Ещё

«Детство смотрит со стен». Пенсионерка восстановила избы с уникальной уральской росписью 

«Детство смотрит со стен». Пенсионерка восстановила избы с уникальной уральской росписью
Фото: ТАСС
Вера Васильевна встречает меня у ворот музея и проводит в одну из изб. Всего их две — летняя и зимняя.
— Сначала чай и угощение, — говорит она, и я послушно усаживаюсь за стол, на котором самовар и маковые пироги — их, по словам нашей героини, в русской избе готовили по большим праздникам. Выходит, сегодня у нас праздник.
Травы для чая Вера Реутова собирала сама. Но рецепт она соглашается раскрыть не сразу, здесь — тоже игра. Последовательно хозяйка дома предлагает угадать каждую из пяти составляющих: чабрец, душицу, шиповник, календулу и зверобой. За правильные ответы полагается леденец. Конфеты она достает из холстяного «мэшечка» — так женщина на старый лад называет небольшой мешочек, которому больше 100 лет.
Прием Веры Васильевны — особый спектакль, который погружает гостя в быт русской избы. А потому не успеваю я отобедать, как уже стою посредине комнаты в юбке, платке, с расшитым полотенцем в руках, который раньше каждая девушка делала своими руками, и учусь кланяться перед будущими свекровью и свекром.
— О, кака мастеровая! Сама-то писана красавица, да еще и рукодельница. В семье такая пригодится, — одобрительно кивает Вера Васильевна в мою сторону.
"Уральских изб душа живая"
Музейную экспозицию со старинными избами посещают десятки гостей из Свердловской области и других мест. Летом, например, в Царские дни, заглядывали немцы и американцы. Но когда в 2009 году пенсионерка впервые перешагнула порог этих изб, в них не было ни окон, ни потолка. Строения покосились и вросли в землю, а пробираться к ним нужно было через репей и крапиву.
— Но что меня тронуло: из-под заплесневых обоев выглядывало мое детство — уральская роспись, — говорит она. — Этой росписи цены нет. Радость — в каждом рисунке. И вот представьте, эта радость проживает здесь в обновленном виде вторую жизнь. 200 лет этим избушкам!
По словам Веры Реутовой, рисунки создавали художники из Сибири, которые шли на Урал на заработки.
— Когда сюда заходил маляр, он тебе в ноги кланялся и спрашивал: «Хозяин дорогой, а тебе в твоей избушке не надо красоту навести?»
Если хозяин мог рассчитаться за такой дизайн интерьера мукой или зерном, на стенах появлялись деревья с цветами и сидящими на ветвях петухами да жар-птицами. Реже в росписях попадались паровозы, самовары, кони, люди.
Чтобы восстановить избушки, Вера Васильевна подала проект «Уральских изб душа живая» на грант Благотворительного фонда . Победителями тогда из почти 400 проектов стали только три. Два из них — из Москвы и Санкт-Петербурга.
— И потом москвичи говорят: «А теперь приглашаем уральскую глубинку — село Арамшево». Я и не встаю. «Арамшево, вы где?» Я приподнялась. Говорю: «У нас похожее название, но у нас Арамашево». — «Так вас и зовем», — рассказывает Вера Реутова.
На полученные средства и при помощи односельчан залили фундамент, перекрыли крышу, сделали новое крыльцо, наличники и отреставрировали роспись. Муж Веры Васильевны, в прошлом учитель труда, поправил дворовые строения: появились сени, плетень, колодец-журавль, качели.
Под «трухлыми досками»
С качелей во дворе изб открывается вид на церковь во имя Казанской иконы Божьей Матери — она возвышается на другой стороне села. Возведенный в 1800 году храм был разрушен с приходом советской власти. С восстановления церкви Вера Реутова и ее муж начали свою общественную деятельность после выхода на пенсию.
— Написали объявление: кто хочет работать во славу Божью в такой-то день. Думала, что если десяток человек откликнется, то хорошо, — рассказывает она. — На первый субботник пришли 43 человека, потом уже за 60. Всем понравилось, что мы занимаемся благим делом. Никто не спрашивал: «А что нам за это будет?»
Какой была церковь до 2005 года, до реконструкции, напоминает фотография при входе: колокольня разобрана на кирпичи, оставшаяся часть строения пришла в запустение. Теперь на месте пустых проемов снова появились окна, голые кирпичные стены выкрашены в белый цвет, а крутая лестница ведет на новую колокольню. Хронология восстановления храма хранится в специальной «летописи».
— Веду историю для наших детей и внуков, чтобы они так не поступали с храмом, — пояснила Вера Васильевна.
В восстановленный храм удивительным образом вернулись две иконы. Их удалось сохранить благодаря местным жителям, которые узнали о предстоящем в 1929 году погроме и тайно вынесли святыни из церкви. По словам пенсионерки, первая — Иоанна Богослова — была найдена под «трухлыми досками» на чердаке дома дьякона, который купили дачники из Екатеринбурга. Вторую — Пантелеймона Целителя — спасла служившая в начале XX века в церкви девочка.
— Она прожила 97 лет. За год до своей смерти она увидела по телевизору фильм о том, что храм восстановили. Позвала своих дочерей и попросила отвезти икону в храм, — рассказывает Вера Васильевна. — Сегодня к Пантелеймону Целителю летают даже из зарубежья.
Приехавшие издалека туристы могут остановиться в православной гостинице на 18 человек. Ее пенсионерка предложила организовать на месте бывшего женского стационара. Усилиями Веры Реутовой восстановлены древнейший святой арамашевский источник — родник «Крещенский» — и кирпичный дом купца Загайнова, куда из деревянного интерната перенесли местный краеведческий музей. Всего Вера Васильевна и ее муж воссоздали пять заброшенных объектов. На вопрос, что же подвигло их на все эти проекты, пенсионерка ответила:
— Это очень важно, чтобы у человека было ради чего жить. Особенно в нашем возрасте.
Видео дня. Что стало с Леоновой, которую муж бросил с 7 детьми
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео