Ещё

Нектар для РПЦ: как неудавшийся пчеловод запустил всероссийский агрегатор меда 

Нектар для РПЦ: как неудавшийся пчеловод запустил всероссийский агрегатор меда
Фото: Forbes.ru
На вопросы Forbes Евгений Терешев отвечает на бегу: готовится к свадьбе. Брак почти что по расчету, шутит предприниматель: невеста из Черногории — региона, идеально подходящего для пчеловодства.
Собственная пасека была голубой мечтой Терешева. В детстве он ловил пчел, собирал пыльцу с их задних лапок и пробовал на вкус — и таким нехитрым способом научился различать двадцать сортов меда. Чтобы понять, как заработать на увлечении, Терешев объездил больше десятка пасек на Алтае и в Башкирии. Но северное лето убило 50 000 его пчел и надежды на производство меда под собственной маркой. После этого коллапса предприниматель освоил новую нишу в медовом бизнесе: стал посредником между пасечниками со всей России и небольшими магазинами. Теперь он надеется возродить и свое производство.
Мерчендайзеров начальник
Терешев родился в Костромской области, в городе Нея с 9000 жителей. Отец был военным, поэтому семья часто переезжала с места на место: Кировская область, Башкортостан и, наконец, Санкт-Петербург. Там Евгений окончил школу и поступил в Санкт-Петербургский государственный торгово-экономический университет. После устроился супервайзером мерчендайзеров в тогда еще небольшое российское подразделение  — контролировал открытие и оформление новых салонов сети. Уволился спустя два года, когда после покупки Tele2 и последующей перепродажи компании акционерам изменился состав руководства и корпоративная культура.
В 2013 году 24-летний Терешев решил стать предпринимателем. В интернете нашел объявление о поиске партнера в сервис доставки экопродуктов dostavkaspb.com. Недолго думая, занял необходимую сумму — 350 000 рублей — у родителей и стал партнером , основателя dostavkaspb.com (ООО «Озеро»). «Я тогда параллельно занимался еще одним проектом — интернет-магазином стикеров parasitakusok.ru. Захотел сфокусироваться на нем, а управление сервисом доставки продуктов передать партнеру», — вспоминает Демидов. По словам Терешева, бизнес де-факто перешел к нему, хотя юридически числился за Демидовым. Компания приносила предпринимателю около 100 000 рублей чистой прибыли ежемесячно. «Все эти деньги Евгений забирал себе, я совсем отошел от дел», — подтверждает Демидов.
На, казалось, стабильном бизнесе поставило крест продуктовое эмбарго 2014 года. «Половина ассортимента пропала, и проект пришлось закрыть. Его можно было реанимировать, заменив импортные товары российскими, но мне этого не хотелось: я был вегетарианцем, а из отечественных продуктов лучше всего бы шли яйца и мясо. Это диссонировало с моими взглядами», — объясняет Терешев. Он вышел из бизнеса, забрав вложенные 350 000 рублей, и принялся обдумывать новые проекты.
Пчела ужалила
После закрытия dostavkaspb.com Терешев вспомнил про детское увлечение пчеловодством. Чтобы понять, что происходит на этом рынке, он сходил на выставку меда в выставочный центр «Ленэкспо». «Я увидел, что 70% того, что там продается, — это контрафакт под видом меда», — негодует предприниматель. Такие цифры — до 70% фальсификата на полках магазинов — приводит и основатель компании-производителя продуктов из дикоросов «Дико вкусно» Юрий Чирков: по его словам, многие производители разбавляют мед или кормят пчел сахаром. «Мне захотелось отыскать производителей настоящего меда и попробовать изменить положение дел на рынке», — говорит Терешев.
Искать стал на многочисленных интернет-форумах медовиков, где познакомился с несколькими пчеловодами, которые держали пасеки в Псковской, Воронежской, Ростовской областях и Краснодарском крае. В октябре 2014 года Терешев заказал у них в общей сложности 100 кг гречишного и цветочного меда. Чтобы убедиться, что мед настоящий, он запрашивал у производителей документы и сертификаты продукта, а также опирался на личную экспертизу: «Настоящий мед расщепляется у меня на языке и превращается в чистую энергию. С контрафактным так не происходит».
Вручную в своей квартире предприниматель расфасовал всю закупленную партию по трем сотням 300-граммовых баночек, которые приобрел в ближайшем магазине пластиковой тары. На каждую баночку он наклеил распечатанный на черно-белом принтере стикер «Мед с пасеки». «Дело шло быстро: упаковка 100 кг меда — это три фильма, просмотренные за один день», — сравнивает Терешев. Закупка и фасовка товара обошлись ему в 25 000 рублей.
«Я увидел, что 70% того, что там продается, — это контрафакт под видом меда»
Товар Терешев предложил небольшим фермерским лавкам Петербурга, которые торговали овощами, фруктами и молочной продукцией. «Находил клиентов просто: приходил в магазины в спальных районах с дегустационными баночками меда и давал владельцам попробовать», — вспоминает предприниматель. Килограмм его меда эколавки покупали в среднем за 175 рублей, наценка составляла 100%.
За неделю весь мед разошелся по 45 магазинам, а к весне 2015-го Терешев нарастил количество заказчиков до 60. Работа приносила стабильный доход — около 400 000 рублей выручки и 150 000 рублей чистой прибыли в месяц. Успех сам предприниматель объясняет грамотной расстановкой товара на полках: «Так как у меня был опыт в мерчендайзинге, я знал, что самые горячие места в магазине — у кассы и рядом с весами для взвешивания фруктов и овощей. Туда и ставил свой мед».
Медовый трип
Терешев вошел во вкус и решил масштабировать бизнес. На тех же форумах он нашел контакты других пчеловодов из европейской части России, Алтайского края и Башкортостана. Всего за полгода предприниматель переговорил с сотней локальных производителей меда, а с 25 встретился лично.
На накопленные несколько сотен тысяч рублей Терешев купил фотоаппарат и отправился в полуторамесячное путешествие по пасекам. Европейскую часть пути — Псковскую, Воронежскую, Ростовскую и Липецкую области — он проехал на своем автомобиле, на Алтай и в Башкортостан пришлось добираться поездом. Владельцев пасек предприниматель уговаривал поставлять мед с оплатой в рассрочку. 90% пчеловодов соглашались. Убеждать помогал фотоаппарат и бесконечные вопросы о пчелах. «Так я давал понять, что интересуюсь их профессией, и все складывалось», — считает Терешев.
«Мне захотелось отыскать производителей настоящего меда и попробовать изменить положение дел на рынке»
К одному из пчеловодов, Александру Шумакову из Бийска, он напросился в гости на два дня. «Мы согласились его принять, пообщались и почти сразу начали плотно сотрудничать», — вспоминает Шумаков. Его пасека до сих пор ежегодно продает Терешеву порядка 10 т меда.
С ночевкой предприниматель приехал и к другому пчеловоду — Виктору Борозенецу из Пскова. «Мы вместе лазили к пчелам, Евгений фотографировал все. Было видно, что он по-настоящему хочет заниматься этим делом, поэтому я ему доверился и мы сразу начали сотрудничать», — рассказывает Борозенец. Сейчас Терешев покупает у него в год около 1 т меда и перги (пыльца, собранная пчелами с цветков растений, утрамбованная в соты и залитая сверху медом — прим. Forbes), будучи одним из основных клиентов пасеки.
Из поездки по России Терешев привез несколько тысяч фотографий и почти полтонны меда. Еще 400 кг прибыли с Алтая в контейнерах — на все ушло около 270 000 рублей. Мед занял добрую половину квартиры предпринимателя и весь гараж.
Осенью 2015 года Терешев с помощью друга-программиста запустил сайт «Мед с пасеки», где разместил фотографии пасек-партнеров и их продукции. Параллельно начал развивать группу «Мед с пасеки» во «ВКонтакте» — сегодня у сообщества 16 200 подписчиков.
Первое время заказов через сайт и соцсети почти не было: большую часть привезенного меда Терешев продал тем же экомагазинам за пару месяцев. «Много меда я продавал и через знакомых — например, друзьям родителей. Один клиент мог купить до 20 кг на зиму для семьи», — говорит предприниматель. Путешествие не прошло даром: привезенная партия принесла 550 000 рублей выручки и 250 000 рублей прибыли. За весь 2015 год, благодаря налаженным связям с владельцами магазинов, Терешев выручил около 3 млн рублей, четверть осталась в виде прибыли.
Сам себе пчеловод
Летом 2016 года Терешев, вдохновленный спросом на мед, решился, наконец, открыть свою пасеку. С землей помог приятель-программист, который делал сайт «Мед с пасеки». «У него был домик в лесу в Ефимовском районе Ленинградской области, и он по дружбе разрешил поставить там несколько колод с пчелами», — рассказывает предприниматель. Он самостоятельно сколотил три колоды — деревянные ящики, похожие на дупла, в которых живут насекомые в естественных условиях. Несколько семей пчел — всего около 50 000 — Терешеву подарил псковский пасечник Виктор Борозенец. Благодаря помощи друзей инвестиции в новый бизнес составили всего 10 000-15 000 рублей.
После возведения пасеки Терешев вернулся в Петербург, а осенью отправился проведать угодья — пчелы к тому времени должны были собрать мед. «Но заглянув в колоды, я увидел, что насекомые не запасли меда даже для своей зимовки. Я уже не говорю про то, что можно было бы собрать», — вздыхает предприниматель. Нехарактерное поведение насекомых объяснялось погодой: лето 2016 года оказалось самым дождливым в истории Петербурга. За 32 из 90 дней, в которые в городе светило солнце, пчелы не успели собрать нектар с цветов.
«Мы вместе лазили к пчелам, Евгений фотографировал все. Было видно, что он по-настоящему хочет заниматься этим делом»
К 2015 году финансовый кризис добрался до сегмента небольших экомагазинов. Партнеры Терешева стали закрываться один за другим. К концу 2016-го предприниматель лишился почти всех корпоративных заказчиков.
«Сейчас я понимаю, что очень вовремя запустил сайт и начал развивать онлайн-направление», — радуется Терешев. К середине 2016 года численность его группы во «ВКонтакте» достигла 2000 пользователей, к концу года — 7000. Нарастить аудиторию помогли новые позиции в ассортименте — орехи и сухофрукты — и ценовой демпинг. На орехах и сухофруктах предприниматель не зарабатывал: маржинальность, которая составляла всего 20%, полностью уходила на рекламу. Но клиенты, купившие эти товары, возвращались за медом, который Терешев продавал уже в два раза выше себестоимости.
Монастыри и клининг
Выручка проекта за 2016 год достигла 6 млн рублей, прибыль — 1 млн рублей. Терешев открыл свой офис, совмещенный со складом, и нанял еще двух сотрудников — менеджера и разнорабочего. Следующий год прошел под знаменем оптовых продаж — доход благодаря этому направлению вырос почти вдвое. Первым оптовым покупателем «Меда с пасеки» стал «дедушка Геннадий» (фамилии заказчика Терешев не помнит), который продает мед у петербургских станций метро «Академическая», «Площадь Мужества» и «Проспект просвещения». «Иногда покупает по 30 л меда 4 раза в месяц, а иногда не видим его по несколько месяцев», — рассказывает предприниматель о контрагенте.
Вслед за «дедушкой у метро» в пул оптовых клиентов вошли кафе здорового питания, производители алкогольных напитков на основе меда (например, медоварня «Север») и даже монастыри и храмы Санкт-Петербургской митрополии . Терешев рассказывает об этой части бизнеса неохотно, деталей не раскрывает. Сотрудничество с «Медом с пасеки» Forbes подтвердили в архиерейском подворье храма Святой Троицы на Октябрьской набережной и в храме в поселке Сосновый Бор. «Работаем только с этим поставщиком, но пока закупаем маленькими партиями, потому что храм только развивается», — сказал в разговоре с Forbes представитель архиерейского подворья. По словам Терешева, «Мед с пасеки» поставляет монастырям и храмам 100-200 кг меда раз в несколько месяцев.
Мед оказался хорошей альтернативой стандартным корпоративным подаркам. На Новый год, 8 марта и 23 февраля «Мед с пасеки» заказывали производитель диагностического медицинского оборудования «БиоВитум», клининговая компания «СРМ Промальп» и другие. «Мы уже два года покупаем товар у „Меда с пасеки“. Последний раз заказывали 70 наборов с медом и открыткой. Сотрудникам подарки очень понравились», — говорит менеджер «СРМ Промальп».
В 2018 году оборот «Меда с пасеки» составил 15 млн рублей, прибыль — 2 млн рублей. Агрегатор Терешева охватил почти всю Россию: он закупает мед на Алтае, в Пскове, Воронеже, Башкирии, Татарстане, Краснодарском крае и других регионах, а продает в Санкт-Петербурге, Бийске, Вологде, Новгороде, Пскове и Москве.
За первую половину текущего года предприниматель уже успел выручить 7,5 млн рублей.
«Настоящий мед расщепляется у меня на языке и превращается в чистую энергию. С контрафактным так не происходит»
На текущем объеме закупок — 3-5 т меда в месяц — и оборотах предпринимателя не отразился и мор пчел в России, о котором с середины июля сообщают отраслевые СМИ. «Агроинвестор», к примеру, писал о гибели 75% пчелосемей в некоторых хозяйствах Курской области. «Все эти цифры сильно переоценены. На рынке все это никак не сказалось: у нас в стране большое перепроизводство меда и почти нет экспорта», — объясняет Терешев. С ним согласен и президент союза пчеловодов России : «Фактически никакого мора пчел не было: было незначительное отравление насекомых в связи с неправильным применением химикатов и пестицидов».
Терешев доволен развитием агрегационного бизнеса, но мечту о собственной пасеке не оставляет. В 2018 году, путешествуя по Балканам, он познакомился со своей будущей женой-черногоркой по имени Ясна. «Я ехал на поезде из Черногории в Сербию, а дальше собирался отправиться в Австрию. Но после знакомства мне пришлось прервать маршрут», — смеется предприниматель. Оказалось, у родственников Ясны есть дом с большим участком земли в подходящем для пчеловодства районе неподалеку от города Никшич. В минувшие выходные пара сыграла свадьбу.
Ясна комментировать возможное появление пасеки в собственном доме отказалась. «Жена недовольна тем, что нас отвлекают от медового месяца, и комментарии готова давать только на родном сербском языке», — передал Forbes Евгений.
При участии Натальи Пешковой и Кристины Кулиджанян
10 самых перспективных российских предпринимателей моложе 30 лет 1 из 10 2 из 10 Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС
3 из 10 Instagram
4 из 10 5 из 10 6 из 10 7 из 10 8 из 10 9 из 10 10 из 10 Олег Кивокурцев, 28 лет, Promobot
Сооснователь компании Promobot — производителя автономных сервисных роботов — родился и вырос в Перми. Робототехникой он увлекся в 2012 году, а компанию Promobot вместе с партнерами основал три года спустя — первый «офис» был в гараже. За четыре года стартап прошел путь от исполнения штучных заказов для пермских торговых центров до производства больших партий роботов для российских и зарубежных клиентов (в прошлом году было собрано более 170 «промоботов», а география их поставок расширилась до 33 стран). У Promobot есть контракт с американской Intellitronix более чем на $50 млн, выручка компании превышает 100 млн рублей в год, а весь бизнес инвесторы оценивают в 2 млрд рублей.
Слава под колесами Tesla: как пермяк Олег Кивокурцев придумал самого известного робота из России
, 29 лет, Skyeng
Онлайн-школу английского языка Skyeng Георгий Соловьев и его партнер Харитон Матвеев основали в 2012 году. В 2014-м стартап запустил собственную платформу обучения Vimbox (виртуальный класс), в 2016-м — мобильные приложения и сервис для изучения языка по субтитрам к сериалам. По итогам 2017-го выручка компании выросла в 2,2 раза и составила 725 млн рублей. В 2018-м Skyeng привлек инвестиции от фондов Baring Vostok: бизнес был оценен в рекордные для рынка образовательных технологий (EdTech) в России $100 млн Максим Древаль, 27 лет, L2P Limited
Выпускник и  Максим Древаль начинал карьеру менеджером проектов в  и . В 2010 году он получил статус сооснователя в проекте «100 ЕГЭ». В 2013-м компания стала полноценной онлайн-школой. В 2014-м, после слияния проекта с «Нетологией», Древаль выступил соучредителем холдинга «Нетология-групп», где занял пост директора по продуктам. В 2016-м предприниматель создал L2P Limited. Компания занимается проектами на стыке киберспорта и образования.
, 29 лет, Aitarget
Частный инвестор и предприниматель Лагутин в 2010 году окончил факультет менеджмента Высшей школы экономики. С 2007 года он специализируется на теме рекламы в интернете. В 2013-м основал Aitarget. Сегодня компания Лагутина обладает статусом маркетингового партнера Facebook в России — официального реселлера рекламы Facebook и Instagram в стране.
, 29 лет, «Моторика»
В 2013 году Илья окончил НИУ ИТМО в Санкт-Петербурге. Работал инженером-конструктором на машиностроительном заводе. Чех собрал команду инженеров и программистов для разработок в области робототехники и биомеханики. Участвовал в создании лунохода в составе команды «Селеноход». В 2013-2014 годах он занимался разработками в области космических систем сближения. Участник первой российской команды программы Mars Desert Research Station. Илья основал компанию «Моторика» — производителя биоэлектрических протезов с широким набором функций. В 2018-м выручка стартапа выросла в 2,5 раза, до $1 млн, а производственная площадка компании открылась в Китае.
, 30 лет, Devar
В 2015 году тулячка Анна Белова вместе с партнерами Виталием Аверьяновым и  запустила стартап Devar. Проект занимается производством детских книг с технологией дополненной реальности (augmented reality — AR). Всего за год работы компания вышла на оборот в 15 млн рублей. Сегодня продукция Devar продается уже в 40 странах, и 70% выручки приходится на зарубежные рынки. В линейке более 200 наименований образовательных и развлекательных AR-книг. В феврале 2018 года стартап привлек инвестиции в объеме $3 млн от известного венчурного фонда Leta Capital.
, 29 лет, Rubbles
Основатели Rubbles (помимо Блинова, это 27-летние Владислав Лисицкий и Александр Фонарев) познакомились во время учебы на факультете вычислительной математики и кибернетики (ВМК) МГУ. После университета все трое пришли работать в «Яндекс», где и родилась идея стартапа. Компания Rubbles разрабатывает решения на основе анализа данных для крупных компаний — банков, ретейлеров, промышленных предприятий. В 2017 году проект привлек $1,5 млн от фонда FinSight, инвестировавшего в такие компании, как Badoo, Banki.ru и Busfor. Сегодня у Rubbles более 20 клиентов в России и за рубежом (в странах Европы, Сингапуре, Канаде), где стартап работает под брендом SBDA Group.
Валерий Ильинский, 29 лет, Genotek
Основатели компании Genotek Валерий Ильинский и Артем Елмуратов — выпускники биологического и механико-математического факультетов МГУ. В 2010-м году они создали бизнес в перспективной индустрии генетических исследований. Компания быстро превратилась в одного из лидеров быстрорастущего рынка и уже в 2012-м получила $500 000 инвестиций от фонда Rustars Ventures и группы частных лиц. В 2016-м Genotek привлек еще $2 млн, в 2017-м — $1 млн В последнем случае инвестором выступил фармацевтический холдинг «Фармстандарт». Genotek делает до тысячи генетических тестов в год. Компания предлагает широкий спектр услуг, от анализа происхождения до специализированных ДНК-тестов по назначению врача.
Дарья Ребенок, 28 лет, Grabr
Идея стартапа Grabr родилась у Дарьи Ребенок, когда она устала возвращаться в Россию из-за границы с чемоданами вещей, слишком дорого стоивших на родине. В 2015-м предпринимательница вместе с мужем запустила проект, призванный избавить пользователей от необходимости всякий раз ехать за нужным товаром самим. На платформе Grabr можно оставить простую заявку, и за $10 ее возьмется исполнить путешественник, которому «по пути» с заказчиком. Так родилось и выросло сообщество из почти миллиона пользователей. Они доставляют друг для друга товары по всему миру — причем среди «курьеров» есть и сооснователи компании. Уникальный бизнес уже привлек $14 млн инвестиций.
, 29 лет, «Робот Вера»
Сооснователь Stafory, компании-разработчика робота для подбора персонала «Вера», перебрался в Санкт-Петербург с Дальнего Востока в 2006 году. Идея создать виртуального ассистента, который поможет компаниям автоматизировать процессы массового рекрутинга, пришла ему в голову в 2015-м. В том же году он вместе с партнером Александром Ураксиным всерьез взялся за разработку «Веры». Инновационный продукт получился востребованным: помощью ассистента с технологиями искусственного интеллекта уже воспользовались порядка 200 крупных компаний. Среди клиентов Stafory — , «», PepsiCo, «Ростелеком» и IBS. В декабре 2018-го стартап привлек 226 млн рублей. Основной инвестор — .
Видео дня. Чем отличаются диетические и столовые яйца
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео