Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Смертин: «Люблю поэзию Бродского, музыку Башлачева и прозу Платонова»

Бывший полузащитник рассказал о своих литературных и музыкальных предпочтениях.
«Очень люблю поэзию Бродского. Так же сильно, как музыку Башлачева и прозу Платонова. На мой взгляд, эти люди изумительно обращаются со словом, в их произведениях есть драматургия, которая меня притягивает и никак не отягощает в повседневной жизни.
Из зарубежных авторов люблю . Когда я перешел в аренду в «Портсмут», то сразу со своим английским приятелем — писателем Джимом Риорданом — поехал в музей Фаулза в городке Лайм-Реджис. И мы, как и все посетители, спросили наивное «Где живет Фаулз?» Сотрудники усмехнулись, сказав, что их по 100 человек в день об этом спрашивают и что они, конечно, не дадут адрес. Но мы не растерялись и зашли через то, что я играю за «Портсмут». Настоящий поклонник из России, прочитал все романы — что было чистой правдой. Так нам дали адрес.
Дверь открыла Сара, жена Фаулза. Узнав, какой путь мы проделали и что я футболист из России, интересующийся книгами мужа, она пустила нас в дом. Писатель тогда уже был парализован, Сара подвезла его на каталке. Я сказал, что моя любимая книга — «Дэниел Мартин». Представляете, Сара протянула ее Фаулзу, и он трясущейся рукой для меня подписал: «Alexey, score well!» (Хороших голов, Алексей!).
Мой друг в этот момент заплакал, а Сара объяснила, что этот роман у них с Фаулзом тоже любимый.
У меня есть две настольные книги. Только не улыбайтесь, ладно? Это «Афоризмы житейской мудрости» мизантропа Шопенгауэра — книга, кстати, жизнеутверждающая, потрясающая. А вторая — «Нравственные письма к Луцилию» Луция Сенеки.
Мы часто с футболистами друг другу что-то советовали. Кстати, с Фаулзом меня познакомил », — сказал Смертин в интервью Sports.ru.