Ещё

И только метроном отстукивает время. Театр на Васильевском побывал в Омске 

И только метроном отстукивает время. Театр на Васильевском побывал в Омске
Фото: АиФ-Омск
Есть спектакли, где много действия и яркие костюмы — смотреть их легко, просто, весело. А когда без действия и костюмов, только мысли — их смотреть, кажется, невозможно.
Но это лишь кажется. Такие постановки порой бывают глубже, интереснее и сильнее.
Спектакль «Долгий рождественский обед» по пьесе Торнтона Уайлдера, представленный санкт-петербургским Театром на Васильевском на недавних гастролях — из числа вторых.
Незамысловатый вроде бы сюжет: американская семья Байярд собирается на Рождество вокруг большого стола с индейкой. Действие перетекает от одного празднования к другому, люди рождаются, взрослеют, старятся и умирают, меняются четыре поколения, а застолье с индейкой остаётся неизменным. Начинаешь смотреть, и смыслы прирастают как снежный ком.
Простой сюжет
Начало: 20-минутная прелюдия — люди за столом в ускоренном темпе читают вслух пьесу… Этот «забег» словно напоминание о том, насколько быстротечна жизнь, а мы всегда куда-то бежим — и нет времени остановиться… Слушаешь и стараешься уловить, схватить, понять — о ком, о чём, где, когда?
И следом — застолье каждого поколения. Но… без стола, лишь стулья полукругом. Почему? Через некоторое время, кажется, понимаешь: традиции застолья — это не банальный инстинкт потребления пищи, а духовный момент: он в голове, памяти, сознании. И стулья в таком контексте воспринимаются по-особому. Как символ места каждого — в жизни здесь и сейчас; и на высоких нотах — когда стоя на стуле, и в мире вообще.
А за столом — простые-сложные разговоры, переживания, размышления: о рождении и смерти, взаимоотношениях отцов и детей, одиночестве, войнах, пагубных привычках. И о смысле жизни — никогда ничего не бывает потом, только кажется, что жизнь длинна.
Вроде бы все только что пили вино и ели сочную индейку, но вдруг раздаются звуки выстрелов — и сцена скрывается в клубах дыма: молодой представитель семьи где-то сражается и гибнет. Всё больше людей уходят в «чёрный портал».
Предвестник старения и ухода — старая шуба, скопившая многолетнюю пыль. Но печали проходят, и люди снова смеются, празднуют, спорят, едят индейку и пьют вино.
С каждым поколением участников застолья становится всё меньше. Старые традиции не интересны? А своих ещё нет. Угасает дом… И что остаётся? Звёздное небо и звук метронома в тишине, отстукивающий время.
Променад по жизни поколений
Тонкий спектакль режиссё­ра Руслана Нанавы. Красивы свет, декорации, символы, метафоры, аллегории! И игра артистов — выступивших в двух ролях (матушки Байярд и тётушки) и Арсения Мыцыка (Родерик-­отец и сын), и колоритность образа невестки Леоноры от . Все — непо­вторимы, с яркими, глубокими, узнаваемыми характерами.
Прикоснуться к судьбам четырёх поколений за 90 лет — космический «променад» по жизни американской семьи. И по собственной. Когда в течение двух часов в параллель со спектаклем ты смотришь на свою жизнь, на тех, кто в ней есть, и тех, кого уже нет. Пробирает до дрожи.
Видео дня. Что на самом деле думают питомцы о своих хозяевах
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео