Ещё

Продуктивность — это не про нас? Бизнес-леди о вековой тяге русских к сплетням и нытью 

Продуктивность — это не про нас? Бизнес-леди о вековой тяге русских к сплетням и нытью
Фото: Аргументы Недели
Глава крупной российской компании Инна Нозик без утайки рассказала «Аргументам Недели» о том, почему ей пришлось заниматься сломанной задвижкой в туалете, о лукавстве «бирюзовых» начальников, и почему в советское время ее бы «поставили на карандаш».
Женщина, являющая собой образец современной бизнесвумен, начала профессиональный путь на позиции простого школьного учителя. С течением времени она уверенно продвигалась по карьерной лестнице, «вставая у руля» крупнейших и «разношерстных» компаний. Так, в ее «копилке» фирмы в сфере туризма, моды, юриспруденции.
Сейчас эта успешная и энергичная предпринимательница создала уже собственный проект. И, что любопытно, команда, с которой она бок о бок работала на протяжении 7 лет, сумела «дождаться» своего вожака и ушла вслед за ней, пополнив ряды ее сотрудников.
— Как-то раз гостья, приглашенная к  на передачу, пыталась донести до зрителей, что она работает менеджером. После чего Малышева по-отечески приобняла девушку и с какой-то жалостью произнесла: «Ну что вы мучаетесь, дорогая! Скажите просто: я продавец!»
Так вот, Инна, расскажите нашим читателям, что на самом деле означает понятие менеджмент?
— (смеется) На самом деле я каждый день сталкиваюсь с подобным непониманием людей. Когда ты говоришь: менеджер. В ответ слышишь: продавец. Зачастую и сами продавцы называют себя именно так. Однако в переводе с английского продавец — это «saller», тогда уж на русский лад логичнее называть их сейлзами.
Менеджмент — это разговор, прежде всего, об управлении, о лидерстве, об осознанности. Я убеждена, что существуют менеджеры от Бога, которым дано не только брать «бразды правления» в свои руки, но и вести за собой подчиненных, сознательно возлагая всю ответственность (трудовую, дисциплинарную и т.д.) на свои плечи. Но эти качества, конечно, при желании можно в себе развить.
Могу привести пример из своей жизни. Уборщица недобросовестно выполняла свою работу — в помещении было грязно. Я вызвала ее к себе, чтобы разобраться, в чем дело. Она сказала, что нет средства для мытья полов. Этим я и занялась. Оказалось, что его выделили лишь на одно помещение. В итоге мне пришлось прийти с банкой и сказать: «Отливайте». Или сломанная задвижка в туалете, которая мешала моим сотрудникам… Я не должна была этим заниматься, безусловно, это не мой функционал. Но если ты находишься на позиции руководителя, и некому решить этот вопрос, то это твоя обязанность — решать абсолютно все возникающие проблемы. Вот это и есть менеджмент.
— Чем, с точки зрения психологии, женский коллектив отличается от мужского?
— Это очень сложный вопрос, на мой взгляд, поскольку существует много стереотипов. Дамы просто более эмоциональны и подвержены влиянию. Бытует мнение, что женский коллектив — это «змеевик», кто-то еще дополняет его мифом о пресловутой женской логике. Я с этим не соглашусь. Во время работы исполнительным директором в Модном доме в моем подчинении находились порядка 100 человек, всего несколько из них были мужского пола. И работалось там очень комфортно. Разумеется, периодически между нами возникали рабочие разногласия, но мне всегда удавалось вовремя включиться и разрешить их. Немаловажно и то, что все участники рабочего процесса были крайне загружены, поэтому времени на конфликты просто-напросто не оставалось.
Стоит упомянуть и некоторые особенности в психологии обоих полов: женщины, например, более скрупулезны и внимательны к деталям. Вот приходит мужчина в парк, говорит: «Какой парк хороший!» Женщина же восклицает: «Какое дерево красивое! И скамейки здесь есть, и качели!» То есть широта взгляда все-таки отличается. Мне же, в силу своего склада ума, комфортнее работать с мужчинами.
Есть, конечно, специфические отрасли, которые накладывают свой отпечаток на найм сотрудников. Модный дом — женщины, нефтегазовая отрасль — мужчины. Но даже в этом случае влияние половой принадлежности на атмосферу в коллективе малосущественно. Это задача руководителя — так направлять и выстраивать работу, чтобы ни у кого не возникло желания спровоцировать ссору. Сотрудники должны четко знать и свои обязанности, и реакцию начальства на все происходящее в фирме, в том числе и на сплетни, если таковые вдруг возникают. И тогда все будет в порядке.
Интересно, что мужчины сами по себе больше подвержены пересудам, нежели женщины. К примеру, когда я была заместителем руководителя в дилерском центре BMW, там, как вы понимаете, в основном работали представители сильного пола. Меня поразило, насколько быстро мужчины разносят сплетни. Хотя, когда в студенчестве я возглавляла экспериментальную площадку, будучи психологом, все было наоборот. Директор был мужчиной, все остальные — девушки. Как-то я заболела на 2 месяца, а по возвращении, к своему удивлению, узнала, что уже успела выйти замуж и улететь в Америку. Вот так.
Откуда рождаются сплетни? Людям сложно подойти к человеку и поинтересоваться, а что случилось, почему ты грустный? У нас ведь напрямую не спрашивают. Менталитет такой. Лучше обсудить что-то за спиной. А уж если начальство с «короной» на голове да в большом кожаном кресле, то коллектив невольно закрывается, и начинается «перемалывание косточек». Важно же быть включенным не только в работу сотрудников, но и в их жизнь. Если возникает что-то, что отражается на выполнении обязанностей, необходимо войти в положение подчиненного, помочь ему, а не отгораживаться.
— А где тогда грань для вас, как руководителя, между панибратским отношением с персоналом и человеческим, информативным? Как не допустить превращения в «подружку»?
— Это трудно, и, естественно, нельзя переходить эту грань. Я против так называемых «бирюзовых организаций». Но против не самой системы, а «бирюзы» в реальности, а именно в условиях российского бизнеса. Категорически недопустимо убирать субординацию. У некоторых руководителей есть особые уловки. Они провозглашают: «Мы все семья!» Вот и «пашут» там все без передышки, по-семейному так сказать. Ведь нельзя отказать своему «отцу-начальнику», когда он просит задержаться после работы или выйти, допустим, в выходной. Без оплаты, конечно, «родные» же люди, отчего не помочь?
И не надо лукавить, выдумывая любовь, которой нет. Семья — это те, кто дома, твои родные и близкие. На работе отношения с людьми выстраиваются совершенно в другом ключе. Даже если с подчиненными начальник на «ты», они должны видеть в нем лидера, который принимает решения.
Никто не говорит о роли личного психолога, когда к тебе приходят и плачутся о своих неудачах. Но людей надо не просто слышать, их нужно мотивировать, направлять. При этом сам руководитель совершенствуется и растет вместе с ними — это обоюдный обмен. Когда я возглавляла Департамент продаж в одном из региональных информационных центров официального дистрибьютора «КонсультантПлюс», то была максимально вовлечена в жизнь своего коллектива. Мы составляли карты желаний, проводили визуализации. Причем это были не иллюзии или фантазии, а конкретная работа с постановкой четких целей и выявлением средств для их достижения. То есть параллельно с рабочими вопросами шло прорабатывание жизненных эпизодов.
Приведу пример из жизни. Я взяла на работу сына своей помощницы. Чудесный мальчик, но в глаза сразу бросилось: продажи — не его область. Я посадила молодого человека перед собой, и мы начали с ним «разбор личностных полетов». В ходе беседы он признался, что является актером и выступает на театральной сцене, но очень хочет сниматься в кино и не знает, как это можно осуществить. Пришел и спрашивает: «Сколько у вас оклад?» Я отвечаю: «А сколько ты хочешь зарабатывать?» А он мне: «18». Я даже сначала не поняла, о чем он. Спрашиваю: «Что 18?» Он: «Хочу получать 18 тысяч в месяц». Я стала докапываться до истинной причины такого положения дел. И выяснилось, что любящая и заботливая мать так и не отпустила сына. «Пуповина» до сих пор оказалась «не перерезана»: живут они квартира в квартиру, обеды, ужины — все вместе. Пришлось подключать мать. Я вызвала ее к себе и объяснила, что к чему, посоветовала перестать давать деньги своему взрослому ребенку. С парнем нам удалось сойтись на том, что пора начинать новую жизнь и учиться самостоятельно распределять свой бюджет. Мама плакала, ей было больно — все-таки единственное, горячо любимое чадо. Она как-то прибегает ко мне с «горящими глазами» и с восторгом рассказывает: «Представляешь, он купил в магазине хлеб, молоко, спрашивает, что еще надо!» Вот ведь радость! Так мальчик постепенно понял, что он — глава семьи, мужчина. А мама, наконец, стала жить своей жизнью, наслаждаться с мужем путешествиями, а то все дом — работа — работа — дом. Более того, через неделю я уволила этого юношу, сказав, что его место не здесь. А через полтора месяца он уже снялся в сериале «Борис Годунов», причем роль его не была второстепенной. И зарабатывает он сейчас уже другие деньги.
И вот скажите, что бы было, если бы я, как начальник, не вмешалась и не направила их в верном направлении? А все началось с моего банального вопроса: «Что вы сидите грустная?» Отвечает: «Да вот сыну плиту надо купить…» «А сколько сыну лет?» «25!» «А почему же вы плиту ему покупаете?» «Да работы у него нет». Вот я его к себе и пригласила. И пошло, и поехало. И так с каждым сотрудником. Ведь плохое настроение напрямую влияет на качество работы. Человек нуждается в поддержке, он должен сознавать, что нужен и важен не только как специалист, но и как личность.
— В российских компаниях прослеживаются две крайности: либо развязное поведение с начальством, либо руководитель выступает в качестве «небожителя», которому в сущности все равно, Петя или Вася на том станке «пашет».
— Давайте рассмотрим, например, работу в Японии. Там другое мировосприятие. В плане работы они славятся колоссальной эффективностью. Почему? Да потому что там нет этих гигантских кабинетов, начальники сидят в общем зале, по сути, они те же сотрудники. Одно дело, когда я веду личные беседы с сотрудниками. Там волей-неволей приходится уходить за перегородку или в кабинет. Но при этом, где бы я ни работала, моя команда всегда знала, что я среди них, а не над ними.
Взять хоть корпорацию Sony, где руководитель ходит в той же синей курточке, что и его подчиненные. Если кризис — зарплату урезают в первую очередь ему. А у нас что?
В моей жизни был показательный случай. В канун Нового Года грянул кризис. А оклад срезали (причем по 5 тысяч) у младших сотрудников, которые и так еле концы с концами сводили. Начальство в этой ситуации просто спряталось по кабинетам и пересчитывало свою зарплату, которая, кстати, не изменилась.
Наши реалии таковы, что начальник попросту уходит от проблем компании или неудобных вопросов и прячется в своем кабинете. Я сталкивалась с ситуациями, когда руководитель при возникновении каких-либо неоднозначных ситуаций предпочитал крепко спать в своем кресле. Это же бегство, не иначе.
— Можно ли назвать это бедой нашего общества? Да и частенько берут на работу по знакомству, игнорируя таланты.
— Да, у нас часто берут чьих-то протеже, но есть и другая сторона медали. Я никогда никуда не устраивалась по знакомству. Всегда «давала ход» исключительно своим способностям и талантам. Ты считаешь себя хорошим спецом? Ну так поведай об этом! А то сидят многие «по углам» и горестно вздыхают, мол, я такой талантливый, а вы не цените, в упор меня не видите. Это рамки, которые существуют только в голове. Уже сформированная модель общества.
Давайте снова возьмем пример из жизни. В данный момент мы занимаемся организацией выставок. Есть такой Федеральный закон, который не предусматривает помощь государства в случае, если мероприятие является коммерческим. Мне это было известно. Однако же я стучусь во все двери, не имея при этом никаких связей в правительстве или иных структурах. И знаете что? Все двери открываются. Сейчас моя выставка проходит при информационной поддержке государства, ведь я, рассказывая о ней, была совершенно уверена в себе и своем проекте.
Так что это стереотип, в котором живут россияне. Везде «свои люди», «рука руку моет», «дурацкое» государство не помогает и так далее, чтобы не вырываться из границ своего привычного комфорта. А так вроде и уважительная причина для «томленья на диване» имеется.
Вот у меня спрашивают: «Тебе государство помогает?» Я заявляю: «Помогает!» А они-то хотели услышать, что не помогает! А получается, что если меня поддерживают, значит, и других могут.
Мой дядя часто задавал вопрос: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?» Правильно, проще судачить с соседом да жаловаться. А позиция должна быть активной. Энергию, затраченную на сплетни, лучше переключить на свою жизнь, а то она «распыляется» на бессмыслицу. Шаблоны — они только в сознании. Кто сказал, что сотрудник с окладом в 100 тысяч чей-то родственник? А может он башковитый и упорный? Просто перенаправь фокус с «того парня» на себя и живи своей жизнью. Человек может быть отличным вокалистом, но «похоронить» свой дар и петь в дУше. Тогда и знать о нем будет только он да его соседи.
— Вы не раз поднимали вопрос о российском менталитете. А чем еще отличается русский человек от граждан иностранных государств? Что нам, русским людям, мешает?
— Отличий миллион, и нужно понимать, что все они «укоренялись» на протяжении многих веков. История влияет на нас, на формирование нации, в том числе менталитета. Если говорить про «поныть», то да, мы это дело любим. И можем рассказывать 30 минут, как вчера было плохо собачке.
— Или как я ходил в ЖЭК.
— Да, это еще на дольше затянется. (смеется) В Америке не так. Они говорят: «Все отлично». Но если руководитель узнает, что у тебя, к примеру, постоянно болит голова, то может засомневаться в твоей эффективности как сотрудника. А потом может найти основания и для увольнения.
У нас же не увольняют. Все плачут на груди друг у друга, то есть заостряют свое внимание на проблеме. А к этому приплюсовывается пассивная позиция по жизни. Вот мы сидим хорошие, а правительство все плохо делает. Так оно хоть что-то делает! И ты начни делать, и все изменится.
У меня есть подруга, которая говорит, что терпеть не может свою работу — это так по-русски. Это очень крупная компания, там великолепные условия и фирма сама по себе превосходная. А она твердит: «Ненавижу свою работу. И квартира у меня паршивая». Я ей говорю: «У тебя же квартира съемная, поменяй ее». И… Ничего не меняется, женщина уже полтора года живет в стенах, которые на дух не переносит.
И так у большинства. Мы чем-то недовольны, но почему-то никто не готов действовать. А пора бы. Сегодня ты меняешь свое завтра — мой девиз. Нужно взять ответственность на себя.
В Германии распространена чопорность. Моя подруга вышла замуж за немца, и соседи пригласили их в гости на чашечку кофе. А она пришла туда, по доброй русской традиции, с какими-то банками и соленьями. Хорошо, что не успела ничего достать из сумки, потому что на столе красовалась только кофейная кружка, даже без печенья. В следующий раз ее пригласили уже на чашечку кофе с печеньем. Это же не плохо, просто они по-другому воспитаны.
— Не могу обойти вниманием всеми любимый советский фильм «По семейным обстоятельствам». Заместитель «железной леди» сказал ей: «Вы прям как охрана труда, 18:00 — и вас, как тайфун, отсюда выносит». На что она парировала: «Работать надо только в рабочее время, оно ведь так и называется — рабочее. А если что-то не успеваешь — значит, мы с вами плохо работали в течение дня». Вы с ней солидарны?
— На самом деле, это хороший вопрос. Я никогда не работала только в рабочее время. Моя энергия, которая «бьет ключом», позволяет много работать. И вообще я всегда выступаю за то, чтобы делать чуть больше положенного.
Мои родственники живут Америке. Так вот, мой двоюродный дедушка при виде меня подозрительно прищуривается: «А чего это ты, Инночка, после 18 на работе задерживаешься? В советское время тебя бы давно „на карандаш“ взяли!» (смеется) Да и сейчас во многих организациях любят «прокачивать мозги» тайм-менеджментом (технология распределения времени — прим. ред.). Не вижу ничего страшного в переработках.
Однако я жестко против «ночевки» своих сотрудников на рабочем месте, особенно это касается семейных людей. Если они и остаются после 18:00, то сами сознательно на это идут, по своему желанию.
Это ведь выбор каждого. Мне, например, в кайф работать, а работаю я постоянно. Как-то раз моя однокурсница, которая живет Германии, приехала в Россию в командировку. И я, отбросив все дела, с трудом «урвала» время после 21:00 и прибежала на встречу. Она спрашивает: «Что у тебя происходит?» Я даже не взяла в толк сначала, что она имеет в виду. Увидев недоумение на моем лице, подруга пояснила, что ровно в 18:00 она выключает компьютер, поднимается и уходит домой. В Германии, если уж так случилось, что ты вынужден задержаться, тебя об этом лично просят и выплачивают компенсацию за потраченное время. Она же четко разделяет личную жизнь и работу, поэтому редко соглашается оставаться после 18 даже за большие деньги, ибо для нее эти свободные минуты куда важнее. У нас же внутренняя корпоративная культура во многих фирмах не сформирована, нет распорядка, нет разграничения обязанностей. Да и люди, следуя советскому шаблону, больше думают об «общественном», чем о «личном».
— Обратимся снова к диалогу из упомянутого фильма. Зам с ухмылкой заявил: «Вы раньше совсем по-другому считали. И сами тут сидели, и другим житья не давали». На что Польских ответила: «Трошкин, я раньше кем была? Теща! А теперь я невестка! Улавливаете разницу?» И счастливая побежала домой. Как вы считаете, влияют ли неурядицы в личной/семейной жизни на качество работы?
— Здесь суть в том, что подавляющее большинство людей в принципе не разъединяют личную жизнь и профессиональную деятельность. Соответственно любые неурядицы в семейной жизни «бьют» по работе: нервозность, скандалы, страхи, слезы. Поэтому да, мы можем говорить о том, что проблемы в личной жизни или ее отсутствие влияют на производительность.
Если мы говорим обо мне, то я сделала осознанный выбор в пользу работы. И мне, конечно, сложно найти партнера, который бы понял мой график и мое видение жизни в целом.
Недавно мне рассказали о занятных исследованиях, согласно которым больше всего разводов возникает среди пар, построенных на «большой любви», на втором месте — браки «по залету», и меньше всего распадаются пары, у которых тесные партнерские отношения. Безусловно, в них есть чувства, но молодожены находят множество «точек соприкосновения», и семейные узы для них, скорее, осознанный выбор, нежели порыв страсти. Для меня, наверное, это был бы самый оптимальный вариант. Жена не должна быть сильнее мужа ни в работе, ни по характеру. Необходим баланс, а достичь его трудно.
Алена Ярошевич
Видео дня. Как выглядят 95-летний жених и 77-летняя невеста
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео