают. Русских не берут. По-русски говорят плохо. Какая от них выгода? Свои порядки, свои бандиты, свои разборки. Менты туда не суются. Так одним утром проснёмся, а они нас под себя подомнут, китайский заставят учить…
— А если бы на их месте были американцы или французы? Было бы лучше?
Он посмотрел на меня внимательно, затянулся, зашвырнул окурок на газон своего любимого города и ответил с улыбкой:
— Конечно, лучше. Но они сюда не поедут. Что им тут делать?
Залез в салон своего подержанного китайского автобуса, закрыл двери и поехал, коптя, искать парковку.
Фото автора
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео