Ещё

«Если не я, то кто». Зачем хранить историю для молодого поколения 

«Если не я, то кто». Зачем хранить историю для молодого поколения
Фото: АиФ Урал
«Уверен, что в большинстве писем, которые приходят к вам в редакцию в проект „Уральский полк. Дети войны“, люди с горечью говорят: „Мы никому не интересны, мы никому не нужны“, — прозорливо замечает заместитель председателя Совета ветеранов Уральского добровольческого танкового корпуса Анатолий Сауляк.
Анатолий Васильевич зашёл в редакцию, неся полосу „АиФ-Урал“ с проектом „Уральский полк. Дети войны“ как знамя. „Вот чем мы будем вместе заниматься, — огорошил с порога. — Дети войны сегодня оставлены без внимания, такого в России быть не должно!“
»Одухотворение» псевдоценностями
Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Анатолий Васильевич, мы с вами беседуем накануне Дня России…
Анатолий Сауляк: Сразу скажу, я советский человек, но Россия для меня — это всё! Мой отец, фронтовик, Василий Данилович с ранних лет воспитывал меня в духе порядочности, честности, справедливости, правды. Что я и несу сквозь жизнь, хотя порой бывает непросто. Кроме того, я человек военный, и армия меня закалила ого-го как! Часто повторяю, силы воли у меня хватит минимум на десять человек. И живу я по принципу: если не я, то кто же?
— Интересно, как сложились ваши отношения с Уральским добровольческим танковым корпусом? Ведь вы родились уже после войны.
— Я воспитан в патриотическом духе, поэтому историю моей страны, тем более столь славные её страницы, по определению не мог не чтить. И год рождения здесь роли никакой не играет. А что касается Уральского добровольческого танкового корпуса, то в 90-х годах я познакомился с легендарной , которая возглавляла совет ветеранов УДТК, — в составе корпуса она прошла фронтовой путь до Берлина, а войну закончила в Праге. Удивительная женщина, большой человек! Именно она «заразила» меня историей этого уникального соединения, познакомила с ветеранами. Углубляясь в эту тему, я сам начал проводить в школах лекции, беседы, посвящённые истории УДТК. И вошёл в совет ветеранов. Понимаете, сегодня остались единицы из тех, кто воевал в составе УДТК, большинство фронтовиков ушли из жизни. Но ведь кому-то надо продолжать их дело по патриотическому воспитанию молодёжи, по сохранению памяти об этих людях, о тех, кто принимал участие в формировании соединения, по сохранению (и защите) истории корпуса. Поэтому мы — члены совета ветеранов УДТК — преемники. У нас и в уставе так записано.
— А вы, в свою очередь, кому планируете передать эту летопись? Интересна ли эта далёкая история нынешней молодёжи?
— Больной вопрос. В школах младшие ребята живо интересуются этой темой, а те, что постарше… Простой пример: я всегда беру с собой «чёрный нож» УДТК, пускаю его «по солнышку», чтобы молодёжь могла, в полном смысле слова, прикоснуться к истории. И порой они его передают друг другу, даже не взглянув. Хотя это уникальный символ, которым снабдил корпус Златоустовский завод. В одних источниках утверждается, что было изготовлено 3 655 ножей (в том числе два были подарены Жукову и Сталину), в других говорится, что ножей было ровно столько, сколько человек включал в себя корпус. В любом случае это редкая вещь, которая весьма пригождалась фронтовикам в рукопашном бою.
Хоть я не склонен винить молодёжь в неуважении к нашей истории. Это не вина их — беда. Чем старше становится ребёнок, тем он более «одухотворён» иными «ценностями», которые сегодня навязываются. Они же своими руками землю не пахали, хлеб не сеяли, у станков не стояли. А обрабатывают их информационно по полной, сегодня столько диких версий событий Великой Отечественной войны в открытом доступе, что мурашки по коже. Так что будут ли, в свою очередь, у нас преемники — вопрос. Вопрос в том числе патриотического воспитания, которое долгое время у нас в стране было только на уровне «бла-бла-бла». Поэтому сегодня пора переходить от слов к делу, нужно прививать любовь к своей Родине с пелёнок, нужно защищать историю, доносить её до ребят в неискажённом виде. Бессмысленно спорить и ссориться, я сторонник компромиссов, которыми в данном контексте выступает достоверная информация. А для её трансляции нужно привлекать тех, кто был свидетелями исторических событий. Если мы говорим о Великой Отечественной войне, то сегодня, кроме ветеранов, это кто?
Дело для юнармейцев
— Дети войны. Поэтому вас заинтересовал наш проект?
— В том числе. Вы же понимаете, что в создании Уральского добровольческого танкового корпуса принимали участие и дети, которые в годы Великой Отечественной войны на заводах стояли у станков. Но сегодня они почему-то остаются в тени. Поэтому я взял на себя инициативу найти в нашей области организации детей войны, если они есть, проанализировать, систематизировать их «жизнеспособность», привлечь их к различным нашим мероприятиям, в том числе привести их в школы.
Но, главное, эти люди не должны чувствовать себя забытыми, покинутыми. Уверен, что в большинстве писем, которые приходят к вам в редакцию в проект «Уральский полк. Дети войны», люди с горечью говорят: «Мы никому не интересны, мы никому не нужны».
— В точку попали.
— Вот! Что-то мне подсказывает, сегодня дети войны в лучшем случае получают поздравления к Дню Победы, этим «внимание» к ним и ограничивается. А совет УДТК мог бы стать координатором совместной работы с детьми войны. Давайте говорить прямо, этих людей тоже становится всё меньше, а здоровье ныне живущих изрядно подточено ещё в детстве, когда они недоедали, работали наравне со взрослыми. Они заслуживают нашего внимания, уважения, и им есть что сказать подрастающему поколению.
И ещё у меня созрел план по возрождению тимуровского движения. А что? Есть же у нас юнармейцы, почему бы им не оказывать помощь детям войны, которые уже в почтенном возрасте и не всегда справляются с бытовыми вещами. Работа найдётся, особенно в сёлах: дров нарубить, воды принести, в огороде подсобить. Если получится, вот вам и связь будет налажена между теми, чьё детство пришлось на суровые времена, и молодёжью.
Планов у меня громадьё. Я по натуре человек деятельный. Окончив танково-артиллерийское училище, получил специальность замполита, поэтому я дальновиден, исключительно сегодняшним днём не живу.
Веление души
— Как в вас уживаются замполит и пушкинист?
— О, у меня с Александром Сергеевичем особые отношения. Начнём с того, что мы родились с ним в один день одного месяца, только в разные эпохи. И потом, Пушкин — это действительно наше всё. Чем больше читаешь его, тем явственнее осознаешь — великий был человек, глубокий, умный. Относительно Пушкина у меня тоже идея зреет. Хочу собрать пушкиниану из 220 книг и подарить её музею… которого в Екатеринбурге не нашёл. Я с удивлением об этом узнал, когда начал интересоваться. Как-то подходил к памятнику Пушкину отдать поэту дань памяти и заглянул в Литературный квартал, будучи уверенным, что там нашлось музейное пространство для Александра Сергеевича. Ан нет! Но книги я собираю, у меня в коллекции есть весьма любопытные издания, найденные на «развалах».
— И сколько у вас сегодня книг?
— 113.
— То есть нужно собрать ещё 107?
— Минимум. (Смеётся) Надеюсь, за это время в городе успеют создать музей А. С. Пушкина. А если нет, то я найду, как передать свою коллекцию людям в пользование. Такое у меня веление души.
Видео дня. Как избавиться от зловония из стока раковины
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео