Ещё

Валерия Ланская: «Хочется вечером поесть вкусненького, но нельзя, нужно быть в форме» 

Валерия Ланская: «Хочется вечером поесть вкусненького, но нельзя, нужно быть в форме»
Фото: WomanHit.ru
WomanHit.ru обсудил с актрисой театр мечты, творческую семью и идеальный отдых
Спектакли, сериалы, мюзиклы, домашние заботы, воспитание сына. Ежедневная жизнь состоит из многих забот жительницы мегаполиса плюс постоянный поиск проектов, которые могли бы наилучшим образом отразиться на карьере актрисы.
— Валерия, вы практически с детства играли в Театре юного актера, что вам это дало?
— Понимание того, что это моя жизнь, моя профессия, то, чем мне хочется заниматься всегда.
— А с профессиональной точки зрения?
— Поступая в институт, я четко знала, что актерская профессия не сказка, не фейерверк, не только популярность с ее плюсами, но и труд, конкуренция, постоянная борьба и работа над собой. Ведь Театр юного актера — это абсолютно взрослый театр, несмотря на то, что там играют дети. Были и гастроли, и интриги — все как во взрослых, профессиональных театрах.
— Вы сменили довольно много школ, с чем это было связано?
— Сначала я жила у бабушки, потом мой класс перешел на вторую смену, мне это стало неудобно в связи с занятиями спортом. Нашли другую школу. Затем я переехала к маме, в другой район Москвы. Потом наши педагоги группы Театра юного актера решили, что мы должны учиться в одном классе в школе Казарновского. А после общеобразовательных предметов продолжали репетировать с нашими педагогами. Это было удобно для преподавателей. Кто-то остался на второй год, кто-то сдал экстерном, чтобы все были в одном классе. Но спустя год, когда дети находились с утра до ночи в одном месте, все начали ругаться, и это стало проблемой. Большинство родителей забрали своих детей из этого класса. И я пошла в следующую школу. Потом стало много занятий: спорт, музыка, танцы, театр, поэтому мы с мамой решили, что я буду оканчивать школу экстерном.
— Когда вы поняли, что институт Щукина — ваше место учебы?
— Я поступала везде, куда принимали. Тогда был конкурс 350 человек на место. А сейчас — более 500. Это такая адская конкуренция, тут не до выбора. Куда-то берут — и слава богу.
— В чем главное отличие Щукинского института от остальных?
— Совершенно разные школы. Разные системы обучения: Станиславского, Чехова, Мейерхольда. В каждом вузе своя система. Это вечная конкуренция между театральными вузами — у кого правильнее.
— Еще в момент обучения вас приняли в «Сатирикон», куда многие актеры стараются попасть; почему не остались в театре?
— Из спектакля, который ставил Константин Аркадьевич как дипломный для своего курса, ушла девочка — то ли в декрет, то ли решила, что это не ее, — он срочно искал поющую и танцующую актрису, буквально за месяц до выпуска спектакля. Поскольку он сам щукинский, то и пришел в Щуку, попал на наш показ и выбрал меня. Так и попала в спектакль. Ребята были на курс старше. Я была на третьем, а они на четвертом. А ушла из театра, потому что совмещать работу в «Сатириконе» в тот период, когда ты еще не в звездном статусе, со съемками и работой в других театрах совершенно невозможно. А у меня как раз начались пробы, кастинги. Мне это было интересно, это был старт моей карьеры. Мне хотелось сниматься, а не только служить в театре. И неизвестно, когда Константин Аркадьевич дал бы мне какие-то значимые роли. Я не его ученица и воспитанница. Хотя я театр очень любила и работала там с большим удовольствием. Но встал выбор. Потом мне нужно было защищать диплом. И педагоги ругались, что я жила в «Сатириконе» и совершенно не занималась учебой. Кеосаян утвердил меня в полный метр — опять выбор: съемки у него, учеба в институте или работа в театре. Я выбрала съемки и договаривалась с учителями, досдавала срочно предметы.
— Получается, вы постоянно искали свой театр: Театр Луны, Вахтангова, Рыбникова, Московский губернский театр?
— Да, так и было. Но совсем без театра я не представляю своей жизни. Без сцены — никак. Мне всегда хотелось иметь театр-дом. Где можно будет служить много лет и гордиться ролями, партнерами, режиссерами. Вот я и искала такого художественного руководителя. Который бы понимал, что такое съемки для артиста, отпускал, и при этом в театре мне было бы интересно. И чтобы были драматические спектакли. У меня ведь драматическое образование. Я хочу играть драму. Петь мне есть где, у меня много концертов, мюзиклов. А меня сегодня некоторые режиссеры перестали воспринимать как драматическую актрису. И это обидно, потому что я не просто певица, которая что-то там играет. Однако стереотип сложился именно такой. Но работа со Школой современной пьесы, я надеюсь, будет долгой. Здесь мне комфортно.
— Сейчас вы играете в спектакле «Тот самый день»?
— Для меня это вызов самой себе, потому что я давно не играла драму. Только в Губернском с Хабаровым в «Скамейке». Но там ретро. А мне было интересно сделать что-то современное. Да и характер моей героини полная противоположность мне самой. Ничего подобного я не делала со времен института. Она старше, немного хамоватая, неуверенная в себе. А я в жизни мягкая. Потом я всегда была ярой противницей мата, а тут приняла как данность, как тенденцию в современном мире. Это неотъемлемая часть. Так написано в пьесе. У этого спектакля мат не должен быть помехой положительному восприятию.
— Вы сказали, что кино и театр — разные профессии, а мюзикл?
— Мюзикл — работа на последний ряд, органика, играть крупно, широко. Она близка театральной. Помимо того что актеры играют, они еще должны двигаться хорошо. Мне всегда казалось, что мюзикл — следующая ступень. Но поработав и там, и там, я поняла, что это разные жанры. Через музыку проще достичь каких-то эмоций у зрителя. Раньше я была уверена, что сложнее мюзикл. Сейчас сомневаюсь. Просто разная манера.
— Родиться второго января — это счастье или нет?
— Я привыкла. Чаще поздравляют с Новым годом. Но это не страшно. Это выходной день, я могу собрать своих друзей у себя дома.
— О ваших романах много писали, и часто все обрастало какими-то слухами. Как вы познакомились с вашим супругом ?
— Я снималась в Ярославле. А Стас там снимал свой фильм. Мы жили в одной гостинице. Там и познакомились за завтраком.
— Вы актриса, ваш муж режиссер. В такой ситуации больше плюсов или минусов?
— Плюсов, безусловно. Мы говорим на одном языке. Я узнаю какие-то нюансы киноиндустрии. Стас работал и продюсером, и директором, прежде чем стал режиссером, он много чего знает о нюансах, о которых актеры даже не догадываются. Мне всегда было интересно, как это происходит с другой стороны. Стас сам пишет сценарии. Это такая творческая и сложная работа. Он советуется со мной, я с ним. На первом прогоне нового спектакля он подсказал мне некоторые вещи. Я бы до них не додумалась. Я очень доверяю ему. Стас смотрит свежим взглядом, подсказывает, я пробую. И это работает.
— А вы ему что-то подсказываете?
— Иногда он советуется. Опять же, свежий и адекватный взгляд со стороны — всегда плюс в той работе, в которой ты варишься.
— У вас нет такого, что пришли домой и забыли о работе?
— Нет, мы с удовольствием делимся новостями.
— Вы как-то сказали, что тяжело переносите одиночество…
— Нет, я люблю быть одна. Мне хорошо наедине с самой собой. Думаю, смотрю кино, читаю книги, рисую. Пишу, вышиваю.
— Как часто случается быть одной?
— Только в командировках. Сейчас снималась в Киеве, было 50 рабочих дней. Вечера после смены были моими. Но целыми днями не получается быть одной. При любом удобном случае я еду к ребенку, к семье.
— Как вам удается совмещать заботу о семье с вашими долгими экспедициями?
— За три месяца съемок в Киеве у меня было 43 перелета. И еще я играла спектакли в Москве. Спала с ребенком полночи, в три ночи выезжала в аэропорт. Только так.
— Кто помогает с воспитанием сына Артемия?
— Бабушка, няня, сестра моя, папа — все помогают.
— Вы спокойно относитесь к чужим людям в доме?
— Трудно найти своего человека, которому можно доверить самое дорогое — ребенка. Слава богу, нам повезло. Такой человек нашелся. Если есть возможность, чтобы дома была моя мама или муж, это лучше. Но каждый день это невозможно, все работающие.
— Какие таланты замечаете в сыне?
— Ему безумно нравится все, что связано с физическими нагрузками. Он от этого не устает. Занимается спортивной гимнастикой. Успешно. И теннисом. Еще плаваем.
— Вы говорили, что еще хотите двух детей как минимум…
— Нет, я не говорила об этом. Дай бог одного еще. Здоровья бы хватило.
— Как вы добиваетесь поставленной задачи?
— Только трудолюбием. Без труда ничего не получится. Многое не выходит. Ведь хочется, чтобы хоп — и все получилось. Но так не бывает. Постоянный поиск, работа над собой. Смотрю на свои работы со стороны, учусь. Исправляю ошибки. Надо держать себя в форме. Хочется вечером поесть вкусненького, но нельзя, нужно быть в форме.
Видео дня. Звезды, которые чересчур увлеклись пластикой
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео