Ещё

«Девочка на шаре» Пикассо и воссозданная музыкальная гостиная: как выглядит выставка «Братья Морозовы» 

«Девочка на шаре» Пикассо и воссозданная музыкальная гостиная: как выглядит выставка «Братья Морозовы»
Фото: Собака.ru
21 июня в Главном штабе открывается выставка «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры» — эпохальное воссоединение работ собрания предпринимателей Ивана и , которое было разделено в 1947 году между и ГМИИ им. Пушкина. Покажут 149 работ из коллекции Эрмитажа и 31 картину из Пушкинского музея. «Собака.ru» узнала, какие шедевры приехали в Петербург из Москвы и как в стенах музея воссоздали музыкальный салон , оформленный Морисом Дени.
Живописные панно для музыкального салона в своем доме на Пречистенке Иван Морозов заказ Морису Дени в 1907 году на кануне своего венчания с Евдокией Кладовщиковой, в прошлом хористкой ресторана «Яр». Морозов высказал пожелание, чтобы зал был расписан сюжетами из классической мифологии, поэтому художник предложил взять миф о Психее, пересказанный Апулеем в романе «Метаморфозах». Легенду о сыне Афродиты Амуре и прекрасной Психее художник воплотил в 5 огромных панно, каждое размером 4 на 3 метра. Дени закончил их меньше, чем за год, правда, с помощью подмастерьев. Когда полотна прибыли в Москву, оказалось, что они не соответствуют интерьеру и Дени дополнил их еще двумя большими панно и четырьмя узкими панелями и двумя бордюрами. В результате декор стоил промышленнику 70 тысяч франков.
Интерьер гостиной был воссоздан при поддержке компании LVMH/Moët Hennessy — и ее председателя , который приехал в Петербург за несколько дне до открытия и встретился с директором Эрмитажа . В воссозданном облике зала, правда, не хватает статуи работы Майоля, которые обошлись Ивану Морозову в дополнительные 60 тысяч франков. Кстати, знаменитые панно «Танец» и «Музы­ка» — гордость Эрмитажа — заказал для украшения лестницы своего особняка после того, как Дени выполнил для Морозова оформление гостиной. Получился авангардный ответ на несколько «слащавые» панно об истории Амура и Психеи. Михаил Пиотровский подчеркнул: «Самое главное отличие Щукина от Морозова то, что Щукин — это Матисс, а Морозов — Дени и Боннар».
Самые долгожданные шедевры на выставке — 3 работы  — «Девочка на шаре», «Арлекин и его подружка (странствующие гимнасты)» и «Потрет Амбруаза Воллара». Первая работа представляет «розовый» период творчества художника, вторая — открывает «голубой», а третья была выполнена во время увлечения кубизмом. «Арлекин и его подружка» обошлась Ивану Морозову дешевле, чем работа любого молодого русского художника, дилер Амбруаз Доллар продал ее в 1908 году всего за 300 франков. Для сравнения — за два последних панно Мориса Дени для гостиной Морозов заплатил 20 тысяч франков. «Девочку на шаре» коллекционер приобрел в 1913 году, до этого она принадлежала Лео и . Брат и сестра разъехались из своей парижской квартиры, а собрание живописи поделили. Сергей Щукин, кстати, приобрел из коллекции Стайнов пикассовких «Трех женщин».
Вместо «Марокканского триптиха» Матисса в коллекции Ивана Морозова должны были появится два пейзажа и натюрморт — таковы были заказы собирателя французскому художнику. Во время поездки в Марокко Матисс написал вместо натюрморта арабскую девушку Зору, сидящую на терассе. Художник «объединил» картину с еще двумя, выполненными в поездке, синим цветом и поместил в рамы, выкрашенные серой краской. Получился триптих, который Анри Матисс посоветовал повесить в особняке Морозова определенным образом и даже описал как — посередине должен был находиться портрет Зоры. Девушка позировала художнику дважды: первый раз сеансы потребовал прекратить брат марокканки, а во второй раз Матисс обнаружил ее в публичном доме и закончил картину без проблем — по мусульманским законам обитательницы этого заведения могли показывать свои лица, в отличие от остальных женщин.
В коллекции Морозовых было два портрета актрисы Комеди Франсез Жанны Самари кисти Огюста Ренуара, один из них попал в собрание Эрмитажа, а второй — Пушкинского музея. Всего Ренуар написал около 10 портретов девушки. На выставке «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры» две Жанны встретятся. Сначала Михаилом Морозовым был куплен парадный портрет в полный рост, о котором французский журналист и драматург Луи Леруа охарактеризовал: «Этот портрет можно есть ложкой!». Сохранились воспоминания художника о покупке этой картины: «Начались переговоры о приобретении мадам Самари. Как это было интересно, прямо поэтично, ежедневно по нескольку раз осматривание этого дивного произведения на знаменитой рю Лаффитт в галерее-магазине. Самари… в светло-розовом платье, смешной моды 70-х годов, вся в свету, без теней, так совершенно написана, что немного и у французов такой высоты достижения в искусстве. Начался торг. Воляр ( — парижский маршан и коллекционер) спросил 24 тысячи франков, мы стали давать меньше, наконец вещь купили за 20 тысяч франков». Камерный портрет Иван Морозов купил через два года после смерти брата, которого считал своим наставником в коллекционировании искусства.
Михаил Морозов первый привозит в Россию работы , затем эстафету подхватил и Иван, хотя это и было недешево. Так, в 1908 году из Парижа в Москву попадают «Цветы Франции», «Женщина, держащая плод», «Кафе в Арле», «Великий будда» и «У подножия горы». Морис Дени, после посещения дома И. А. Морозова в Москве, особо отметил два «Арльских кафе», висевших там: «одного Гогена, с арлезианкой, бутылкой, дымом», другое — Винсента Ван Гога, «ослепительное и все неправильное, но такое пережитое, такое прочувствованное, что „Кафе“ Гогена кажется академическим».
Еще одна интересная «встреча» — два натюрморта из коллекции Ивана Морозова, который сумел собрать за 7 лет 18 работ художника разных периодов и жанров. Натюрморт «Персики и груши», который сейчас хранится в собрании ГМИИ им. Пушкина, Морозов приобрел у маршана Амбруаза Воллара в Париже в 1912 году. Он считается любимейшим в собрании коллекционера. В один из последних своих приездов в Париж коллекционер купил работу «Сцена в интерьере».
Маленькое утешение для тех, кому не удалось приехать на выставку Эдварда Мунка в Москве — в Эрмитаж из Пушкинского музея приехала работа «Белая ночь. Осгардстран (Девушки на мосту)», которую Михаил Морозов купил в 1903 году на Салоне Независимых в Париже за 500 франков. Существует семь авторских вариантов сюжета. Эта работа, написанная в небольшом городке Осгардстран, по завещанию Михаила со всей его коллекцией переехала в Третьяковскую галерею, оттуда — в Музей нового западного искусства, а после его закрытия — в Пушкинский. Поэтому исторически выставка Мунка в Третьяковской галерее исторически логична.
Иван Морозов приобретает натюрморт «Фрукты и бронза» Матисса в 1909 году за 5 тысяч франков. Уже в следующем году пишет портрет коллекционера на фоне работы, которая сейчас находится в собрании Третьяковской галереи. Интересно, что сам Серов неоднозначно относился к Матиссу и по воспоминаниям П. Эриксона отзывался о нем следующим образом: «Некоторые вещи Матисса мне нравятся, но только некоторые, в общем же я его не понимаю». «Русский импрессионист» Серов считал, что несмотря на талант и благородство французский художник не дает в своих работах радости. Не известно, видел ли сам Матисс портрет Морозова со своей картиной и был ли Серов с ним знаком лично. Несмотря на то, что в коллекции Морозова было 11 работ Матисса, все-таки, «главным» его собирателем был Сергей Щукин.
Картина «Бульвар Капуцинок», которую Иван Морозов купил в 1907 году за 40 тысяч франков, скорее всего была той самой картиной, которую показывали на первой выставке импрессионистов в 1874 года. Тогда она вызвала негодование у зрителей и критиков, а Морозов купил ее уже как общепризнанный шедевр.
«Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры»
Государственный Эрмитаж
Главный штаб
21 июня–6 октября
Видео дня. Почему Клявер не показывает дочь от Евы Польны
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео