Ещё
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Звёзды
5 секретов укладки от француженок
5 секретов укладки от француженок
Красота
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Еда
Почему не стоит дышать ртом
Почему не стоит дышать ртом
Здоровье

Тимур Шаов: Я ностальгирую не по Советскому Союзу, а по детству 

Тимур Шаов: Я ностальгирую не по Советскому Союзу, а по детству
Фото: ИД "Собеседник"
Российский поэт, автор и исполнитель признается, что работает на стыке юмора, сатиры, шансона, бардовской песни, рока, рэпа с добавлением мексиканской, китайской и индийской музыки.
Многие жизненные принципы и предпочтения формируются в детстве. Каким оно было у Тимура?
— Детство у меня было невероятно счастливое, — делится Шаов. — Вспоминаю его с кайфом и с удовольствием бы туда вернулся. Учился я на «пятерочки». Но при этом был раздолбаем с не самым лучшим поведением. Ходил в несколько кружков сразу во дворце пионеров. С шахмат бежал на баскетбол, а оттуда мокрый, только успев переодеться, на репетиции ВИА. Как-то даже на авиамоделирование умудрился записаться. А еще был лагерь «Орленок», походы-переходы через перевалы. Мы же жили в горах. Сейчас по нашим местам не пройдешь… А тогда нам, пацанятам, лет по 15 было. И ничего. Увы, у моих детей такого насыщенного детства нет. Как и понятия двора, где постоянно гоняли в футбол, хоккей и существовало своеобразное братство.
Фото: личный архив Тимура Шаова
— А родители использовали какие-нибудь особые методы в воспитании?
— Чтобы нам читали лекции, я не припомню. Воспитательные моменты, особенно этического плана, показывались только на своем примере. Ты видел, например, когда отец вставал, если заходил старший.
Один раз я получил щелчок от своего дяди. Он уходил из квартиры, а я его не проводил даже до порога. «Ну-ка иди сюда! — сказал он. — Ты знаешь, как надо провожать гостей? Выйди на лестничную площадку и не закрывай дверь, пока гость не спустится. А лучше — вообще пройди с ним немного!» И я это запомнил навсегда.
Другой момент — отношение к родственникам. Папа пять раз в неделю после работы заезжал к своим сестрам. То же самое — мама. Мне кажется, я тоже более-менее преуспел в этом педагогическом опыте и могу сказать, что дети у меня воспитанные. Я ими горжусь! И предками горжусь! Обязательно надо рассказывать о тех, кто ушел. И мой старший сын это уже перенял. Важно, чтобы потом и дети рассказывали о тебе. И умели вставать, провожать…
— Вам никогда не хотелось что-то поменять, повторить в жизни?
— Ну, наверное, надо было больше времени уделять родителям. Хотя уже даже тогда, когда я жил не в Черкесске, а в Зеленчуке, каждый день им звонил. Они волновались, если этого не происходило. Нельзя сказать, что я был плохой сын. Нет, я был хороший. А поменять… Может быть, в институте больше бы учился. (Улыбается.) Мы только выпорхнули из родительского гнезда и начали познавать жизнь…
С бабушкой, родителями, сестрой и братом
— Разбавляли, как Сократ, водой портвейн или читали Джойса с Кафкой?
— У нас были дискуссии, например, о  или даже о том, нужен ли нашей стране социализм. И это в 1981 году! Мы снимали квартиру в Ставрополе в доме в центре города. Как оказалось, под генералом КГБ. И естественно, нас «слушали». Уже потом, много лет спустя, он заметил: «Господи, как же вы нас смешили. Мы поняли, что вы ребята безобидные, но как языком мели…»
— Но за такое могли попасть под раздачу не только вы, но и родители?
— Я удивлялся, как маму не выгнали с работы. Она же была директором института, кандидатом наук и членом бюро обкома партии. При этом частенько ездила на краевые партконференции, и  очень нравилось, как она говорила тосты. У нее был потрясающий русский язык! Однажды мы случайно встретились с Михаилом Сергеевичем на каком-то юбилее, и он сказал: «Я помню вашу маму». Это было очень приятно.
— Северный Кавказ, откуда вы родом, всегда был более многонациональным, чем экипажи советско-американской космической программы «Союз» — «Аполлон»…
— Да. Когда я учился в школе, муж моей двоюродной сестры Лилии — , один из дублеров экипажа Леонов — Кубасов, полетевших на орбитальную встречу с американцами — подарил настоящую космическую еду. И это все я принес в класс. Там попадали от зависти. А еще он показывал потрясающие по красоте фотографии Луны, сделанные в Америке.
Все мы из Советского Союза. Только во взрослом состоянии начал понимать, сколько же национальностей было у меня в классе. И никогда не задумывался, что, например, Игорь — осетин, а Анжелка — гречанка. Тот — карачаевец, этот — черкес, абазин… В этом смысле я иллюстрация тех времен.
Как-то меня стали пытать, ностальгирую ли я по Советскому Союзу. Нет. Я ностальгирую по детству, когда деревья были большими. А по стране ностальгировать странновато, а в политологическом смысле — сложно. Мой дед был основателем ногайской письменности, собирателем фольклора, а я ни бельмеса по-ногайски не понимаю… По культуре я абсолютно русский человек, но ощущаю себя черкесом.
Михаил Бруснев
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео