Ещё

Хибла Герзмава: «Разве могла бы несчастливая женщина так выглядеть и петь?» 

Хибла Герзмава: «Разве могла бы несчастливая женщина так выглядеть и петь?»
Фото: Собака.ru
Сопрано номер один в России — в отличие от большинства оперных див — подвластны разные жанры: Хибла великолепна и в партии Дездемоны в опере «Отелло», и в народной абхазской песне, и в джазе. Сезон в Большом зале Филармонии в Петербурге она откроет 22 сентября программой романсов и арий. Сегодня оперная сфера находится в жесткой конкуренции. Из постоянно живущих в России сопрано вы однозначно номер один. Но в мире есть , , , Кристине Ополайс. Как чувствуете себя в таком мире?
Скажу сейчас то, после чего вы сразу все поймете. Мне неведомо чувство зависти. Я просто не знаю, что это такое. Почему-то все вокруг думают, что оперные певицы должны друг другу завидовать. Но ведь все мы — абсолютно разные, ни одну не перепутать с ее коллегой-сопрано. И мы все дружим. У каждой — свой путь в сумасшедшей мировой индустрии. Бежать друг за другом и думать, что ты лучше всех? Зачем? Вы поете на всех ведущих оперных сценах мира: Метрополитен-опера, Ковент-Гарден, Ла Скала, Венская государственная опера, Большой и Мариинский театры. Выступать в одном театре тесно?
Без этого нет развития для любого певца. Думаете, у меня все идет гладко? Но я не боюсь, когда что-то не получается, для меня это ступени школы с падениями и взлетами. Просто я знаю, что дальше все обязательно изменится, улучшится. Новый театр и новая роль — это новый этап, дающий возможность снова почувствовать себя ученицей. И я не боюсь учиться, тем более сейчас, когда перехожу с одного репертуара на другой. Необходимо прислушиваться к своей природе. Я никогда не возьмусь за партии, которые не подходят для моего голоса, — просто не подпишу контракт. Лучше сделаю меньше, но сделаю свое.
Кстати, о новом репертуаре. В этом сезоне вы спели Дездемону в «Отелло» Верди, поставленном в Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко . В его интерпретации эта героиня получилась даже чересчур сильной. Убедил вас режиссер своей трактовкой?
Работать с таким человеком, как Андрей Сергеевич, который интересен во всем, было великим счастьем. Когда люди кино и драматического театра подобного масштаба приходят в оперный театр, они способны перевернуть наше представление об этом жанре, изменить нашу внутреннюю структуру, мышление, дополнить оперную жизнь невероятными красками, которые мы не замечали в силу привычки. Андрей Кончаловский заставил нас мыслить иначе. И вдвойне приятно, что он прекрасный музыкант с консерваторским образованием, очень любит певцов, ценит этот труд, а оперное пение — это великий труд. Я бы с ним еще с удовольствием поработала, повозилась бы в «оперной каше», как я это называю. И я была благодарна режиссеру, сказавшему мне, что Дездемона — не блондинка, а сильная, любящая, властная женщина с очень глубоким внутренним миром. Она не такая белая и пушистая, какой мы ее привыкли видеть.
Я до такой степени сильная, что могу себе позволить быть не слабой, а мягкой
Вы тоже сильная женщина?
В жизни я мягкий человек. Просто я до такой степени сильная, что могу себе позволить быть не слабой, а мягкой. И я очень открытый человек: мне кажется, это тоже дает эту силу. У меня прекрасная семья, растет изумительный 20-летний сын. Разве могла бы несчастливая женщина так выглядеть и петь? Сын идет по вашим стопам?
В какой-то степени. У Сандро прекрасный музыкальный вкус, он разбирается в искусстве. Очень воспитанный юноша, с хорошей школой. Он сейчас студент, учится за рубежом в сфере арт-менеджмента. Увлечен драматическим театром, ему интересен мюзикл — пусть пробует. Я своего мальчика отпустила, потому что считаю, что мужчин нужно отпускать, тем более уже в таком возрасте. Он должен найти свой путь сам. А мама — всегда рядом, подаст руку помощи, если нужно. Но он очень самостоятельный, я доверяю его выбору.
Вам пришлось искать свой путь, рано оставшись без родителей?
Родители успели дать мне хорошее воспитание и любовь, поэтому я очень семейный человек. Семья — это сила, великий тыл, дающий внутреннюю уверенность. Понятие семьи важно для меня и в профессии. Вообще дети с трудной судьбой раньше встают на ноги, знают, чего хотят от жизни, у них формируется свой внутренний план на вселенную, на мир. В моей жизни все происходит очень постепенно, но все, что ни делается, — неслучайно. Я благодарна судьбе и небу, что у меня есть Москва, насыщенная европейская жизнь. Я ведь не сразу после консерватории стала работать в Европе, как многие мои друзья. Немного по-другому построила свою карьеру: с 1995 года служила и продолжаю служить в Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Мне было важно, чтобы меня воспитали, выучили жить на сцене, правильно дышать, получить хороший московский трамплин. Кажется, мой путь получился очень правильным. Вы дружите не только с коллегами по цеху — среди публики вашего недавнего джазового концерта в Юрмале были и .
Алла Борисовна после концерта дала мне ценные профессиональные советы и сказала, что я «очень смелая, красивая женщина», понимая, какой огромный труд для оперной певицы — подготовить джазовую программу. Я с удовольствием поздравила ее с юбилеем абхазской песней — ей было очень приятно. А с Лаймочкой мы давно дружим, я много раз выступала на ее фестивале. Это крайне важно — уметь дружить и гордиться своими коллегами, не обязательно оперными. Так вот, я люблю любить и люблю гордиться — эта черта моего характера с детства.
Народная артистка России и Абхазии родилась и выросла в Пицунде. По-абхазски имя  означает «златоглазая», а фамилия Герзмава — «волчица». В 1994-м она получила диплом Московской консерватории и стала первой в истории вокалисткой, завоевавшей Гран-при X Международного конкурса имени П. И. Чайковского. На вокальном вечере 22 сентября в Большом зале Филармонии певице будет аккомпанировать пианистка Екатерина Ганелина. текст: фото: архивы пресс-служб
Видео дня. Чем отличаются диетические и столовые яйца
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео