Ещё

Ёбург и Йобург. Почему для Екатеринбурга Бажов уже старый 

Ёбург и Йобург. Почему для Екатеринбурга Бажов уже старый
Фото: АиФ Урал
Пару лет назад в Екатеринбурге появился новый арт-объект художника Тимофея Ради. На крыше бывшего приборостроительного завода, где в советские времена была вывеска «Слава труду», появилась надпись: «Кто мы, откуда, куда мы идём?» Похоже, что именно этими вопросами задались организаторы и участники форсайт-сессии (моделирование будущего), которая состоялась на прошлой неделе в столице Урала.
Закрытый город
Проблема в том, что многие явления истории, культуры, искусства, политики, промышленности Екатеринбурга — самобытные и даже уникальные — сегодня попросту не попадают в поле зрения властей и широкой общественности. Они не интересны меценатам и спонсорам, о некоторых из них никто не знает за пределами региона. Город десятилетиями ассоциируется с пятью-шестью именами и явлениями: граница Европы и Азии, Демидовы, Бажов, расстрел царской семьи, Ельцин. Более продвинутые знают о свердловском роке и конструктивизме, но дальше этого, как правило, дело не идёт.
«Ещё лет тридцать назад Екатеринбург был закрытым городом, особенно для иностранцев, — напомнил председатель областной Общественной палаты . — И когда в начале 90-х экс-губернатор заговорил о том, что в столице Урала нужно открывать иностранные консульства, на него смотрели как на фантаста. Сегодня мы доступны для всех, вышли на мировую арену, но, увы, о нас всё ещё очень мало знают».
«В Екатеринбурге постоянно проходят мероприятия всероссийского и мирового масштаба: ЧМ-2018, ежегодный ИННОПРОМ, сейчас мы готовимся к Универсиаде, — поясняет политолог . — Но все эти события приходят и уходят, а тот огромный культурный пласт, который есть, остаётся невостребованным. Задача — выработать концепцию по продвижению города, показать его возможности, достучаться до властей и вовлечь в обсуждение как можно больше людей».
Камо грядеши
В составлении карты брендов Екатеринбурга участвовало около двух десятков экспертов. При этом выяснилось, что брендов у нас (уже известных, потенциальных и абсолютно уникальных) более полусотни. Примерно половина из них вопросов не вызывает: свердловский рок, конструктивизм, Плотинка, скульптор , художник Виталий Волович, писатель , драматург , режиссёр , панк-скоморох старик Букашкин, изобретатель радио , диктор , актёр (да, не удивляйтесь, знаменитый Шурик родом из Свердловска).
Эксперты установили, что исторически Екатеринбург закрытый город и одновременно город свободы, центр Хартленда (загляните в «Википедию») и родина «Поливокса» (популярный когда-то на Западе советский аналоговый синтезатор). Шоу «Уральские пельмени», литературный форум «Толстяки на Урале», фестиваль «Стенограффия» — всё это Екатеринбург.
Были предложения достаточно неожиданные: игумен Вениамин Райников, наряду с Царскими днями и Храмом-на-Крови, включил в список движение за трезвость. На карте брендов бок о бок оказались Уральская республика, политик и ОПС «Уралмаш».
Некоторые бренды известны лишь узкому кругу специалистов и ценителей, хотя могли бы прославить столицу Урала, став ещё одним поводом посетить город и, возможно, принеся в мегаполис немалые деньги. Скажем, Шигирский идол вдвое старше самых древних египетских пирамид. Но что с того, если о нём, кроме нас, никто не знает?
Заметим, что к разряду уникальных брендов, помимо Шигирского идола, специалисты отнесли писателя . Хотя, по сути, брендом может стать всё что угодно. Известно, что жители Екатеринбурга нередко сокращают название родного города: Екат, Ёбург, Екб и даже Катер. Это не всем нравится, но это есть. Жители Йоханнесбурга (ЮАР) тоже называют себя Йобург, но они вовремя подсуетились и «забрендили» это имя раньше нас. Однако у двух мегаполисов так много общего, что возникла целая концепция: Ёбург и Йобург — города-побратимы.
Работа с памятью
«Необходимо разделять бренд и сиюминутный хайп, скандал, шумиху, — считает культуролог Георгий Цеплаков. — Бренды (от англ. «печать», «клеймо») — это работа с человеческой памятью, они рождаются в тишине, путём самоповторов. Когда определённой группе людей что-то нравится и они постоянно об этом говорят, заражая интересом всех остальных, на долгие годы».
«Культурные бренды не формируются с нуля, продвигать можно лишь то, что уже есть у людей в голове, — считает специалист по PR . — В этом отношении у нас недооценены Дом актёра, школа современного танца, фестиваль «Кинопроба». Беда в том, что мы много бьём себя в грудь, но, при огромном потенциале, упускаем массу возможностей заявить о себе. Пару недель назад я был в Казани, и меня поразило, насколько хорошо и удобно там всё организовано в плане туризма. Думаю, у них есть чему поучиться».
Впрочем, в вопросах продвижения даже самых бесспорных городских брендов не всё так просто.
«Сегодня в литературе очень многое зависит от издателей и столичных журналов, — рассказал писатель . — Наш журнал «Урал» — замечательный, но всё-таки читательская общественность больше ориентируется на «Новый мир», «Октябрь», «Знамя». Многое зависит даже не от политической, а от художественной воли Москвы. Полагаю, что даже публикации за рубежом не имеют большого значения, но если писатель очарует Москву, он покорит всю Россию».
Особое мнение: История — это товар
Архитектор, главный редактор издательства TATLIN :
— Культурные бренды искусственно не рождаются, они появляются благодаря естественному ходу событий. Мы не можем спрогнозировать расстрел царской семьи, хотя именно из-за этой трагической истории Екатеринбург стал известен всему миру. Как выразилась одна моя коллега, история — это товар. Полагаю, что бренды — это всё-таки категория бизнеса, то есть вопрос денег. Необходимо держать нос по ветру и понимать, что вот это продаётся, а это — нет. Например, тому же Николаю Коляде не нужна особая раскрутка, он прекрасно продвигает себя сам благодаря организаторским способностям и таланту. Единственное, чем мы можем ему помочь, это купить билет и сходить на его спектакль.
Видео дня. Как не подцепить COVID-19, заказывая еду на дом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео