Ещё

Игорь Бунтман: для наших музыкантов мы создаем конкурентоспособную среду среди российской публики и, конечно, выводим всех их за рубеж 

Игорь Бунтман: для наших музыкантов мы создаем конкурентоспособную среду среди российской публики и, конечно, выводим всех их за рубеж
Фото: sibnovosti.ru
Джазмен, саксофонист, народный артист России Игорь Бунтман в интервью TV BRICS https://tvbrics.com/tv-shows/bricstervyu/show/igor-butman-nashikh-muzykantov-my-vyvodim-vsekh-za-rubezh-chtoby-byl-interes-k-rossiyskomu-dzhazu/ рассказал о проводимых джаз-фестивалях, гастролях своего оркестра и многом другом.
Признаюсь, я не раз была на Ваших концертах. Но самое яркое воспоминание — это август 2016-го года, Калининград, фестиваль «Калининград Сити Джаз». Буквально на каждой афише — ! Все, я, конечно же, купила билеты, на фестиваль пришла, полный уличный амфитеатр людей, и тут начинается страшный ливень. Но музыканты продолжали играть, и никто никуда не собирался расходиться. Вообще, часто сталкиваетесь с такими «неожиданностями» на гастролях и выступлениях?
Всегда большой риск на открытых площадках, на площадях, там, где нет крыши. Всегда есть опасение, что будет нехорошая погода, и это было в Горках Ленинских, и это было в Сочи, и это было в Монреале. И в Монреале было удивительно, что, в общем-то, никто не разошелся. Однажды у меня был концерт в… Пори, на «Пори Джаз Фестиваль». Там был страшный ливень, и я даже сфотографировал: скамеечки-скамеечки-скамеечки, потом сидит одинокая женщина под зонтиком, потом дальше пустые скамеечки… И в Калининграде, конечно, был дождь, но было приятно, что поклонники музыки не ушли никуда, и слушали и под зонтиками. К нам тоже доносились эти брызги, ливень был достаточно сильный. Но концерт был действительно очень хороший, нам очень понравился, замечательный фестиваль в Калининграде.
Благодаря Вам проходит очень много джаз-фестивалей, а в принципе, это джазовое фестивальное движение в России когда начало появляться?
Оно еще было в Советском Союзе, когда разрешили коллективам стать профессиональными джазовыми коллективами. Большая проблема была в том, что джаз хоть и не запрещали совсем, но не было профессиональных джазовых коллективов, которые, действительно, отдавались полностью джазовой музыке. Были «эстрадные» так называемые оркестры, даже оркестр , он назывался «эстрадным» оркестром. Оркестр Гостелерадио тоже был «эстрадно-джазовый» оркестр.
Когда они стали появляться, появились и замечательные джазовые фестивали. Один из них проходил в Петербурге, в Ленинграде, он назывался «Осенние ритмы». И я видел, какой интерес вызывает джазовая музыка, потому что залы были все время полные.
Нельзя сказать о том, что интерес к джазу как-то стареет?
Ни в коем случае! Наоборот, он молодеет, и приходит разная публика, и очень много молодежи, которая занимается и не занимается музыкой. Люди очень любопытные, интересные, многие из них подготовлены, знают и нашу программу, и музыку других исполнителей, как российских, так и зарубежных.
В 2019-м году двадцать лет уже легендарному Вашему оркестру. Я знаю, что в честь юбилея Вы много гастролируете, много путешествуете. Как раз недавно вернулись из Новосибирска, Красноярска, Томска, там прошли Ваши концерты. А вот если сравнивать популярность джаза в России с его популярностью в Европе и США, как вот можно оценить, на сколько у нас любят музыку свободы?
Мне хочется верить, что у нас ее любят, во всяком случае, не меньше, чем за рубежом. Конечно, мы хотим, чтобы и у нас появились такие звезды российские, которые действительно гремят на весь мир. И мы ждем. Они уже появились, эти звезды, звездочки, но мы рассчитываем, что они еще больше появятся. И еще больше подогреется интерес к джазу, потому что в коммерческом плане не очень просто приглашать зарубежных джазовых артистов, это дорого. Поэтому мы не можем пригласить всех, кого допустим, мы хотим, или тех, кто хочет даже приехать, в силу разных обстоятельств.
В какой-то степени наша публика более благодарная и более разборчивая, чем, допустим, в той же Германии или в Европе. Почему? Я могу сказать, что они подвержены каким-то стереотипам. Они верят тому, что они читают в прессе, и потом они никуда не отходят и сами не пытаются расширить свое понимание музыки или расширить свое понимание именно вот состояния сегодняшней музыки.
А наши люди, они об этом даже не задумываются, они просто идут, им нравится — не нравится. По такой схеме. А за рубежом — они читают газеты, и, допустим, если это не супер какая-то раскрученная звезда, они на нее не пойдут, они даже не посмотрят. Когда-нибудь мы тоже, может быть, будем подвержены каким-то стереотипам. Но сейчас это наше преимущество. Поэтому для наших музыкантов мы создаем конкурентоспособную среду среди российской публики, и плюс, конечно, выводим всех наших за рубеж, чтобы был интерес именно к российскому джазу.
Если говорить о зарубежных выступлениях, пишут, что Вы много выступаете в Европе и США, но ведь это неправда. Вы много выступаете еще и в Азии. Например, в Китае, я знаю, выступали. Когда впервые оказались с гастролями в Поднебесной?
Первый раз я оказался на Хайнани, где было очень тепло, красиво, прекрасное море. И мы там выступали с Ларисой Долиной. Одним из организаторов был Александр Абдулов. Там также был , , . Это был и театр, это была и музыка.
Потом я уже был с концертами в Шанхае, там я играл, такая сборная была группа, там был американец, китаец, и еще один, по-моему, малазиец. Мы играли квартетом, была джазовая серия в прекрасном концертном зале в Шанхае, великолепном. Потом мы уже были с оркестром, мы играли в Пекине, в клубе Blue Note. Blue Note — франчайзинг есть, основные группы в Нью-Йорке, есть в Японии, Милане, по-моему, в Сан-Пауло есть, в Пекине.
Вы выступали тогда с местным, с китайским музыкантом. А вот китайский джаз — он какой? Есть там какие-то свои, национальные особенности?
Конечно, они есть, только они еще пока не проявились. Только недавно этот вид искусства стал набирать обороты в Китае. Китайцы, во-первых, их много, во-вторых, они талантливые люди, они готовы много трудиться. Я уверен, что через какое-то время мы заговорим о китайских интересных музыкантах. Вот в Индии мы играли тоже с музыкантами, многие к нам приезжали, мы очень часто бывали в Индии. По-моему, лет семь подряд каждый год были в Индии, выступали в Бомбее, в Калькутте, Дели, еще один город…
Мумбаи, наверное?
Мумбаи — это точно, да.
В Индии очень любят джаз, и там даже проводят несколько джаз-фестивалей. Один из самых лучших — это фестиваль в Дели, как раз. Вы в рамках этого фестиваля выступали?
Мы выступали и в рамках этого фестиваля, и в рамках фестиваля, который назывался «Джаз, джаз и только джаз».
Вот, например, фестиваль в Дели, он проводится, по-моему, с 2012-го года. А в принципе это фестивальное движение джазовое в Индии появилось уже в 2000-х или еще раньше?
Нет, ансамбль «Аллегро», ансамбль «Мелодия», по-моему, еще кто-то ездили на джаз в 80-х годах.
То есть можно сказать, что индийцы даже нас чуть-чуть обогнали в этом плане?
Я скажу, что все-таки индийских музыкантов, мне кажется, меньше джазовых. У них очень сильные традиции их национальной музыки. Но сами джаз-фестивали проходят там достаточно давно. Нельзя сказать, кто раньше кого, но, мне кажется, что все-таки джаз в нашей стране зазвучал раньше. Он зазвучал впервые в 1923 году. А я не уверен, что в Индии он звучал в это время. Хотя англичане могли завести туда и что-то подобное джазу. Поэтому тут надо разбираться. Но я уверен, что в Индии настолько талантливые люди и великолепные музыканты, что они могли бы джаз играть в любое время.
Мы немножко сейчас отвлечемся от иностранцев, немного поговорим о Вас. Едете в аэропорт, стоите в пробке, что будет играть в машине или в Вашем плеере в этот момент?
Дело в том, что музыка, особенно для меня, это моя работа, моя профессия. Поэтому, если я слушаю музыку, я прислушиваюсь к ней, думаю, что там происходит, как, почему. И в момент, когда ты опаздываешь, тебе ни до чего… тебя музыка раздражает, потому что ты действительно переживаешь, чтобы успеть. Если у тебя большой запас времени, то, конечно, можно слушать любую хорошую музыку — и нет определенной.
То есть у Вас можно найти и какие-то классические композиции в плеере, и современную музыку?
Да. Если это хорошо, значит — это современно. И своевременно. И классический джаз великолепный хочется слушать и новый.
Новый ты просто смотришь, сравниваешь со своими идеями, сравниваешь, что ты делаешь, что делает этот человек, который, может быть, или популярен, нравится он другим, твоим коллегам. Поэтому ты слушаешь, что у него хорошего, что можно перенять под себя, что подходит под твой стиль. И, конечно, классику тоже хочется слушать, она чудесная. мы слушали, и Тони Беннетта.
Слушаете не только джаз. Вошли к нам сюда на интервью — напевали , например. Тоже бывает? Случается?
И Тину Тернер мы любим. Самая главная прелесть нашей музыки, как я понимаю, — это импровизация. Импровизация может быть техничной, да. Быстро играть, виртуозно и всех восхитить. Но, с другой стороны, мы рассказываем какую-то историю. И в такой-то истории мы можем привести такой-то пример. Кто-то «цитаты» приводит, так называемые. И мы тоже вставляем в музыку какие-то цитаты. Музыкальные цитаты, это, я могу сказать, включить, а могу сыграть там, Чижик-Пыжика, или сыграть какой-нибудь третий вариант — вторую побочную партию второго концерта Рахманинова. Но главное, чтобы было со вкусом, нельзя уходить от этого. Но ты все равно пытаешься зацепить каким-то образом аудиторию. Она может заснуть. Потому что ты играешь все хорошо, а она раз — и у нее нет «крючка» с тобой. Ты импровизируешь, и, если они не совсем внимательно тебя слушают, значит они уже для тебя потеряны, как слушатели, как, в общем-то, те, кто должен тобой восхищаться. Поэтому ты можешь сыграть иногда какую-то цитату.
А можно к Вам применить знаменитую цитату , что лучшая работа — это высокооплачиваемое хобби?
Хобби это все-таки всегда какая-то самодеятельность. У нас это не хобби, мы к этому взяли инструменты в руки и стали этим заниматься. Я никогда ничем другим не занимался, только музыкой. У меня это основная профессия. Она любимая профессия, и не совсем цитата для меня подходит. При всем уважении к Генри Форду.
Мы вернемся немножко к нашим странам , уже почти про все поговорили, осталась Бразилия. Что можно сказать о бразильском джазе?
Бразильский джаз — это один из самых уважаемых видов музыкального джазового искусства. И в свое время бразильские мелодии, бразильская музыка, такие, как Антониу Карлос Жобим, Сержио Мендес, Иван Линс и многие-многие другие. Эти музыканты, конечно, внесли, огромный вклад вообще в мировой джаз. Если взять, допустим, одну из самых популярных пластинок в эру «Битлз», на втором месте был альбом Стэна Гетца, где он играет Жоао Жилберто и Антониу Карлос Жобима. Эта музыка была на втором месте по популярности после группы «Битлз». Что в принципе для джаза невероятный успех. Так что это все сделали бразильские музыканты. Я дружу с таким пианистом и вокалистом, певцом — Иван Линс, с которым у меня есть выступление и на «Дне джаза» на Кубе, и были выступления здесь, в России, и в Америке.
Я выступал еще с одной бразильской пианисткой, которую зовут Элиан Элиас. Элиан Элиас была супругой моего друга Рэнди Брекера, потом она стала супругой замечательного контрабасиста . И у нас с ней тоже были выступления совместные в Париже. Так что она потрясающая пианистка и сейчас она еще и поет немножко.
Серджио Брандао — замечательный бас-гитарист. У нас были выступления. Мы играли на жеребьевке мирового чемпионата по футболу. У нас была такая команда, состоящая из музыкантов из разных стран, которые должны были играть финальную часть. И один из них был Серджио Брандао — бразилец. Бразильский джаз, конечно, один из самых интересных и очень самобытных.
А вот музыкальный стиль Босса Нова, который появился примерно в 50-е в Рио-де-Жанейро, это же как раз — джаз, правильно?
Это Босса Нова. Но это джаз. В принципе, это ритм. Есть еще самба — ритм. Есть еще латиноамериканские всякие меренги, есть еще ритмы болеро и прочие. Но вот один из главных — это Босса Нова. И этот ритм подарили бразильцы. И мы его очень любим.
Напоследок вернемся к юбилейной Вашей теме, еще целые полгода осталось праздновать юбилей до конца 2019-го, куда поедете? Может быть, все-таки соберетесь в Бразилию, или в Южную Африку?
Мы очень хотим в Бразилию, мы ведем переговоры, но туда далеко лететь, мы хотим полететь не на один концерт, а на несколько. Не знаю, успеем ли мы до конца празднования нашего двадцатилетия, но мы продлим празднование, если что.
А какие еще мероприятия запланированы в честь юбилея?
У нас несколько концертов в Москве, которые мы хотим сделать разнообразными, у нас есть опыт выступлений с музыкантами классическими, это и ансамбль Спивакова «Виртуозы Москвы», это и, конечно, Юрий Абрамович Башмет и его «Солисты Москвы», и его оркестр, так что, надеюсь, мы сможем с ними сможем выступить. Может быть Денис, большой поклонник джаза, Мацуев, к нам присоединится. Ну, это как бы «Классика и джаз».
Также мы планируем сделать «Джаз и Джаз», мы пригласим наших джазовых музыкантов, либо наших и зарубежных. Но у нас еще есть «Джаз и поп». Музыка. У нас есть опыт работы с Ларисой Долиной, которая и джаз, и поп поет, у нас есть , с которым тоже у нас есть точки соприкосновения музыкальные и человеческие, также .
А недавно, находясь в городе Казани, мы выступали на одном мероприятии вместе с , и мы с ним обсуждали возможность нашего какого-то совместного проекта. Мне нравятся его выступления, и я думаю, что если мы что-то придумаем вместе — это будет очень здорово и красочно, потому что он любит краски, а я люблю, чтобы все звучало здорово. Ну, плюс, он великолепно поет, так что, я думаю, что мы можем придумать что-то очень яркое.
Я Вам желаю успехов, осуществления всех задуманных проектов, даже не озвученных здесь, уверенна, у вас такие есть.
Спасибо, есть.
Видео дня. Диетологи рассказали, кому вредны баклажаны
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео