Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

В путешествие в следующий мир единственное, что вы можете взять с собой — это любовь

- Ирина, расскажите о своей жизни до знакомства с Андреем? Как вы жили и чем занимались?

В путешествие в следующий мир единственное, что вы можете взять с собой — это любовь
Фото: SM NewsSM News

- Я родилась в хорошей семье, в один день со своей сестрой-близнецом. Нас часто путали, хотя по характеру мы очень разные. Я закончила хореографическое училище, была балериной, руководила детской балетной студией в Сургуте. Позже переводом попала в Нижневартовск. В 1987 году я попала в автомобильную аварию, в которой получила страшные травмы. В буквальном смысле по частям врачи собрали мне ноги. Мне было 27 лет. Из больницы я выписалась только в начале 1989 года, получив инвалидность. Государство назначило мне пенсию: 3 рубля 62 копейки. Столько тогда стоила бутылка водки. Операции делала по три-четыре раза в год, ездила на лечение в Курган, Киев, в Израиль. Последнюю сделала в 2013 году.

Видео дня

- Страшно представить, что вам пришлось пережить. Как вы не отчаялись и нашли в себе силы двигаться дальше?

- Когда жить хочешь – все для этого сделаешь. Так люди и вертелись. Как раз началась перестройка, все стремительно менялось. Люди начали открывать кооперативы, банки давали им деньги на свое дело. Я обратилась в городскую администрацию, чтобы получить помощь на открытие своего предприятия, хотелось быть полезной, заниматься делом. Выделили мне 5 тысяч рублей, и я открыла кафе «У Ирины». Деньги эти потом отработала, все вернула. Но время было страшное, самый разгул рэкета. Появилось много группировок, особенно на Севере, развивалась преступная иерархия. О кафе стали узнавать различные люди из определенных кругов, начали приезжать. Всех приходилось кормить, с каждым договариваться. Знала наперечет каждого человека из криминального мира, город-то небольшой. В 90-е сложно было, выживали только сильные. Слабые отсеялись в ходе естественного отбора. Я нашла выход, чтобы не платить дань рэкету: собрала необходимые документы и как спонсор начала помогать нижневартовской 15. На жаргоне это называется «греть» зону. Помогала продуктами, постельным бельем, одеждой, разными принадлежностями. Как выяснилось позже, в это время здесь и сидел Андрей, который попал сюда из лагеря в Харпе. Позже ко мне приехала сестра, работавшая в филармонии в Казахстане. Стали работать вместе, открыли ресторан, столовую, казино «Тигрицы».

- Когда произошло судьбоносное знакомство с Андреем?

- Сидевшие в колонии 15 были в курсе, что есть такая Ирина, которая «греет» их. Андрей уже тогда был авторитетным человеком, положенцем – смотрящим лагеря. Он решил познакомиться со мной, отблагодарить за то, что оказываю добровольную помощь. А я не знала ни как он выглядит, ни кто он такой. Никто из нас тогда и не предполагал, чем закончится эта встреча. Это был июнь 1994 года. Андрею 28, мне 33. На первое свидание я приехала в час ночи, а вышла только в пять утра. Зашла в комнату свиданий – стол накрыт: шампанское, фрукты, шоколадный и клубничный рулеты, ликер Амаретто Зашел Андрей, мы встретились глазами, и все.

[caption id="attachment_578413" align="alignnone" width="360"] Ирина с Андреем. Из личного архива героини[/caption]

- Сразу стало понятно, что это судьба?

- Сразу. В тот же день, когда с утра вышла с первого свидания, вечером вернулась уже на длительное, на трое суток. Подали заявление начальнику лагеря, и он его подписал. Так я и начала ездить к Андрею. Иногда могла провести у него неделю, иногда меньше, а когда не давали свиданий, приезжала к забору просто посмотреть на Андрея. Каждая наша встреча была удивительной, не похожей на другие. Андрей всегда старался меня чем-то порадовать. А для меня любовь – жить жизнью того, кого любишь, разделять его участь.

- Чем он вас так покорил?

- Вы же видели его фотографии?

- Конечно.

- Красивые глаза, проникновенный, очень умный взгляд. Он был весь синий, в наколках, но, если бы не они, никто не догадался бы о его образе жизни. Андрей не пил, не курил, знал Библию наизусть, занимался спортом. Матерных слов от него в жизни не слышала. Доверять я начала ему с первой встречи. Без этого нет ни жизни, ни отношений, ни любви. Мы никогда прямо не говорили: вот, я буду тебя ждать, не давали обещаний, потому что все было и так ясно, как белый день. Я понимала, как у него настроение, по взгляду, голосу, по шагам даже. У таких людей отлично развита психология, его не надо подробно обо всем было расспрашивать. Так же, как не стоит спрашивать, за что сидят порядочные арестанты, какой срок. Это лишние вопросы, их не стоит задавать.

[caption id="attachment_578421" align="alignnone" width="626"] Ирина с Андреем на празднике. Фото из личного архива героини[/caption]

- Как смотрящий лагеря, Андрей был на особом положении?

- У него не было ни привилегий, ни послаблений. Но вы представьте: 3500 тысячи человек заключенных, все разных мастей. Смогло бы их удержать руководство колонии? Здесь чиркнешь спичкой – уже бунт начнется. Поэтому нужны были авторитеты, чтобы все было по-людски, порядок был, чтобы мужики имели работу, деньги, могли покупать себе продукты, чтобы беспредела не было. Когда есть в лагере положенец, тогда и есть порядок. Но это не дает никаких излишеств и привилегий, это большая ответственность.

- В 1996, после 18,5 лет заключения, Андрей наконец вышел на свободу. Вы поженились?

- Дело в том, что еще до меня у Андрея была девушка, Алена, она же Лена, Лема. Его вообще женщины очень любили. Алена тоже сидела – 5 лет за кражу. В заключении они и познакомились, он обещал на ней жениться. Я об этом узнала только через год. спросил меня: что делать? Ответила, что раз слово дал, значит, слово держи. И он женился. Есть территория, за которую женщине заходить не следует. И я не делала этого, не мучала расспросами и недоверием. Тем и была ему особо дорога. Алена в 1995 вышла на свободу, а ему оставался еще год. Алена уехала в Тюмень, и, как потом узнал Андрей, пристрастилась к наркотикам. А для него это было неприемлемо. Поэтому последнее время до смерти он жил один, снимал квартиру в Тюмени.

[caption id="attachment_578423" align="alignnone" width="453"] Андрей Крылов. Фото из личного архива героини[/caption]

- А вы после его выхода остались в Нижневартовске?

- Да, просто не могла поступить по-другому. Бизнес был налажен, я не могла бросить ресторан и казино. Должны были сойтись множество факторов, чтобы начать новую жизнь в Тюмени. Мы с Андреем не успели этого сделать. Да и он опасался за близких, не хотел подставлять других, оберегал меня. Поэтому не звал.

- Уже было предчувствие, что случится что-то плохое?

- Понимаете, такие люди всегда ходят по лезвию ножа. Андрей ни с кем не ссорился, не скандалил, не враждовал, но понимал, что всегда будут те, кому он неугоден. Особенно если ты смотрящий за городом. Хотя его очень уважали влиятельные люди, многое сделал он для Тюмени. К нему всегда обращались разные люди, и всем он помогал. Еще до того, как стал вором, пользовался большим авторитетом. Никогда виду не подавал, что ему тяжело. А звонки шли один за другим, Крыл был нарасхват. Оказывал помощь храмам, многодетным семьям, помогал нуждающимся. Но Андрей не хотел пускать в Тюмень наркотики, очень негативно к ним относился. А тогда как раз молодежь начала массово их употреблять. Наркобизнес в 90-е процветал, очень много было наркоманов. Крыл был против этого, за это его и убили, я так думаю. Андрей знал, что он погибнет. Но не в его характере было просить помощи, защиты. Он всегда шел только прямо, никуда не сворачивая. Смотрел всем в глаза честно. Я предлагала ему все бросить, уехать, но он отказался наотрез. Сказал, что никогда не убегал от трудностей и сейчас не сбежит.

- Когда вы виделись в последний раз?

- Андрей регулярно приезжал в Нижневартовск. А последний раз мы виделись за 8 дней до его смерти, когда я приезжала в Тюмень. О будущем не говорили, как будто было понятно, чем все закончится. Хотя надежда была, она всегда умирает последней. Многое вспоминали при той встрече, почти ничего не ели, только разговаривали. В аэропорту перед моим рейсом Андрей крепко обнимал меня, словно не хотел отпускать. Говорил, что может уже и не встретимся, а может – наоборот, зажжем еще огни Тюмени. И вот я улетела в Нижневартовск.

- Понимаю, как сложно снова все вспоминать. Как вы узнали о его гибели?

- Мы постоянно были на связи по телефону. У нас одних из первых еще при его заключении появились сотовые телефоны, они тогда были большие, с антеннами. Вот и в тот день мы общались. Он сбежал тогда от охраны.

- Почему? Знал же, что рискует?

- Вы представьте, как тяжело все время: в квартире, в машине, на всех встречах с тобой всегда 2-3 человека. Никакой свободы действий, невыносимо. Тяжело выдержать такую психологическую давку. Поэтому иногда Андрей уходил от охраны, чтобы немного побыть одному. В тот день, 15 сентября 1999 года, он был на встрече. После нее ушел от охраны, позвонил мне. Сказал, что очень устал, приедет домой и ляжет спать. При нашем разговоре он зашел в ларек, купил лимонад. Потом сел в машину до дома. Мы продолжали разговаривать. Я слышу, как он заходит в подъезд. И вдруг какой-то хлопок. Подумала, лампочка в подъезде лопнула, Андрей в темноте споткнулся В трубке тишина, никто не отвечает. Я начала перезванивать снова и снова. А рано утром мне позвонили и сказали, что Андрея больше нет. Спустя годы ребята рассказывали мне, как его нашли. Рядом с ним лежал его телефон. Я могу только догадываться, кто это сделал. Сами понимаете, живя с авторитетом, нужно следить за словами. Поэтому темы криминала я касаться не хочу. Я многое знаю и многое видела, но одно неправильное слово может привести к большой беде.

[caption id="attachment_578426" align="alignnone" width="700"] Могила Андрея Крылова на Червишевском кладбище в Тюмени. Фото из личного архива героини[/caption]

- Как вы жили после этого потрясения?

- Продолжала работать, нужно было жить дальше. Андрей учил меня никогда не показывать своей боли на людях, всегда отлично выглядеть. Так я и делала, продолжала помогать лагерям. А в 2003 году свернула дела и уехала из Нижневартовска в Казахстан к маме. Вот тогда меня и накрыла депрессия. 11 лет я просидела в коляске в квартире на 9 этаже. Почти перестала разговаривать, чем-то интересоваться. Восстанавливалась очень долго. Наконец получила президентскую квоту на лечение, я к тому времени была гражданкой Казахстана. Мне сделали очередную операцию и установили американский протез на левую ногу. Начала понемногу ходить. А в следующем году от рака умерла моя мама. Нужно было что-то менять. Все эти годы я не навещала могилу Андрея. Не могла появиться перед ним в таком виде. А тут поняла, что время настало.

- Вы ехали с намерением остаться жить в Тюмени?

- Меня очень тянуло сюда, тем более здесь похоронен Андрей. Поэтому хотела жить именно в Тюмени. Каждый год бываю на месте его гибели и часто посещаю его могилу. На следующий год после смерти Крылу установили памятник. Конечно, друзья, близкие, те, кто остались живы, навещали его. Но памятник очень обветшал за эти годы. Поставила цель восстановить его. Очень помогли друзья Крыла. Тюменские люди, из Сургута, Тобольска, Москвы и других городов. Общими усилиями мы сделали полную реставрацию: поменяли плитку, установили мраморную лестницу, навес. Помню, сказала Андрею: вот теперь и у тебя есть крыша над головой. Помоги мне, чтобы и мне было, где жить. Я верю, что Андрей мне помогает до сих пор. Теперь у меня есть квартира в Тюмени, мы живем здесь с сестрой, которая тоже приехала жить сюда.

[caption id="attachment_578428" align="alignnone" width="770"] Ирина не привыкла жаловаться на жизнь: так учил ее любимый человек. Фото из личного архива героини[/caption]

- Помимо вас и друзей, у Андрея остался кто-то из родных людей?

- У Андрея остались 2 сына от разных женщин. Одному 21 год, другому 32. Младшего я видела, хороший парень вырос. Родители Андрея умерли в 90-х. В семье было четверо детей, Андрей самый младший. Его брат Сергей умер. Живы сестры Татьяна и Римма. Племянник Евгений передал мне письма, которые Андрей писал родным, когда находился в Соликамске, Харпе, Тобольске. Удивительно добрые письма, в которых не было ни одной просьбы помочь, только слова любви и поддержки. Читала их и плакала. С Евгением мы дружим и сейчас.

- Как и в 90-е годы, теперь вы снова ведете активную жизнь. Я узнала о вас благодаря сообществу Вконтакте, где вы ведете страницу памяти. В группе несколько тысяч человек, и все постоянно пишут свои воспоминания об Андрее, посвящают ему стихи и песни. Вы тоже начали писать, даже издали книги.

- Писать стихи об Андрее и для него я начала после его смерти. Поняла, что память о нем должна жить, пока живу я. Я ведь до сих пор его люблю и ни на миг не забываю. Единицы мужчин и женщин познают любовь, и я среди них. Начала искать его друзей и близких, выкладывать стихи, фотографии, писать воспоминания. Оказалось, Крыла помнят множество людей. Так пришла идея написать книгу об Андрее. Она называется «Дорога жизни как слеза», в прошлом году провела ее презентацию. Приезжали друзья Андрея из разных городов, выступал тюменский шансонье Сергей Кривицкий. Очень тепло прошла встреча. Книга разошлась влет (на встречу со мной Ирина принесла последний экземпляр, - прим. авт.). Воспоминаний так много, что позже я написала вторую книгу «Венец судьбы». Теперь пишу третью, готова уже половина. Она называется «Мои тревоги» и посвящена тревогам, которые я испытывала за Андрея, пока он находился в заключении, а потом на свободе. О чем он мне говорил, а о чем приходилось догадываться самой. Также я издала диск «Каторжанская судьба», куда вошли 13 сохранившихся песен, которые исполнял Андрей. Всего было больше 40 песен, но сохранились только эти. Арестанты передавали эти песни из уст в уста, исполнял их Андрей. Играть он научился в детстве. У них во дворе, в бараках, жил один бывший арестант, сидевший еще в сталинские времена. Он научил детвору играть, тогда же Андрей взял первые аккорды. Теперь и ему самому друзья и поклонники посвящают множество стихов и песен.

[caption id="attachment_578433" align="alignnone" width="770"] Ирина подписывает свою книгу "Венец судьбы". Фото из личного архива героини[/caption]

- Читала разные мнения, кто-то даже критикует вас, считая, что все это ради пиара.

- Находятся такие, кто говорит, что я делаю деньги на имени Крыла. Но, чтобы выпустить книгу, диск, нужно погрузиться в новые, специфические для себя сферы, вложить множество сил и труда. И потратить немало собственных денег. Некоторые книги я подарила самым близким. Другие пошли на продажу. Тот, кто в теме, понимает, что на выпуске книг бизнес не сделаешь. Для меня самое главное – память о любимом человеке. Мечтаю, что однажды выйдет фильм о жизни Андрея. Уже были люди, готовые писать сценарий, один режиссер из Санкт-Петербурга заинтересован в том, чтобы поставить спектакль о Крыле. Но в каждом случае есть свои нюансы, дело продвигается с трудом. Главное, конечно, найти спонсора, которому все это будет интересно, кто смог бы помочь. Верю, что фильм обязательно выйдет, и люди узнают нашу историю.

- Какой главный вывод вы сделали в жизни?

- Когда вы достигнете конца вашей жизни, единственное, что будет иметь какое-то значение – это та любовь, которую вы отдали и получили. В путешествие в следующий мир единственное, что вы можете взять с собой – это любовь. Единственная ценная вещь, которую вы оставите в этом мире – это любовь. Больше ничего. Все остальное приходящее и уходящее. Нет ничего ценнее в этой жизни, а любовь – это и есть жизнь.

Справка SM-News

Вор в законе Андрей Алексеевич Крылов (Крыл) родился 4 июля 1965 года в Тюмени в многодетной семье. Первый срок получил в 15 лет за кражу. Последний – за убийство следователя. В общей сложности провел в заключении 18,5 лет. Сидел в лагерях Тобольска, Харпа, Нижневартовска, легендарном «Белом Лебеде» в Соликамске. Освободился в 1996 году, коронован в мае 1997. Находясь на свободе, был смотрящим города Тюмени. Расстрелян в подъезде дома, где проживал, 15 сентября 1999 года.