Убить семью за бедность

Продолжаю заниматься безумной и будничной историей — в столице сначала органы опеки, а потом и суд решили разлучить внука с бабушкой, единственная претензия к которой в том, что она сдавала его квартиру, а деньги тратила на оплату коммунальных услуг.
Убить семью за бедность
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
Не дрогнули: твёрдо и единодушно решили мальчика отправить в детдом.
И этот позорный беспредел в столице! Чего уж говорить о провинции...
Теперь история про других подопечных «ювеналки».
Многодетная семья Лапшиных — Елена, Геннадий и шестеро детей — от назойливых органов опеки были вынужден переехать из Вологодской области в глухой посёлок Кепа в Карелии.
Непьющие, любящие родители. Да, скромная жизнь. Но имели своё хозяйство, Геннадий подрабатывал в райцентре, где строил дома, бани.
У Лапшиных был дом, купленный за счёт средств материнского капитала. В процессе его покупки у чиновников никаких вопросов к состоянию жилья не возникало. Но вскоре они начали регулярно кошмарить семью, обвиняя в бедности.
«Когда мы покупали дом, — рассказывает Геннадий, — то по всем правилам получали справку о его состоянии, и его признали удовлетворительным. А потом те же чиновники написали, что он непригодный! Основные требования были из-за проводки. С помощью сельсовета мы поменяли проводку, сделали косметический ремонт, починили печь. Но этой опеке было уже всё равно. Одна была задача — отнять наших детей».
В Карелию Лапшины бежали к родне со всем нехитрым скарбом, захватив кур, гусей и козу. Новые односельчане встретили беглецов радушно, стали помогать, кто чем может: теплая одежда, обувь, продукты. Геннадий устроился плотником. Дети пошли в новую школу, директор которой говорит: «Ребята хорошие. Все прилежные, учатся на четыре и пять. Одеты чистенько».
Но Лапшиных разыскали и на новом месте, и снова требуют отдать детей в детдом.
В который раз опеке закон не писан.
Просто за бедность (у нас бедных — десятки миллионов) нельзя отбирать детей из семьи, если родители добросовестно исполняют свои обязанности. По этому поводу в 2017 году Верховный Суд России давал свои разъяснения. Без толку.
Я официально обратился к главе Карелии с просьбой обратить внимание на семью Лапшиных и оказать им поддержку и помощь. Попросил прокуратуру Вологодской области инициировать отмену судебного решения об изъятии детей.
Лучше бы денег дали, купили чего-нибудь нужного. Нет, упрямо желают уничтожить. Убить. Родители и дети говорят, что друг без друга для них будет уже не жизнь.
А ведь в выминающей России, где бедность — удел абсолютного большинства, тащить многодетную семью — подвигу подобно. Вот они, настоящие лидеры России — и Геннадий Лапшины.
Прочитал тут в новостях: организаторы конкурса управленцев «Лидеры России» получили более 150 тыс. заявок на участие в проекте со всех регионов страны и 60 иностранных государств. Помимо основного конкурса, в этом году можно принять участие в одной из новых дополнительных специализаций — «Здравоохранение», «Наука», «Финансы и технологии». Хочется понять: победители, к примеру, в медицинской сфере — смогут ли они остановить ликвидацию больниц, вымывание кадров, страшные врачебные ошибки, которые становятся обыденными? Таковы вопросы, волнующие всех.
Очевидно, что нужно отбирать лучшие кадры.
Но надо понять механизмы этого отбора и критерии. И ценности, без которых любой, самый профессиональный руководитель — опасный робот.
Кто у нас будет отвечать за благополучие семей, защищать многодетных, опекать детишек — чиновники с пустотой вместо глаз и сердец?
Возвращаюсь к столичной, образцовой будто бы опеке и опытному судье, принявшим дружное решение разлучить бабушку и внука.
Наверняка, они бы прошли любые аттестации и переэкзаменовки. Значит, дело не только в формальной эффективности. Надо что-то более существенное поправить.
Пытаюсь поправлять, спасая отдельные судьбы и семьи. Локально, точечно, фрагментарно. Делая всё, что могу.
Но практика доказывает: когда беспредельщики получают отлуп и об этом узнаёт общество, ситуация начинает меняться.
18+