Маршак и Чуковский — заклятые друзья 

Маршак и Чуковский — заклятые друзья
Фото: ИД "Собеседник"
Два самых известных детских писателя — и  — были не просто хорошо знакомы. Между ними были довольно сложные, ядовитые отношения, которые можно назвать «дружба-вражда». Причина — в острой конкуренции между литературными мэтрами.
«Ну и сволочь»
Общие знакомые Чуковского и Маршака сочинили едкую эпиграмму:
«Уезжая на вокзал, Маршак Чуковского лобзал. А приехав на вокзал, "Ну и сволочь", — он сказал. Вот какой рассеянный с улицы Бассейной».
Между мэтрами было словно негласное соревнование, они расспрашивали друг о друге у общих знакомых и едко комментировали новости. Причем касалось это не только выпущенных книг или наград, а буквально всего на свете. Когда Маршаку рассказали, что Чуковский в гневе на самого себя из-за бессонницы бьет себя по голове до синяков, Маршак воскликнул: «А я в гневе падаю на пол и кусаю ковер!»
Корней Иванович тоже не оставался в долгу. После публикации «Мистера Твистера» Маршака, встретив в трамвае писателя , Чуковский саркастично высказался про коллегу: «С таким мастерством и таланта не надо».
Маршак в свое время даже отказался от дачи в Переделкино, ведь там жил Корней Чуковский, который устраивал для детей посиделки, читал им свои книги.
Но несмотря на ядовитые стрелы, которые мэтры периодически пускали друг у друга за спиной, Маршак помогал Чуковскому, когда того не хотели публиковать. Шел и замолвливал за него словечко Максиму Горькому. И Чуковского публиковали. А Чуковский в свою очередь признавал талант автора «Дома, который построил Джек».
Безотцовщина и баловень судьбы
У двух гениев детской литературы между тем было много общего. И Маршак, и Чуковский начинали свой творческий путь, работая корреспондентами. Корней Иванович печатался в одесских газетах. Маршак в качестве журналиста побывал в путешествии по Ближнему Востоку. Оба жили некоторое время в Англии, знали английский язык и английскую литературу, впоследствии занимались переводами произведений английских авторов на русский.
Но при этом между ними была существенная разница. Чуковский был рожден не в браке, у него даже отчество было вымышленное, и он очень стеснялся того, что растет без отца. Мать же его была простой крестьянкой, поэтому рассчитывать на качественное образование Николай (настоящее имя Чуковского) не мог. Английский он учил по потрепанному самоучителю и произносил слова так, как они пишутся. В Англию попал, как бы сейчас сказали, будучи собкором газеты «Одесские новости» в Лондоне. Ему обещали приличную зарплату, но вскоре перестали платить гонорары. Началось выживание, пришлось подрабатывать — Чуковский переписывал картотеку в Британском музее.
Маршак, в отличие от «конкурента», — баловень судьбы. Мальчик родился в еврейской семье, сочинять стихи начал еще в школе, учителя считали его вундеркиндом. Его стихотворения попали в руки известному критику Стасову, и тот позаботился, чтобы талантливого еврейского мальчика перевели в петербургскую гимназию. Под очарование таланта Маршака попал и Максим Горький, который пригласил юношу жить в Ялту, где у него была дача. В Англии Самуил Яковлевич обучался в Лондонском университете.
Писать детские стихи и тот, и другой начали уже после революции. Это казалось более безобидным делом, нежели работа в журналистике или взрослая литература. Познакомил Маршака и Чуковского Максим Горький. Им поручили выпустить учебник по художественному переводу. Но он так и не вышел. Зато писатели навсегда остались в жизни друг друга как заклятые друзья.
Оба писателя пережили смерти своих детей
Позже Маршак возглавил издательство, и Чуковский, как один из авторов, от него конечно же зависел. «Хлопочу главным образом о „Крокодиле“, — пишет Чуковский Маршаку в письме от 1930 года. — Прошу разрешить хоть семь тысяч экземпляров. То есть в десять раз меньше, чем требует рынок. Надеюсь, что вы, Эпштейн, Луначарский, Ханин сможете добиться этой победы». За два года до этого , которая была заместителем народного комиссара просвещения РСФСР, прошлась катком по сказке Чуковского «Крокодил». «Такая болтовня — неуважение к ребенку, — писала она. — Сначала его манят пряником — веселыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно предлагают глотать какую-то муть, которая не пройдет бесследно для него. Я думаю, „Крокодила“ нашим ребятам давать не надо». И скоро в среде партийных литераторов появляется термин «чуковщина».
Гонениям подвергся и Маршак. В 1937 году его издательство было разгромлено, под репрессии попали многие писатели, но сам он уцелел. А все потому, что Сталин, увидев его фамилию в списках, заявил, что Маршак — хороший детский писатель. Слово вождя было законом.
Оба писателя пережили смерти своих детей, и это наверняка было для них большим ударом. С годами оба стали странными, чудаковатыми и капризными стариками. Чуковский пережил Маршака на 5 лет, но в последние годы он почти ничего не писал. Это можно объяснить старостью, которая не щадит ни тело, ни разум. А возможно, причина в отсутствии «спортивного интереса». Ведь его главный конкурент Маршак сошел с дистанции.
Видео дня. Зачем нужен ящик под духовкой на самом деле
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео