Ещё

Андрей Кравцов — о создании S H U: «В комнате, которую я снимал, случился пожар. 

Андрей Кравцов — о создании S H U: «В комнате, которую я снимал, случился пожар.
Фото: Собака.ru
Дизайнер Андрей Кравцов создал бренд S H U («Шью»), плащи которого носят , Оля Маркес, Сергей Бугаев-Африка и еще тысячи людей в России и далеко за ее пределами. Спустя семь лет с момента основания марки он показывает коллекции на главной выставке мужской моды Pitti Uomo во Флоренции, где пишет большими буквами адрес своей первой штаб-квартиры «Фонтанка, 5» и среднюю весенне-летнюю погоду в Петербурге «+17». По просьбе «Собака.ru» о дальнейших планах Андрея Кравцова расспросил первый «клиент» S H U — музыкант, лидер групп Tequilajazzz, Zorge и Optimystica Orchestra . Евгений: Мы ведь познакомились, когда ты лишь начинал развивать S H U…
Андрей: Да, это был первый месяц жизни бренда. Я только-только уволился с , где был сборщиком на конвейере, шил одежду и думал, как ее продвигать. В марте 2012 года у твоей группы Zorge как раз вышел альбом, в нем была песня «Дождь». Она вдохновила меня, и под нее я придумал первые плащи. Когда один из них был продан, я стал думать о том, что делать с ними дальше. Увидел афишу концерта Zorge в Aurora Concert Hall и понял, что надо прийти туда и подарить тебе плащ. Билета у меня не было, пришлось договариваться с охранниками, чтобы меня пустили.
Евгений: Мой старший сын Даня очень продвинутый и крутой, он знал тебя и знал, что ты делаешь. Именно он попросил пустить тебя на концерт. А тот плащ я носил очень долго. Он ведь сейчас в твоем музее?
Андрей: Да, у нас есть мини-музей, туда возвращаются вещи, которые носили крутые люди, взамен они получают новые. Спустя четыре года после того концерта я оказался на фестивале Stereoleto. Лил дождь, и почти пятьдесят человек были в наших плащах. И ты тоже. Евгений: Теперь я часто вспоминаю тебя, когда вижу курьеров «. Еды» в желтой униформе. Это не ваша продукция случайно?
Андрей: Нет, хотя «Яндекс» думал о том, чтобы заказывать эти желтые плащи именно у нас. Мы встречались, общались, но в итоге отказались от этой идеи. Хотя сам факт такого интереса очень крут.
Евгений: С крупными компаниями связываться опасно. Может случиться «слияние и поглощение», как поет другой твой клиент, Илья Лагутенко.
Андрей: Кстати, Илья! Мы с ним очень интересно познакомились. Я давал интервью своему знакомому о бизнесе в Китае, когда перенес свое производство в Гуанчжоу. Ну, дал и забыл. А потом этот знакомый написал мне, что Илья слышал о S H U и хочет со мной познакомиться. Лагутенко был очень удивлен, что ему обо мне рассказывал, например, Саша Гагарин (солист инди-рок-группы «Сансара», земляк Андрея из Екатеринбурга. — Прим. ред.). Я потом был в Лос-Анджелесе на студии у Ильи, а по дороге туда познакомился с классным канадским музыкантом River Tiber, другом группы BadBadNotGood, которую я хочу позвать на десятилетие S H U. Евгений: Ты ведь приехал в Питер с Урала играть рок. Музыка, получается, вдохновляет тебя и сейчас?
Андрей: Конечно. Музыка — это моя ностальгия, которая то отпускает, то снова накатывает. Вот недавно как раз читал книгу о русском роке 1980-х, и снова накатило.
Евгений: Именно она и  были первыми, кто пришел к нам в гримерку после концерта в Ленинградском рок-клубе в 1986 году. Он был в красной рубашке и вообще выглядел максимально круто. Как и вся его компания. Тогда ленинградцы, имевшие доступ к заграничным вещам, одевались в финский ширпотреб, потому что скупали одежду нелегально у финских туристов. А Цой был именно что стильным. Кстати, а почему с музыкой-то в Питере у тебя не получилось?
Андрей: В Екатеринбурге среди моих друзей были одни музыканты, а здесь влиться в тусовку не вышло, хотя я везде ходил с гитарой. Правда, уже тогда один из таких друзей шил одежду, и я у него этому научился, еще в школе вшивал себе клинья в джинсы… Так вот, влиться не получалось, а однажды в комнате, которую я снимал, случился пожар. Все мои вещи и гитара сгорели, а швейная машинка не пострадала.
Евгений: Подсказка от судьбы. (смеется) Андрей: Я пошел работать и в свободное время шил себе одежду. Так это все и началось.
Евгений: Я тоже делал себе одежду сам, но у меня музыка в итоге перевесила. А кино тебя как-то вдохновляет?
Андрей: Только если группа «Кино». (смеется) На одной фотографии видел Цоя и его жену Марьяну, у них были куртки под кожу с клепками. Мы сделали нечто подобное.
Евгений: Я недавно понял, что твои вещи сшиты из необычных тканей. Сейчас в моде всякие движения вроде ресайклинга и в то же время с экологией дела плохи. Может быть, вам выпустить какую-нибудь концептуальную линейку вроде костюмов химзащиты?
Андрей: Если возникнет реальная экологическая угроза, мы будем первыми, кто на нее среагирует. А вторичная переработка… В нашем бизнесе эти технологии еще не так развиты, но к чему-то подобному мы рано или поздно придем. Россия движется в этом экологическом направлении, многие увлекаются раздельным сбором. Евгений: Я знаю людей, которые сдают старую одежду в специальные контейнеры. У других обязательная часть их семейного выходного — заехать в благотворительный магазин оставить там вещи.
Андрей: Правда, с одним из таких магазинов случилась дурацкая история: у нас была партия бракованных курток, и мы отдали их туда на переработку. Именно на переработку и утилизацию. А они их потом продавали за полторы тысячи!
Евгений: Еще я не очень люблю спортивную одежду, но недавно пришлось кое-что из нее купить, потому что я уходил на яхте в море, а там нужны вещи максимально утилитарные. И мне кажется, морская тематика у тебя тоже присутствует.
Андрей: Безусловно! У нас даже случилась коллаборация с яхт-клубом «Сила ветра» из Москвы. Сорок девять яхт участвовало в регате, мы играли музыку, было очень классно.
Евгений: И еще вопрос про начало твоей карьеры. Ты совмещал работу над одеждой и работу на заводе. Откуда силы?
Андрей: Мне было двадцать лет, я жил в городе свободы Петербурге и мечтал ни от кого не зависеть. А то, что мои вещи кому-то нравились, только добавляло сил. В конце концов, давал по двести пятьдесят спектаклей в год, и все у него было хорошо.
МЕСТО СЪЕМКИ
Мост Бетанкура
Единственный неразводной мост через Малую Неву, открытый в мае 2018 года к чемпионату мира по футболу, соединяет Василеостровский и Петроградский районы через Петровский и Серный острова. По первоначальному проекту высота его пилона должна была составить 90 метров, но в итоге была понижена до 44 метров. Мост назван в честь создателя Института путей сообщения и транспортной системы Российской империи Августина де Бетанкура.
Фото: Данил Ярощук
Стиль: Эльмира Тулебаева
Ассистенты стилиста: Анастасия Цупило, Александра Дедюлина
Благодарим магазин S H U, магазин SKATEandSNOW за помощь в организации съемки
В съемке принимали участие хореограф Мариинского театра , артисты балета Мариинского театра: , , , Максим Зенин, Саломея Сантана, , Анастасия Ткаченко, Вероника Селиванова, Артемий Келлерман, Сергей Осминкин, Анастасия Яроменко, Диана Ермолаева, София Воронова, , Вячеслав Гнедчик, а также артистка балета Михайловского театра Нина Османова «Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2019»:
главный универмаг Петербурга ДЛТ,
Испанский Ювелирный Дом TOUS,
glo,
Nespresso,
Премиальные классы Яндекс. Такси,
Группу компаний Stroganoff Group.
Видео дня. Вещи, которых не должно быть в квартире у женщины
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео