Ещё

Светлана Иванова: «Когда родилась вторая дочь, мне стало гораздо проще» 

Светлана Иванова: «Когда родилась вторая дочь, мне стало гораздо проще»
Фото: Журнал ОК!
давно хотела сняться в фантастическом фильме, и ее мечта наконец осуществилась — в прокат вышла картина «Аванпост». О том, как проходили съемки, каково ей работалось с грудным ребенком на руках, а также о том, как рождение второй дочери повлияло на ее характер, Светлана впервые рассказала OK! Светлана, полтора года назад у вас родилась вторая дочь. Ощущение жизни изменилось? Я не могу сказать, что что-то глобально изменилось. Мне вообще очень нравится быть мамой двоих детей, это очень «мое». И наслаждение от материнства, когда тебе за 30, совсем другое. Гораздо более осознанное, чем 10 лет назад, когда всё в первый раз, ты не знаешь ничего, нервничаешь. Но если честно, мне кажется, Мира была у меня всегда. Я уже даже не помню, что ее не было. В «Аванпосте», который идет в кинотеатрах с 21 ноября, вы снимались с грудным ребенком на руках. Сложно было? Все сначала думали, что кормящая мама на площадке — это очень трудно. Но нет, всё сложилось очень здорово. Я начала сниматься еще беременной и, честно говоря, как раз из-за беременности пыталась отказаться. Но мне хотелось сделать это деликатно, потому что я мечтала поработать с . Я не хотела через каких-то помощников ничего объяснять, позвонила Егору напрямую и сказала: «Мечтаю с вами поработать, мне это очень лестно. Явно это будет что-то классное. Но я нахожусь на пятом месяце беременности…» Он говорит: «А я в курсе. У нас есть бронежилет, наденем на вас его, ничего не будет видно». Я подумала: прекрасно. Бронежилет сошелся и всё замаскировал. Но я совсем немного снималась беременной, вскоре родила и кормила ребенка на площадке. Очень признательна, что мне были созданы все условия и никто меня этим ни разу не попрекнул. И я тоже вроде бы никого не подвела. Первые зубы у ребенка вылезли на съемочной площадке именно «Аванпоста».
Все сначала думали, что кормящая мама на площадке — это очень трудно. Но нет, всё сложилось очень здорово. Почему именно у Баранова хотели сниматься? Его «Гоголь» прошел с огромным успехом. А до этого были «Спарта» и «Саранча». Я наблюдала за Егором, потому что мы почти одновременно учились во ВГИКе. Он работал в кинокомпании «Среда» , где у меня много друзей. Как режиссер Егор был мне невероятно любопытен. И я не обманулась в своих ожиданиях. По жанру «Аванпост» — фантастика. Вам самой интересны такие фильмы? Да, интересны. Но до этого в подобном кино я не снималась. И когда смотрела фильмы в этом жанре, думала: я бы смогла такое сыграть. Еще до того, как я прочла сценарий, Егор мне рассказал эту историю, и у него вышло очень заразительно. Я сразу представила, как это будет здорово. Классная возможность попробовать себя в каких-то новых актерских проявлениях. Вы снова встретились с  спустя 14 лет после «9-й роты»… При встрече мы смеялись, что я много лет назад проводила его на войну, осталась ждать и вот дождалась. Встреча была очень радостной. Вообще, с партнерами мне на «Аванпосте» очень повезло.  — мое открытие и актерское, и человеческое. Я много где видела ее раньше, она была мне любопытна как артистка, как явление в кинематографе. Я не ошиблась, Лукерья очень классная, умная, крутая. У вас был какой-то экстрим на площадке? Холод — главный экстрим на многих площадках. Снимали не только в павильоне, но в заброшенных ангарах и на военных базах. В общем, места не самые уютные, особенно если работать нужно с ноября по март. Но зато это всё очень кинематографично. Безрадостные пространства, холодное время года и окоченевшие артисты всегда здорово выглядят на экране. Зато съемки были теплыми по атмосфере. В группе, как бы трудно ни было, всегда шутили. Это, конечно, зависит от режиссера. У Егора потрясающее чувство юмора, он умеет артистов поддержать, подбодрить, развеселить. Скажите, вам не хотелось вместо того, чтобы сниматься, пусть и с прекрасным режиссером, отказаться от работы, уехать в теплые края и просто сосредоточиться на ожидании ребенка? Очень хотелось! Но кроме «Аванпоста» у меня были и другие обязательства. Например, несколько работ случились, когда я была на раннем сроке, и мне было совершенно не сложно на площадке и не хотелось прятаться «в домике». Но не думайте, что я такой герой. В итоге все-таки спряталась. В какой-то момент, когда это стало возможным, я уехала, но при этом никого не подвела.
Сейчас вы снимаетесь в главной роли в историческом сериале «Собор», все обсуждают фантастически красивые кадры со съемочной площадки, они больше похожи на старинную живопись, а не на современные фото… Да, там я вообще на коне. (Смеется.) С режиссером «Собора» Сережей Гинзбургом нас связывает многолетнее сотрудничество. Я когда-то у него снималась в сериале «И все-таки я люблю», в который попала совершенно случайно, в последний момент. Уже шли съемки, и надо было срочно искать дочку для героини , маленькую уже нашли, а взрослую — нет. Меня пригласили на пробы. Только закончились съемки в «Доме Солнца» , и было ощущение опустошения. Так всегда бывает, когда заканчивается большой проект, а тут же еще приходилось расставаться с фантастической компанией, которая на съемках собралась! Ну и мне было очень грустно, казалось, что ничего интересного в ближайшее время в моей жизни не случится. Но тут появился проект «И все-таки я люблю», который принес мне фантастическую популярность. На улице стали узнавать именно после этого сериала, он прошел с каким-то невероятным рейтингом. В общем, с Сережей Гинзбургом я была очень рада снова встретиться. Я про это могу говорить безостановочно. Наверное, как и о «Современнике»? Вы уже вернулись на сцену после рождения Миры? Да, я уже играю в «Трёх товарищах» и «Уроках сердца». Правда, в этот раз я вернулась в театр не так скоро, как после первых родов. Да, тогда же вы вернулись с двухнедельной Полиной на руках. Что очень впечатлило художника , к которому я пришла на примерку костюмов. Он, как и многие мужчины, побаивается маленьких детей. А Полина была совсем крошечной. Но теперь их связывает невероятно тесная дружба. Полина ездила со мной на многие гастроли, и, например, в Лондоне Паша с ней сидел, когда я играла спектакль. Я поехала без няни, ее функции блестяще выполнял Каплевич, они с Полиной извели кучу бумаги на рисунки. Помню свои ощущения, когда сестра родилась. Я еще была недостаточно взрослая, чтобы стать помощницей маме, но и не совсем маленькая, чтобы ко мне относились снисходительно Она не просто с вами на гастроли ездила, а даже выходила на сцену в спектаклях. Это продолжается до сих пор? Сейчас уже нет. В прошлом году мне ужасно хотелось, чтобы Полина поехала со мной, но дочь сказала: «Мама, я не могу пропускать школу». Она ходила в подготовительный класс. И я подумала: «Как хорошо! Нормальный человек!» Вы производите впечатление абсолютно спокойного человека, которого очень сложно вывести из себя, напугать или расстроить… Но я регулярно сержусь, расстраиваюсь, злюсь, огорчаюсь, я же не под стеклянным колпаком живу. Хотя в целом, наверное, я действительно очень позитивный человек. Для меня в радость даже бытовые, ежедневные дела. Выходить на сцену или наблюдать чудо, как поднимается приготовленный мной пирог, — вещи сопоставимые и равноценные. Я так и живу: стараюсь радоваться мелочам, пореже сердиться и почаще обращать внимание на что-то прекрасное. Ваши дочери похожи по характеру? Похожи, и внешне тоже. Мы шутили, что я рожаю одного и того же ребенка с разницей в шесть лет. На фотографиях, где они малышки, их трудно различить. У ваших девочек примерно такая же разница в возрасте, как у вас с сестрой, да? Да. Ужасная, честно говоря, разница… Помню свои ощущения, когда сестра родилась. Я еще была недостаточно взрослая, чтобы стать помощницей маме, но и не совсем маленькая, чтобы ко мне относились снисходительно, как к малышу. Я очень понимаю Полину, знаю, что ей было сложно, но она мужественно прошла через это испытание, когда ты еще вчера была единственной, а сегодня у тебя появился такой серьезный конкурент… Мне нравится, как Полина Миру опекает, переживает за нее. Чему-то учит? Они обе друг у друга учатся. Когда у вас была одна Полина, вы говорили, что она заменяет вам троих детей. Учитывая одинаковый характер девочек, у вас теперь шесть детей? Нет, мне кажется, наоборот, Мира эту ситуацию заземлила немножко. Детей стало двое. Когда она родилась, мне стало гораздо проще. Раньше мне с моим темпераментом и типом характера хотелось всё сделать идеально. Я с остервенением вкладывалась в одного ребенка, что, мне кажется, не приносило пользы ни мне, ни Полине. А когда эта энергия распределилась на двоих детей, всё встало на свои места. Знаю, что у вас страсть к путешествиям. Двое детей этой страсти не помеха? Вообще не помеха. Правда, я с Полиной лет до трех досидела, прежде чем куда-то далеко решилась лететь. Но мы зато сразу отправились в Америку. А Мира — путешественник с рождения, она много где уже была и, надеюсь, еще много где побывает. Ваш список городов и стран, в которых вы хотите побывать, уменьшается? Мне кажется, он только увеличивается. Я побывала в самых фантастических уголках мира. Но и путешествия по нашей стране я ценю. Этим летом я месяц провела в Пушкинских Горах, это Псковская область, и месяц под Петербургом. У меня всегда была мечта пожить на питерской даче. Не огорчило даже то, что лето было холодное. В этом есть какое-то свое удовольствие. Дача под Петербургом — это что-то совершенно особенное. Можно ездить на Финский залив, вокруг сосны, они совсем другие, чем в Подмосковье, прямо как в Прибалтике. Актерская профессия — это абсолютно «ваше», ничего другого не хотели бы попробовать? Не знаю, посмотрим. Нет, мне очень много что интересно. Но все это касается кино. Я хотела поучиться на киноведении. Но у меня муж (продюсер и режиссер . — Прим. OK!) сам как целый киноведческий факультет, поэтому можно считать, это уже случилось… Думаю, я бы поучилась на продюсерском отделении и получила бы дополнительные знания помимо тех, что могу подслушать и подсмотреть в процессе съемок. Я преклоняюсь перед артистами, которые учатся безостановочно. Мне всё кажется, что, когда у меня будет чуть-чуть больше свободного времени, я обязательно тоже что-нибудь еще закончу… Чему вы научились за последнее время? Я могла бы сейчас красиво рассказать о том, как я выучила иврит, но я его не выучила. Когда было время, ходила на занятия два раза в неделю, но экзамены не сдала. Но не расстроилась: значит, будет повод вернуться к учебе.
Что вам интереснее всего в новых городах, когда вы путешествуете? Я предпочитаю рассматривать не произведения искусства в музеях, а лица людей на улице, узнавать, как они живут… Вообще, люди — это самые большие открытия. Особенно когда удается встретить кого-то интересного и близкого по духу. Мне повезло, меня очень хорошие люди окружают. Вы как-то говорили, что хотите, чтобы у вас был большой дом, лошадь, три кошки, три собаки, много детей. Эти идеи еще в силе? С кошками — точно не получится. У меня на них ужасная аллергия. А над количеством детей я работаю. Семья растет, и нам понадобилось место. Так что большой дом у меня появился, мы переехали туда с Чистых прудов. Если есть большой дом, то есть и реальная возможность завести собак и лошадь. После поездки в Псков мы уговариваем папу завести… лося. Я там подружилась с хозяевами зоопарка, и они мне рассказали, как подобрали в лесу лосят — мальчика и девочку. Охотники убили их маму. Лосят взяли в дом, они там выросли. И в какой-то момент огромные лоси спали на диване как собаки. А потом, когда совсем подросли, стали застревать в дверных проемах, и их переселили в вольер на улицу. Мы с Полиной ходили на них смотреть. Лось оказался очень нежным существом, просто космическим. Я влюбилась в него. И поняла: очень хочу лося! Ну, в конце концов, какая разница, конь или лось… Вот конь вам для чего был нужен? Для души. А лось? Тоже для души. Даже больше, чем конь! Тогда берите лося!
Видео дня. Проверенный способ купить самый лучший арбуз
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео