Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Диана Сеттерфилд: думала, что мама будет моим единственным читателем

Британская писательница приобрела мировую известность после выхода дебютного романа "Тринадцатая сказка" в 2006 году. Действие ее новой книги "Пока течет река" разворачивается в ХIХ веке. Однажды вечером на пороге трактира на берегу Темзы появляется израненный человек с маленьким ребенком на руках. Пораженные завсегдатаи уверены, что девочка мертва, но чудесным образом она оживает. Свои права на спасенную малышку заявляют сразу несколько семейств. В интервью Сеттерфилд рассказала о том, почему читатели с экземплярами ее первого романа вызывают у нее улыбку, как пешеходный поход вдоль реки помог творческому процессу и кто подарил ей возможность познакомиться с творчеством Достоевского в 12 лет. Беседовала Валерия Высокосова.

— Ваш дебютный роман "Тринадцатая сказка" стал бестселлером по всему миру. Ожидали ли вы такого успеха?

Видео дня

— Нет, совсем не ожидала. Обычно я стараюсь особо ни на что не надеяться, чтобы избежать разочарования, поэтому во время работы над первым романом я постоянно говорила себе, что вряд ли его вообще опубликуют. Я частенько думала о том, что моим единственным читателем, возможно, окажется моя мама, поэтому пыталась написать такую книгу, которая понравилась бы и мне, и ей. Когда я узнала, что за право издания рукописи устроили аукцион, я была поражена, — оказывается, на свете есть еще люди, полюбившие книгу, которая нравится мне и моей маме. Я до сих пор чувствую огромную благодарность.

Зарабатывать на жизнь творчеством – это невероятный подарок, и именно успех "Тринадцатой сказки" помог мне в этом. Порой на встречи приходят читатели, которые приносят на подпись экземпляры моей первой книги, зачитанные едва ли не до дыр. Я всегда улыбаюсь, когда вижу их, они напоминают мне о том, как все начиналось.

— Что стало для вас главным вдохновением при работе над книгой "Пока течет река"?

— История, которую я еще ребенком прочитала в одной из газет, когда отдыхала дома у бабушки с дедушкой. В заметке рассказывали о маленьком мальчике, который упал в реку и утонул. Но через час после того, как его тело извлекли из воды, случилось чудо – он ожил и открыл глаза. Эта статья произвела на меня большое впечатление, поскольку в то время моя сестренка сильно болела, и я боялась, что она умрет. Я помню, что пересказала историю бабушке: сказала ей, что если моя сестра умрет, то она может сделать точно так же, как этот мальчик, — найти путь обратно. Бабушка ответила, что это работает не так. Четыре года чудесное спасение не отпускало меня, — я все пыталась понять, как же так произошло. Годы спустя, когда моя сестра уже окончательно выздоровела, я прочитала похожую заметку о девочке, которая утонула, но вернулась к жизни, только в ней автор объяснил все с научной точки зрения.

У меня в голове есть ящичек, куда я складываю события, о которых кто-то должен написать книгу. Туда же я положила и эту историю. Тогда я даже не думала, что напишу об этом сама. Спустя несколько десятилетий я стала писателем, и это происшествие вернулось ко мне.

— Почему вы решили сделать так, чтобы события развивались у реки, и история формировалась вокруг нее?

— Когда международный тур по презентации "Тринадцатой сказки" завершился, мне очень хотелось отдохнуть. Я 15 месяцев провела в красивых отелях и аэропортах, — и больше видеть их не могла. Мне нужны были спокойные каникулы, которые вернули бы меня на землю, помогли перестроиться на течение обычной жизни. Мне хотелось думать, созерцать и быть абсолютно спокойной. Я собрала рюкзак и отправилась в Глостершир (графство на западе Англии – ред.), вышла в деревне Кембл, пересекла поля и нашла исток Темзы. Оттуда я пошла в Лондон, пешком, вдоль реки, я прошла около двухсот миль, — и это было потрясающе. К концу путешествия я увидела все те места, которые позднее описала в книге, места, в которые я возвращалась снова, до тех пор, пока история не подошла к концу.

— У ваших героев есть прототипы из реальной жизни? Может, исторические фигуры?

— У моего фотографа, Генри Донта, есть прототип – это фотограф, который жил в викторианскую эпоху, Генри Тонт. Он был очень активным и талантливым человеком, снимал Темзу. Именно он сделал побережье реки туристическим направлением. В то время его профессия была опасной: смешаешь химикаты не в том порядке – задохнешься от ядовитых испарений, намудришь в процессе проявки фотографий – и студия будет пылать в огне. Генри Тонт придумал обустроить темную комнату для проявки прямо на своей яхте – и это изобретение я подарила своему герою.

На образ мистера Армстронга меня вдохновил отчасти мой дедушка. Он всегда говорил бабушке за обедом, чтобы сначала она накормила детей. "Я лучше умру от голода сам, — говорил он, — чем они не доедят". Он был очень добрым и щедрым человеком, которому в молодости пришлось через многое пройти.

— В вашей книги много таких героев, которые мне показались очень современными. Это и Рита Сандей, и мистер Армстронг с женой, и чета Воган. Все, что с ними происходит, легко могло бы случиться сейчас. Почему вы решили поместить их в XIX век?

— Я с самого начала знала, что хочу написать книгу о рассказывании историй, и потому ни секунды не сомневалась – действие романа будет развиваться в XIX веке. В те времена вера людей в разнообразные предания была сильна, особенно среди не самого образованного населения. Для них было абсолютно нормально верить в ведьм, оборотней или привидений. Христианская вера тоже имела значение, люди знали библейские сюжеты. С другой стороны, наука уже начинала менять их представления о себе и своем месте в мире. Дарвин открыл новое понимание происхождения человека. Кроме того, начало развиваться такое направление науки, которое позднее назовут психоанализом. Нечто необычное произошло возле реки, нечто, что казалось невозможным, настоящее чудо, и все герои пытались объяснить случившееся, пересказывая эту историю, основываясь на научном знании или на старом представлении о мире.

— "Пока течет река" порой кажется настоящей сказкой, но эпизод с пропавшей девочкой и то, чем оборачивается это исчезновение на самом деле, буквально выбивает у читателя почву из-под ног. Какую книгу вы на самом деле хотели написать?

— Мне всегда нравились произведения, в которых сочетается несколько жанров. Думаю, что человеческий опыт слишком сложен, чтобы вместить его в рамки, поэтому, заимствуя у многих направлений литературы, можно более полно воздействовать на читателя. Я обожаю криминальные романы, и взяла кое-что из них, но я хотела иметь свободу, чтобы использовать сказочную традицию. Мне было интересно исследовать потребность людей рассказывать истории, — эта потребность мне кажется фундаментальной. В книге "Пока течет река" есть отсылки к сказкам, народным сказаниям, историям о призраках, детективным историям, реалистической традиции, а также попытки объяснить нечто необъяснимое с помощью науки. И я рада, что мне удалось все это объединить. Мне хотелось даже добавить мотивы из греческой и римской мифологии, но вписать их было довольно сложно, поскольку многие герои книги – обычные малообразованные трудяги. Вместо этого я добавила элементы классической мифологии, и вложила в уста героев историю об отце, который отправился в подземное царство, чтобы вызволить свою дочь, но за это ему пришлось заплатить.

— Могли бы рассказать, кто ваш любимый автор?

— Очень сложно назвать одного. Я обожаю первую книгу Карсон МакКаллерс "Сердце – одинокий охотник". Главный герой ее книги глухонемой, о нем известно очень мало, но его присутствие способствует развитию сюжета и раскрывает остальных персонажей. Этот пример я держала в уме, когда писала роман "Пока течет река". Кроме того, я большая поклонница , который пишет романы для взрослых и детей в жанре магического реализма. А когда мне было 12 лет, я прочитала много произведений Достоевского. Добросердечная библиотекарша выдала мне билет во взрослую секцию библиотеки, когда поняла, что я перечитала все произведения для детей. Вряд ли она ожидала, что я возьмусь за русскую классику, но эта литература произвела на меня большое впечатление – мне очень нравилась мрачная атмосфера книг, хотя я уверена, что поняла лишь малую часть прочитанного. В сознательном возрасте я перечитала Достоевского, но первое впечатление осталось со мной навсегда.

— Вы уже работаете над новым произведением?

— Да, я приступила к написанию романа, но пока подробности раскрывать не могу – многое может измениться.