Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

«Они» в единственном числе — норма, решил словарь Webster

Старейший американский словарь разрешил употреблять местоимение they (они) в единственном числе, сообщает . Новую грамматическую норму будут использовать в отношении тех граждан США, которые не считают себя ни мужчиной, ни женщиной.

«Они» в единственном числе — норма, решил словарь Webster
Фото: BFM.RUBFM.RU

Грамматическое новшество ввел американский словарь Merriam-Webster. В словаре появился четвертый пункт, и звучит он так: «используется для обозначения лица небинарной гендерной идентичности».

Видео дня

Немного объяснений: российское общество, по крайне мере пока, ставит знак равенства между полом и гендером. Он — это мужчина, она — это женщина. В Штатах ситуация иная. Меньшинства ведут борьбу за свои права, утверждая, что гендеров больше, чем два, причем гораздо. Например, гендерфлюид — человек, который пока не определился с тем, кто он, мужчина или женщина. Или демигендер, который лишь частично идентифицирует себя с обоими полами.

Вот и составители словаря, кажется, решили облегчить жизнь «небинарным» людям. Теперь они — это «они». Как такое революционное решение отразится на английском и других языках? Мнение заведующего отделом Института русского языка , доктора филологических наук .

Анатолий Баранов заведующий отделом Института русского языка РАН, доктор филологических наук «Мне кажется, что это существенно изменит речь, причем как английскую в американском, британском или канадском варианте, так и русскую, безусловно. Для русского языка это еще более сложно, потому что соответствующие формы среднего рода требуют согласования, например, прилагательных. Кроме того, мне кажется, что по-русски «они» использовать странно. Можно говорить «оно», это была бы вполне адекватная замена. Но мне кажется, что это все-таки насилие над языком, с одной стороны, а с другой — насилие над мышлением человека: те, кто будет так говорить, будут создавать большие проблемы для окружающих».

Обращаться к себе не иначе как they уже призвал популярный британский певец , который два года назад совершил каминг-аут, не признав себя ни мужчиной, ни женщиной. Перемены в лексике, призванные защитить права меньшинств, уже идут. Можно вспомнить решение Национального собрания Франции заменить понятия «отец» и «мать» на «родитель 1» и «родитель 2» в школьных документах.

Самоидентификация — это хорошо, но кажется, что составители словаря поспешили с новым термином, для которого нет больших оснований, считает врач-сексолог, профессор .

Александр Полеев врач-сексолог, профессор «Я бы сказал, что речь идет, вообще-то, о теоретической проблеме. Такая традиция английской лингвистики, которой у нас нет, — копать очень глубоко, так, что практически это и не нужно. Проблема с людьми, которые не могут определиться со своим полом, бисексуальных, в количественном отношении — это «никак». Испытывают ли они какой-то дискомфорт от того, что не знают, как их называть? За 46 лет практики я видел несколько десятков таких людей, от того, как их называют, они никакого дискомфорта не испытывают».

В Штатах дискуссия вокруг гендеров ведется уже давно, она породила отдельный вид активистов, так называемых борцов за социальную справедливость, или SJW. В сети свои идеи продвигают сотни популярных блогеров, однако для консервативной части общества их доводы по-прежнему неубедительны. Вот фрагмент беседы общественного деятеля Бена Шапиро с одной из активисток.

— На протяжении всей истории человечества мальчик значил мальчик, а девочка значила девочка. Если я назову вас «лось», вы, что, станете лосем? Или давайте я спрошу вас: сколько вам лет?

— Мне 22, какая разница?

— Почему вам не шестьдесят? Почему?

— Потому что...