Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Осенее обострение: психи разгулялись в Приморье

Осень влияет на разных людей по-разному: некоторые чувствуют легкую апатичность, некоторые наполняются необъяснимым чувством романтизма, кто-то хандрит круглые сутки, а у кого-то проявляются симптомы, про которые не рассказывают в школе… Психические заболевания могут быть выражены разными формами расстройств, о которых человек не узнает, пока не столкнется с этим лично: в семье или в обществе. Но от заболевания не убежишь, и основная проблема кроется только в действии окружающих, точнее, в бездействии. Во Владивостоке, как и во всей России, организация лечебного процесса уровнем на много ниже, чем в Европейских странах или в США, мест на всех, кто нуждается в лечении, просто не хватает. По заявлению специалистов, у каждого третьего жителя страны имеется расстройство, которое может сопровождаться процессами как слаботекущими, так и буйновыраженными. Но российская психиатрическая медицина просто не способна принять такое огромное количество патологий.

Осенее обострение: психи разгулялись в Приморье
Фото: PrimpressPrimpress

Не так давно в Приморье имели мето быть два громких случая, которые показали насколько опасно игнорировать эту сторону жизни.

Видео дня

Сначала - нападение на несовершеннолетнюю возле здания администрации края. Поведение преступника не поддавалось разумному объяснению: мужчина, порезав девушку, побежал и, выкинув нож, спрыгнул с виадука, повредив ноги. Там, внизу, его и задержали. Цель нападения он озвучил сам: «Мне от этого становится легче».

Второй случай привел к трагедии: мужчина до смерти избил железным прутом женщину-кондуктора, после чего напал на другую сотрудницу трамвайного депо. Его задержали по месту жительства, он был спокоен. Соседи рассказали, что данный человек уже давно проявлял неадекватность: ему не нравились дети, громкие звуки, яркий свет и, особенно, трамваи.

Бывший работник краевой клинической психиатрической больницы в Хабаровске объяснил, что сезонные обострения часто случаются у тех, кто не обращался ни разу за помощью и никогда не наблюдался ни у одного врача.

«На самом деле, ответственность несут ближайшие родственники, которые в свое время просто закрыли глаза на происходящее. По определенным причинам, люди не хотят работать с такими заболеваниями: дорого, сложно, некогда или «а как?". И их тоже можно понять, нет никакой информационной составляющей, много терминов, различных теорий, и никакой практики. Те, кто переступил через себя и отправил на диспанцеризацию своего близкого с психопаталогией, возможно спасли кому-то жизнь, тем, что не оставили потерянного больного человека в социуме, который его никогда не примет. Другой вопрос, что мест нет и нет персонала, который готов работать за государственную зарплату в сложных условиях, но тут ничего нового: эта проблема касается почти всех подобных сфер деятельности».

Эти два случая стали известны, только благодаря своей жестокости, но есть ситуации и истории, о которых знают единицы. Что движет человеком закрывать глаза на подобные вещи? Горожане признаются, страшно вступать в контакт, потому что не понятно, как помочь такому человеку.

Несколько случаев были отмечены специально для корреспондента PRIMPRESS, жители улиц Невельского и Каплунова рассказали, что во дворах часто замечают людей с необычным поведением, они на первый взгляд совершенно безопасны, но в свете последних событий люди ведут себя осторожно, каждый раз ожидая подвоха.

«Одна женщина каждый год ищет свою дочь. Она сидит с табличкой и просит помощи, в поисках. Сначала я думала, что это способ выпросить денег, но если ей предложить, даже 10 рублей – начинается истерика. Первое время я пыталась помочь в поисках, но оказалось, что дочь уже взрослая и приезжает к ней раз в полгода, что бы проверить, жива мать или нет» – рассказывает Наталья Яковенко, жительница района.

«Много раз сталкивался с тем, что на выходные своих родственников забирают из больницы, многие совершенно обычные и неприметные, а некоторые вызывают негативные эмоции. Ты не всегда знаешь, что в голове у этого человека, что он может сделать в следующую секунду. Как тот, который сначала смотрел из окна, как привидение, а потом листом бумаги пытался прохожих резать. Это еще года три назад произошло, тогда из больницы на Шепеткова почему-то многих отпустили, а ему, наверное, идти некуда, поэтому остался на районе всех пугать» - рассказал , житель дома №1 по улице Невельского.

Исследования подтверждают, что уже в 2017 году насчитывалось больше 600 тыс. человек, это почти сравнимо с населением Владивостока. При этом, лишь 4% населения состоят на учете в психдиспансерах и действительно проходят лечение. По мнению экспертов, еще 14-18% просто не подозревают о своем состоянии, тем самым подвергая риску всех окружающих, в том числе родных и близких. По мнению врачей, люди принципиально не обращают внимания на такие расстройства у своих родственников, просто потому, что не готовы это принять.

«Многие родители не хотят замечать даже простых недочетов своих детей, что уж говорить о психологических расстройствах. Мать никогда не назовет своего «сыночку» неразвитым – он всегда будет особенный. Так и с любыми другими нашими близкими, которые иногда просто ведут себя странно. Но это очень важно замечать и уметь определять, важно, что бы люди могли самостоятельно разграничивать текущие расстройства, которые сопровождают болезнь», – рассказывает Павел Куличев, ведущий специалист в области психологии.

Павел также отмечает, что нежелание людей говорить и рассказывать о таких болезнях как шизофрения, психоз, психотические расстройства и, даже дипрессия, которая провоцирует рост психопатологии, провоцирует на серьезные ухудшения.

«В обществе не принимают больных, потому что их не понимают. Поведение таких персонажей, как напавший на девушку и женщину, можно предугадать, если просто наблюдать. А если знать некоторые принципы работы сознания больных, можно даже избежать серьезных последствий. Но, к сожалению, об этом нет ни лекций, ни мастер-классов, ни открытых уроков. Причем, даже для тех семей, в которых есть психбольные», – отмечает Павел.

Во Владивостоке лишь одна психбольница, расположена по адресу Шепеткова 14, вокруг которой долгое время ходило много слухов и домыслов, содержит стационар на 510 коек, из которых заняты около 400. Но тогда почему в городе все чаще можно встретить личностей, которые вызывают опасения? Персонал клиники признается, что мест хватает, но не всегда «на Шепеткова» обращаются за помощью.

«Часто бывает так, что родственники сами вызывают сотрудников, чтобы обезвредить разбушевавшегося члена семьи, но утром пишут заявление на отказ от госпитализации и забирают его домой. Уговоры пройти обследования не помогают, убедить человека, что такое поведение обязательно вновь проявится, почти не возможно, а мы не та организация, где можно на ночь поселить буйного мужа или соседа. Поэтому бригады не забирают всех подряд, а общество перестает прикладывать руку к спасению таких людей», – рассказали в больнице.

Комментарий

Павел Куличев

Кто знает, сколько есть психических патологий в медицине? А то, что психические расстройства и психологические, это разные вещи? Многие даже не знают, что шизофрения это не только странное поведение, но и глубокие психические проблемы, которые могут и вовсе не проявиться внешне. Такие люди не опасны. Но то, что происходит во Владивостоке сейчас, заставляет задуматься о своей защите. Но это не проблема больных, это проблема госсударства - обеспечить персонал зарплатами, графиком, а население информацией о том, как протекает нарушение психических расстройств, что бы люди могли спокойно существовать рядом и что делать, в случае обострения или припадка. Да и все мы знаем, кто в большинстве своем лежит в подобных заведениях: здоровые люди, которые просто не нашли другого способа как скрыться от правосудия. Не все, конечно, но достаточно весомый процент. Проработав много лет в стационаре, могу сказать, что пациенты всегда разные: кого-то привязывали к кровати, кого-то кололи препаратами, кто-то ни разу за период лечения не проявил активности. Но в основном, я видел бывших заключенных, будущих заключенных или военных, особенно молодых солдат, которые приходят «на лечение» за справкой для военкомата. Все мы понимаем, как это делается, но именно из таких мелочей и складывается статистика – здоровые люди лежат в психдиспансерах, а нездоровые ходят по городу.