Ещё
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Звёзды
5 секретов укладки от француженок
5 секретов укладки от француженок
Красота
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Еда
Почему не стоит дышать ртом
Почему не стоит дышать ртом
Здоровье

От Градского чувствуешь отеческое тепло 

От Градского чувствуешь отеческое тепло
Фото: Аргументы Недели
родилась в Москве. Петь начала с трех лет. Народное признание получила после участия в проекте первого канала «Голос-4». С 2015 года Елена Минина — артистка Театра «Градский Холл».
— Какие эмоции вы испытываете, когда пишите музыку или песни? Что вами движет?
— Разные эмоции. Вообще эмоции — это катализатор творчества, поэтому написание музыки для меня начинается с эмоции. Разные события в жизни вызывают и печальные, и радостные эмоции, но только они могут послужить началом творческого процесса. И на музыке это отразится. Понятно, что радостные события погружают в эйфорию, что хочется писать что-то очень позитивное. А печальные события ведут к произведениям с внутренней болью. В любом случае это всегда хорошо, потому что публика тоже испытывает эмоции, хочет их сублимировать, пережить, испытать. Конечно, история знает примеры, когда художники создавали, несмотря на колоссальные трудности, очень жизнеутверждающие произведения, но я, наверное, не из таких. У меня это прямая зависимость. Если долгий период бывает тяжелым, то это выливается в серию произведений с внутренним нервом.
Наша жизнь очень разная и наполненная, было бы грустно, если бы она была ровной. Мы бы слушали однообразную музыку. Я не умею жить, чтобы все усреднять. Для меня жизнь — это падение и взлет.
— Как на Вас как на артистку повлияла главная роль в опере «Мастер и Маргарита», которую в 2008 году записал ?
— Это произведение очень глобальное, над которым Александр Борисович работал 30 лет. В нем задействованы величайшие артисты: , , , , , , популярные, такие как , , , очень много людей. Александр Борисович сам сыграл целых четыре роли: Воланда, Иешуа Га-Ноцри, Мастера и Кота Бегемота. То есть спел. Поставить такую рок-оперу, он считал чем-то из области фантастики. Поэтому придумал новую идею, сделать это в качестве анимационного кино, чтобы у героев были лица этих артистов и при этом они были уже озвучены и записаны. Это было бы очень востребовано не только в России, потому что это любимые публикой артисты, но и за рубежом.
А для меня это было как в кино. История, когда режиссер много лет ищет типаж для определенной роли, к нему приходят именитые артистки, он всех отвергает, а потом, идя по улице, видит какую-нибудь продавщицу и говорит: «Вы!». Примерно так и было: звонок — это Александр Градский, можете сегодня приехать на прослушивание, мне ваш голос понравился. Только продавщицей я не была, и у меня было соответствующее образование. Мне было 22 года, я училась в академии им. Гнесиных. Для меня это был совсем иной мир.
В тот период такая авторитарная манера работы мне была очень полезна, потому что я всегда любила такие задачки, когда тебе говорят сделай так и никак иначе, а поскольку все мы живые люди, да еще и творческие, очень сложно просто четко скопировать. И все равно делаешь немножко по-своему и получается то, что надо. Мастер доволен, и ты сам самовыразился, поэтому для меня это был оптимальный вариант, как для человека, которому все в новинку. Это была классная школа. Плюс знакомство с прекрасными артистами. Мы, конечно, пересекались редко, но иногда приходишь записывать, а там Макаревич сидит и истории рассказывает. Это был классный и уникальный опыт.
— В одном из интервью Александр Градский сказал о вас такие слова: «В ней есть все. И диапазон, и нравственная составляющая, и профессиональное умение. Когда я показываю кому-то отрывки в её исполнении, у людей от восторга отнимается язык». Александр Борисович для вас просто наставник или за эти годы он стал настоящим другом?
— Конечно, это человек уже совершенно особый для меня, и думаю, для многих моих коллег, которые сейчас работают в театре. Есть те, которые знают его столько же по времени, например, Андрей Лефлер, он также принимал участие в «Мастере». Некоторые знают пару-тройку лет. От Александра Борисовича чувствуешь отеческое тепло. Он помогает и словом, и делом. Он чувствует людей, чувствует неискренность, лицемерие, и поэтому вокруг него собираются люди, которые его очень любят.
За себя могу сказать, что я с особой теплотой отношусь к нему. Это не просто наставник, который говорит делай так. Нет. Если будут какие-то проблемы, я, наверное, пришла бы к нему, рассказала, попросила бы совета. И это уже разговор не только про творчество, а про жизнь во всех ее смыслах.
— Вы всегда в своих социальных сетях пишите слова благодарности зрителям. Не боитесь ли вы быть слишком открытой, ведь любое не принятое фанатами высказывание может обернуться против вас?
— Во-первых, я всегда признаюсь в любви своему зрителю, я действительно его люблю и не только на сцене. Я готова сделать все, чтобы ему было интересно со мной, чтобы мы получали удовольствие друг от друга. Сейчас такое время, когда артист благодаря социальным сетям контактирует со своей публикой не только через рамку. В советские времена артисты были совершенно недоступными, какими-то идеализированными людьми. Сейчас все по-другому, мне это нравится, потому что я не хочу быть куклой в застекленной витрине, которая в каком-то смысле приближена к обывательскому идеалу и должна всем нравится. Нет, я живая, такая какая есть и ни мое творчество, ни мои высказывания не обязаны всем нравятся. Я к этому не стремлюсь. Я люблю диалог, энергетический и эмоциональный обмен как на сцене, так и в обычной жизни. Стараюсь быть в контакте с людьми в обычном простом общении. Это двусторонний обмен: я от них заряжаюсь, а они может как-то от меня и моего творчества.
— Вы мечтали о балете, но выбрали карьеру певицы. Почему голос одержал победу над телом? Хотя сейчас вы также увлекаетесь и занимаетесь танцами, а именно ирландским степом. Что всё-таки привлекает вас больше?
— Я достаточно долго занималась ирландским степом, сейчас, к сожалению не хожу, но думаю возобновить, потому что это потрясающий способ поддерживать физическую форму. В спортзал мне ходить элементарно скучно, скучно выполнять какие-то одинаковые действия, а танец — это совсем другое. Делаешь что-то творческое и при этом ножки качаешь.
Почему не балет — это долгая история. На самом деле, я всегда грезила балетом, более того, если сейчас открыть мою ленту в Instagram, там будут одни сплошные балерины, пуанты, пачки. Я подписана абсолютно на всех артистов балета, на все театры. Я очень люблю хореографию, люблю классический и современный танец. И в детстве хотелось танцевать. Мама думала, куда отдавать: в хореографическое училище или в музыкальную школу, потому что говорили, если вовремя заняться что-то да может получиться. Я думаю, мама приняла правильное решение, она себе представляла балетные ужасы, что ничего нельзя есть, а потом когда-нибудь будешь 19 лебедем где-нибудь в 17 ряду. Не хотела она для меня такой судьбы. И потом уже очевидно было, что в 3 года начинают появляться способности к музыке. Ребенок хочет, ребенку нравится.
Уже когда я поступила в 6 лет в Гнесинскую музыкальную школу, там уже пошел конвейер. Мама говорила, если буду хорошо заниматься, то на следующий год отдаст меня на балет факультативно. И ради этого я занималась, старалась. Так проходили годы и в результате в 14 лет я пошла сама частным образом заниматься. Балет сопровождает меня всю жизнь, какой-то красной нитью, но скорее — это эстетическое удовольствие, наслаждение.
— 18 мая 2019 года состоялась премьеры спектакля по мотивам сказки «Волшебник изумрудного города», к которому вы написали музыку. Детский спектакль, героями которого стали воспитанники хора «Скворушка». Руководителем хора является ваша мама Минина Наталья Данииловна. Как вам работалось с мамой? Были поблажки или она спрашивала с вас по полной?
— Три года назад мы написали детский мюзикл «Дюймовочка» для детей пяти-семи лет. Дети старшего возраста тоже могут исполнять эту музыку, но она специфически адаптированная, чтобы нравилась детишкам и легко воспринималась. При этом она не была очень простой и примитивной, потому что иногда композиторы думают, что в 5 лет ребенок ничего не умеет, но это далеко не так. Поскольку я мать, примерно, такого возраста ребенка, я знаю что в них в этот период закладывается очень много для их дальнейшего музыкального вкуса и восприятия. И очень важно, что они слушают и что они исполняют, поэтому задача для меня была очень ответственная.
А мама всю жизнь работает с детьми такого возраста, поэтому спрос с меня был очень высокий. Буквально три шкуры сдирала. Она и так очень требовательный человек, особенно ко мне, моей сестре. Поблажек никаких не было, единственное, что она могла сделать — это внучку забрать посидеть, пока я работала над написанием музыки. А так для меня это была тройная ответственность, вплоть до того, что я многие вещи переписывала. Я видела мамины глаза и понимала, что буду переписывать. Но в результате получилось достаточно цельное произведение, зрителям и деткам понравилось. Это греет душу. И мама была довольна. Возможно, мы придумаем еще что-нибудь вместе.
— Какое событие было самым тяжелом на всем вашем творческом пути, которое вас изменило?
— Это сложный вопрос, потому что все события, которые происходят, немножечко меня меняют и не только на творческом пути. Например, рождение ребенка очень меняет женщину.
Я думаю, что мою профессиональную оценку изменил проект «Голос». Не могу сказать, что внутренне меня это поменяло, но толчок он точно дал. Это тяжелое испытание, наверное, для любого артиста, особенно для артиста, который все время терзается какими-то внутренними сомнениями на тему нужно ли кому-то то, что я делаю. И когда признание приходит, ты понимаешь, что это нужно и это интересно. Ты себя по-другому начинаешь ощущать, вырастают крылья. Это было очень важный момент для меня, что достаточно большое количество зрителей признали, что я им интересна. А так все планомерно двигалось, и вот результат сейчас такой. Может через год я поменяюсь, и будет что-то другое.
— А почему вы все-таки решили пойти на «Голос-4»?
— Во-первых, я поздно узнала, что этот проект вообще существует. Во-вторых, на тот момент у меня был маленький ребенок. А на второй и на третий сезон «Голоса» Александр Борисович говорил, что лучше не идти, потому что все будут говорить, что это по блату. И я думала, что действительно не нужно. А потом на «Голос-4» он собрался не идти и это было подтверждено. Вся пресса говорила о других наставниках, я лично спрашивала у него так это или нет. И я решила поучаствовать. Все предварительные кастинги не было известно, что он будет, он и сам не знал. Но получилось так, как получилось. Я думаю, конечно, он узнал меня по голосу. Но после «Мастера» мы вместе ничего не записывали, просто поддерживали контакт, потому что уже после было понятно, это не просто использовали человека, голос и благополучно забыли. У него не такое отношение к людям. Но тем не менее голос, наверное, запоминается.
— Вы когда-нибудь задумывались о том, что занимаетесь не своим делом?
— Нет. У меня никогда, даже в самые тяжелые моменты не было такого, что я хотела поменять профессию. Единственное, я заканчивала школу и академию как пианистка. И выбирала заняться ли мне композиторским творчеством, быть пианисткой или все-таки выбрать вокал. А потом все вопросы как-то сами собой снялись, и я стала интенсивно петь. Стала сразу появляться работа. Было сразу понятно, что тут я могу больше самовыразиться и больше дать людям, нежели в инструментальном творчестве.
Но в последнее время мне стало интересно писать. Я думаю, что на старости лет буду писать какие-нибудь романы. У меня сейчас нет столько усидчивости. Писательская деятельность требует уединения, возможно, с годами появится желание побыть одной наедине со своими мыслями. А так я человек компанейский. Мне редко хочется быть одной, но я чувствую что лет через 15 мне захочется уехать куда-нибудь одной на две недели, и тогда я начну писать.
— Вы открытая, добрая девушка. Не боитесь, что шоу-бизнес может вас ожесточить? — Мне кажется, то ядро, которое внутри человека в любом случае остается. Внешне может показаться, что я становлюсь более прагматичнее, но циником я никогда не стану. Я романтик, и это все знают. Но со временем какая-то броня нарастает. Но с семьей, близкими и, конечно же, с моим зрителем я все равно останусь такой, какой я была всегда. На сцене ты абсолютно голый. Только сердце разговаривает с людьми. И я не думаю, что это вообще как-то возможно поменять.
— Какие Ваши дальнейшие планы, связанные с творчеством?
— У меня был сольный концерт весной, и я хочу выпустить видеоверсию с хорошим звуком и видеорядом. Это мне хочется сделать в ближайшее время, потому что сольных концертов было несколько, но пока ни с одного не было сделано таких вещей. Также в этом году я написала несколько авторских песен, которые публике очень понравились и на них был большой резонанс, но их нет в студийной версии. Я написала песни и их сразу аранжировали для оркестра. Их нужно записать в студии, и может каким-то небольшим альбом выпустить на цифровых платформах. Это было бы интересно.
А так у меня есть всякие мечты: недавно мне предложили записать песню для компьютерной игры. И когда я записала, подумала, что это очень интересный мир мультипликации. Теперь озвучить героя не обязательно мультипликационного, может также в игре — это моя мечта. Сейчас такие игры рисуют потрясающие с интересным сюжетом даже лучше чем в сериалах. От такого предложения я бы точно не отказалась, эта тема меня очень заинтересовала. И музыку бы написала и озвучкой бы занялась.
Некоторые считают, что нужно быть специалистом в одной области и тогда, если ты будешь бить в одну точку, то чего-нибудь и добьешься, но я считаю, что надо стучаться во многие двери и нужные откроются. Мне очень нравится фраза: «Зачем ты так высоко поешь, потому что могу». Есть вещи, в которые я даже не полезу, если считаю себя не компетентной, а есть вещи, которые интересны, и если делают такое предложение — я не отказываюсь.
А все успевать мне помогают родные, это святые люди, которые это все выдерживают, особенно с моей дочкой Майей. К тому же это такой процесс, как аккумулятор, если он разрядился — не заведешь. А если не будешь разряжать, а будешь постоянно на ходу — можешь успевать очень много!
— С 2013 года в газете «Аргументы недели» существует рубрика «Сможем вместе!». Елена, скажите Вы как-то помогаете благотворительным организациям? Может вы знаете волонтеров, которые заслуживают особого внимания? И как Вы в целом относитесь к благотворительной деятельности?
— Я очень хорошо отношусь к благотворительной деятельности и со «Сможем вместе» сотрудничала. Если поступают предложения, и я могу физически это сделать, у меня есть свободная дата, то я всегда соглашаюсь.
Недавно было предложение от благотворительной организации «Ближе к сердцу». Я с ними съездила всего на одно мероприятие, но мы постоянно в контакте, если у них что-то происходит, то я готова приехать. Руководитель этой организации просто школьный учитель физкультуры. Он связался со многими артистами и собрал их своим обаянием. Это и артисты многих московских театров, и участники «Голоса», участники многих других шоу на других телеканалах, просто хорошие певцы, музыканты. Этот человек с огромным сердцем делает благотворительные концерты в детских домах и домах престарелых. Причем он обзавелся хорошей аппаратурой, звуком, чтобы людям тоже было комфортно работать.
Я пока работала в ансамбле «Березка», мы тоже ездили, например, в школы, в хосписы с танцевальной и вокальной программой, но поскольку танцевать там негде, в основном работали вокалисты. Тоже совершенно на добровольных началах, но это было не оформлено как организация. Я помню, что всегда подписывалась на эти вещи.
Недавно мы даже здесь в театре «Градский Холл» собрали целый концерт для детей в помощь одному мальчику с заболеванием. Организаторская жилка ни у всех есть и не у всех есть время этим заниматься, но мы сделали это, даже тормошили Александра Борисовича, чтобы он нам помог правильно перевести деньги.
— Все мы когда-то были детьми. Какая ваша любимая история из детства? Был ли случай, который до сих пор вызывает сильные эмоции?
— Столько историй сразу приходит в голову. Например, как я падала на сцене под рояль. Какие-то такие вещи всегда со мной случались.
Недавно ушла из жизни моя первая учительница по хору — Регина Сергеевна. Я сначала занималась не индивидуально вокалом, а в школьном хоре. Но его все прогуливали, если честно, потому что детям скучно было петь там, потому что все инструменталисты, а не вокалисты. А у Регины Сергеевны все ходили, она прививала эту любовь к хоровой музыке и показывала, что такая музыка существует. И именно она впервые увидела, что у меня есть тембр, есть голос, и со мной она индивидуально занималась. Но в первые пару лет, я тоже как и все прогуливала хор. Это было отвратительно с одной стороны, с другой стороны безумно интересно, потому что у меня школа находилась и сейчас находится на улице Знаменка. Это историческое здание — особняк 18-19 века. Рядом с ним были другие исторические здания и одно из них пока я была в 1-2 классе было под снос. Что мы делали с моей подружкой-скрипачкой. Все думают, что дети-музыканты снобы, нет это далеконе так. Мы убегали с хора и лезли через забор в это заброшенное здание, которое было под снос. Такое ветхое, что могло обвалиться в любую секунду. И в придачу там ходили всякие неприятные личности, выпивающие и люди без определенного места жительства. Естественно реакция у нас была такая же как в фильмах ужасах.. Это было жутко страшно. Однажды я помню мы не собирались прогуливать хор, у нас было окно, но мы засиделись там с бомжами и в результате реально прогуляли хор. Приходим, а Регина Сергеевна так на нас смотрит с укором и спрашивает, где были. Было практически нереально объяснить, естественно нельзя сдавать место, ни в коем случае, что-то придумывали. Конечно, стыдно было признаваться, но тем не менее, она все равно нас очень любила.
И первая моя учительница в начальных классах потрясающая была — Нина Владимировна, она понимала специфику, что детям музыкантам нельзя давать домашних заданий. И первые три класса я не получала заданий на дом, только работу над ошибками, которая в классе была сделана неправильно. Дома я занималась только музыкальными предметами, потому что они требуют очень большой затраты времени, фортепьянную программу учить где-то 4-5 часов занятий в день. Она это понимала и старалась нам дать все-все в классе. И я не чувствовала никогда себя ущербной в каких-то знаниях, потому что Нина Владимировна заложила все что нужно.
— Вы как раз уже упомянули свою первую учительницу. Мы создали проект «Скажи спасибо учителю», чтобы поддержать людей, которые учат нас и делают немного лучше. Сейчас, к сожалению, учителя подвергаются неоправданной критике и некой травли со стороны учеников и общества в целом. Вы можете сказать слова благодарности первой учительнице или учителю, который повлиял на вас?
— На самом деле мне очень везло с учителями в жизни. Начиная с самой первой учительницы и учительницы по специальности, и по другим музыкальным предметам, и заканчивая моими профессорами в обеих академиях и по вокалу и по фортепиано.
И я бы хотела сказать общее спасибо, потому что это очень тяжелый труд — быть учителем. Мой ребенок сейчас идет в первый класс, и я понимаю, что первая учительница ей станет второй мамой. От этого так много будет зависеть, как она будет относиться к учебе, каким человеком она вырастет, какие человеческие качества в ней сформируются благодаря этому человеку. И я знаю какая ответственность лежит на учителях, и как они ее ощущают. Поэтому я хочу сказать огромное спасибо, выразить благодарность не только за то, что они грамотно дают знания, но и за то, что они просто делают из людей –людей.
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео