Ещё

Скандальный продюсер Владимир Ферапонтов рассказал свою историю в шоу-бизнесе и не только 

Скандальный продюсер Владимир Ферапонтов рассказал свою историю в шоу-бизнесе и не только
Фото: express-novosti.ru
является продюсером собственного продюсерского центра ГАРАНТ ПРОДАКШЕН, а также концертных агентств КОРПОРАТИВ, НА КОНЦЕРТЕ, и рок проекта РАШЕН РОК. В 2018 году открыл новый проект ГЕРОЙ 90-ых, работал с группами «ЧеТеНадо?», «Чугунный скороход», «Многоточие», с братьями Торсуевыми, и с Пресняковым-старшим. Выпускал альбомы , Елене Ваенге, всем Пресняковым, Роме Жукову, Игорьку. В 80-ых вел дискотеки, занимался организацией концертов таких групп, как: «Машина времени», «Карнавал» и «Динамик». Список людей, с которыми работал продюсер, огромен. 2018 год был особенным для Владимира, ведь было 20-летие его пути в шоу-бизнесе. Корреспондент ИА «Экспресс-Новости» пообщался с продюсером, узнал его историю жизненного пути и, конечно, все самое интересное из шоу-бизнеса.
В прошлом — незаконченное среднее музыкальное образование, геологоразведочный институт, начальник геологической партии, создал собственный музыкальный проект ZZ/POPS. Создал в свое время фонд «Служу России» и «Мы любим Россию!», а в 2011 году избил журналиста НТВ. В настоящем — президент клуба «Очень деловые люди», руководитель проекта «Сигарная Лига», сопредседатель ассоциации «The best of bear».
Встреча происходила в салоне «Сигары и виски», где одетый во все темное, в андеграундных очках, потягивая сигару и попивая кофе, Владимир Ферапонтов не спеша и с юмором делился историей своей жизни.
Расскажите, чем вы занимаетесь и каким видите себя сами?
Я по профессии геолог, закончил (геологоразведочный институт) и был одно время начальником геологической партии. Когда случился в России перелом, то геологи, с моей точки зрения, стали не нужны. Тогда я пошел в бизнес. Всегда считал, что писать статьи не умею, и это не мое. Но когда я попал в шоу-бизнес, это было в конце 90-ых годов, мне нужно было писать статьи о моих разных группах, о проектах, музыкальных в том числе. Были такие очень известная группы — «Чугунный скороход», «Спирали» — они выступали в Москве на разогреве у Prodigy. Они были культовыми, а также группа «Многоточие», и мне нужно было для разных газет и журналов писать статьи. К тому времени СМИ пришли к тому, что им было лениво содержать своих журналистов и они говорили: «Неси свою статью, мы ее разместим». Так работали практически все, и я постоянно бегал к своим друзьям журналистам, просил написать за меня статьи, и один мой товарищ меня этому научил. Я говорю, «как, я не умею, у меня школа; институт — 3 бала по литературе было», он говорит: «Ты гладко излагаешь, хорошо говоришь, поэтому ты пиши слово в слово, как говоришь, только без мата». Я попробовал, и меня понесло. Писал статьи для «Московского Комсомольца», для «Комсомольской правды», для «Экспресс газеты», для интернет изданий и для многих других. Я даже выпускал свои журналы и газеты, мне это было по приколу, на этом я не зарабатывал.
У вас были какие-нибудь интересные истории, связанные с написанием?
В течение 7-ми лет я был продюсером Преснякова-старшего. Как-то мы сидим на мероприятии, разговариваем, а с нами был еще третий человек — писатель, очень умный, образованный. И Пресняков рассказывает какую-то смешную историю, а писатель говорит: «Давай я про это напишу?». Пресняков отвечает: «А давай», и я решил написать. Потом мы ему приносим две не подписанные статьи, он не знает где чья, и про мою говорит: «Вот эта классная, а вот та никуда не годится», и тогда я понял, что я, оказывается, писатель. На этом я не зарабатываю деньги, это не моя профессия, но мне гораздо проще сделать все самому и написать что-то, чем просить, чтобы это сделал кто-то другой.
Какие из последних видео-роликов получились самыми интересными?
Ко мне обратилась моя знакомая, которая долгое время работала на телевидении, и она делает свой ютуб канал. Мы с ней сделали интервью, называется «кофе с собой», и у нее была такая идея, что она приходит домой к людям, пьет с ними кофе и разговаривает о жизни. Не все готовы, допустим, пускать к себе домой, и я придумал такую историю: как будто она приходит ко мне домой (снималось все в «Тифлисском дворике», и я там будто живу, у них сеть гостиница, ресторан), просыпаюсь, потом плаваю в бассейне и она берет у меня интервью. С моей точки зрения, так никто не делал. Потом мы сидим с ней на балконе, я курю сигару и мы разговариваем, идем в сигарный лаундж, там я пью портвейн утром, завтракая. Мне кажется, что сейчас надо искать оригинальные пути и уметь удивлять.
Расскажите о рэпе, так как вы связаны с музыкальной индустрией, как вы узнали о нем?
По работе, в начале 90-ых, я жил в Америке, в Европе, много где был, но большую часть в Америке. И в году 92-ом в магазине Music World, я увидел очень много негров, и спросил: «а, что там такое?» и мне сказали, что это рэп. Я спросил: «а, что это?», и мне сказали, что это «что-то вроде вашего ». Тогда я узнал, что это такое. Безусловно, что в Россию привезли рэп другие люди: Титомир, группа «Мальчишник» и другие. А когда я вернулся из Америки, то, прожив долгое время там, перестал выносить нашу попсу. Я ее сильно не любил, и слушал то, что слушают на Западе. В течении 10 лет я пытался эту культуру привить здесь, в России. Тогда появились все эти: «Многоточия», «Чугунный скороход», «Спирали». А потом я понял, что это непрививаемо.
На ваш взгляд, сейчас рэп испортился?
Он стал другим, и стал на другой волне. Сейчас он мне нравится гораздо больше. На данный момент это стало похоже на какую-то индустрию — реперы могут собрать большие стадионы. 10-20 лет назад это было невозможно абсолютно. Кстати, Басту я в свое время послал, мне не нравились его песни и музыка. Я с удовольствием слушаю всяких Фейсов, Скриптонитов и даже Фараона, это круто, ребята молодцы. Если сравнивать с западными аналогами, то мы не на таком уровне находимся, конечно.
Что нужно сделать, чтобы достойные исполнители появились у нас, как, допустим, на Западе?
У нас изначально не отрегулировано отношение: «Артист-продюсер», основная проблема в этом. У них если артист заключает контракт с продюсером, то они привязаны друг к другу и не могут друг друга послать, иначе будет конфликт. В нашей стране этого нет, потому что, к примеру, ко мне вот обращается артист, говорит: «Я хочу, чтобы вы были моим продюсером». А я уже думаю о плохом, понимая, что сейчас я за него возьмусь и буду раскручивать, он станет более менее известным, а потом будет сидеть и думать: «Нафига мне продюсер, я и сам все смогу». Продюсирование — это надувание мыльного пузыря вокруг артиста. Любой продюсер говорит: «Вот у меня такой хороший артист, вот вы послушайте, какой он талантливый». В данном случае он продвигает артиста вперед себя, и артист понимает: «раз я такой хороший, и обо мне так много говорят хорошего, то продюсер мне не нужен, я и сам все смогу». И он продюсера убирает. У меня такие вещи были, и у всех.
Есть такой продюсер — Леонид Бурлаков. Он нашел, почистил, отмыл, и сделал известными: «Мумий Тролль», «Земфиру», «Братьев Грим». Теперь Земфира где-то там, у Мумий Тролль все прекрасно, а если Бурлаков сюда сядет, вы даже не узнаете его.
Почему на Западе чаще продюсеры сами находят кого-то, а не как у нас, наоборот?
Потому что продюсер в Америке понимает, что если он вкладывает в кого-то свою душу и деньги, то его не кинут, а у нас это все совершенно не так. Когда проходят какие-то концерты, все пытаются выйти на артиста, а не на продюсера. Если вы позвоните Преснякову — младшему и предложите спеть на концерте, то он скажет: «Вот у меня есть директор, вы знаете ее телефон, звоните ей». Такой артист — очень редкий артист. А любой другой начинает думать: «А кому я должен вообще давать что-то, не буду ни с кем делиться». Потом продюсер узнает, что его группа, его проект, музыкант начинает делать левые концерты, а скрыть это сложно. Эти юридически не отрегулированные отношения — катастрофа, и по этой причине у нас никогда не будет нормальных артистов, как у них.
Что вы можете сказать насчет нашего шоу-бизнеса?
Если какой-нибудь рэпер спел в Америке, то у него аудитория 2 миллиарда, потому что большая часть населения мира говорит по английски. Если наш артист спел, то это смотрится, как Азбука Морзе, и это привело к тому, что наш шоу-бизнес находится в глубоком загоне. У нас совковый шоу-бизнес, как при советской власти на сцене стояли: Магомаев, Лещенко, Винокур, но ничего не поменялось, кроме Магомаева, они все всегда в центре внимания, уже тошнит. Недавно было интервью с Ириной Понаровской и она там сказала: «Я 20 лет не выходила на сцену, сейчас я вышла и все тоже самое, ничего не изменилось».
Недавно сын Никаса Сафронова застрял в унитазе в самолете, все новости говорили только об этом. Вот кто знал о том, что есть в нашей стране гениальный пианист, пока он не застрял в унитазе? И тут все узнал, что он сын Никаса и что он пианист. Российский шоу-бизнес.
В 2011 году вы избили сотрудника НТВ, тогда все о вас только и говорили, расскажете почему?
На НТВ, я в черном списке. 11 лет назад я набил морду НТВшнику, происходило это в маленьком кабинете. Я сидел, работал и тут открывается дверь, входят люди с камерой: девушка, парень и оператор. У оператора горит лампочка, то есть он снимает. Они садятся напротив меня и задают мне дебильные вопросы, на которые я отвечать не хочу, провоцируют меня на скандальные ответы. Я говорю: «Ребят, встали и ушли отсюда», а они продолжают и доводят меня. Я встаю, приподнимаю оператора и подвожу его к двери. Он зацепился за косяки, задом припечатал меня к стенке. Тут я слетел и гнал его по коридору, раза 3 всадил кулаком в затылок, ему было 20 лет. Я его догнал, он упал на пол, и всадил по голове с размаху кулаком, поднял его и скинул с лестницы. Тогда я не знал, кто это, через день выяснилось, что это НТВ. Следующий год я ходил по судам, у меня 116 статья ч. 1 «нанесение побоев». Сейчас я уже от всего этого очистился. Но после меня начали бить все: Киркоров избил женщину, Меладзе избил женщину. Я на 4 месте по скандальности, это был мой звездный час, артисты стояли в очереди ко мне, просили избить.
Ваше творчество, продюсирование, каково работать с вами?
Я не люблю ни с кем ничего согласовывать, ненавижу людей над собой. Когда человек ко мне обращается, я делаю все полностью сам, как хочу. Вижу какую-то конечную цель, понимаю, что проект должен быть популярным, и делаю все для этого: и статьи, и фотографии, и видео. А если я делаю как кто-то считает нужным, то это либо очень большие деньги, либо мне скучно. У меня был артист, он весил 240 кг, и он шикарно пел, песни отличные. Действо такое, что он громадный, большой и ставим рядом девчонок на подтанцовке, все это красиво. Он так не захотел, ему не понравилось, а захотел петь с живыми музыкантами. Набрал таких же, как он по весу, этакое «шоу толстячков», и смотреть на это не красиво. «Ну я вижу, что тебе так нравится, ну и пой так, я тут причем только?». Мне же хочется, чтобы это было популярно, а если не так, то обращаться ко мне не надо.
Чем больше занимаетесь сейчас?
Сейчас шоу-бизнес для меня отходит на второй план, я продвигаю компании. Также у меня есть клуб «Очень деловые люди». Мы делаем журнал и встречи, место, где обычные люди могут пообщаться с известными буквально за соседним столом. Есть также журнал, где мы даем интервью с интересными личностями.
Видео дня. Как не подцепить коронавирус в супермаркете
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео