Ещё
Незаметные сигналы о том, что вам пора к психологу
Незаметные сигналы о том, что вам пора к психологу
Психология
Реальные способы вернуть страсть в постели
Реальные способы вернуть страсть в постели
Любовь
"Они там свихнулись": что делают с детьми в Англии
"Они там свихнулись": что делают с детьми в Англии
Дети
Может ли сыр с плесенью заменить антибиотики
Может ли сыр с плесенью заменить антибиотики
Еда

Захар Прилепин: «Я старался быть честным, как на исповеди» 

Захар Прилепин: «Я старался быть честным, как на исповеди»
Фото: Мир новостей
Это уже не первая книга в серии, посвященная поэту, совсем недавно Станислав и Сергей Куняевы опубликовали одноименное издание. Но в книге , ни много ни мало, — более тысячи страниц, это огромный труд, в который автор вложил свою душу, и это сразу почувствовали все читатели, пришедшие на встречу.
«К этому труду я шел всю свою сознательную и бессознательную жизнь — как ребенок, родившийся в рязанской деревне, где Есенин — часть воздуха, ландшафта, быта, детства. Его лицо всегда было перед глазами, как лицо матери и отца. Всем, что касалось Есенина, я был маниакально увлечен», — начинает свой рассказ автор.
С ранних лет юный Женя (Захар Прилепин — творческий псевдоним, настоящее имя Евгений Николаевич — прим. ред.) понял, что вся его жизнь будет связана с этим самым русским, самым народным поэтом; с тех пор он собирает все книги о Есенине, переписывается с людьми, которые имели какое-либо отношение к поэту.
В юности Женя всегда выигрывал споры, когда называли любую строку из стихов Есенина и нужно было рассказать, что это за стихотворение, когда написано, кому посвящено, с какими событиями связано…
«Есенин был одним из камертонов, по которым я сверяю ощущения от жизни», — делится с читателями Прилепин, цитируя «Прощание с Мариенгофом»:
Мне страшно, что душа проходит,
Как молодость и как любовь…
называл Есенина «едва ли не самым невезучим русским поэтом». Прилепин совершенно с этим не согласен: «Персидские мотивы», «Москву кабацкую» не смог бы написать «безнадежный алкоголик в состоянии прогрессирующей деградации». Стихи позднего Есенина удивительно точны, каждое слово на своем месте, с безупречной божественной музыкой, выхваченной из воздуха!»
«И вот это ощущение исхода души и распада в тебе всего человеческого, стоицизма, когда человек понимает, что он осыпается, как осеннее дерево, — тогда я понял, что пора начать работу над книгой», — Прилепин рассказывает о серьезнейшей подготовке к написанию книги, он старался все свои утверждения подкреплять многочисленными цитатами, ссылками, письмами, воспоминаниями современников, используя всю доступную фактологию, поэтому и книга получилась столь значительной по объему.
Прилепин последовательно, месяц за месяцем, шел по жизни Есенина, не пропуская ни одного события, отражая все ключевые встречи, поездки, выступления — ничего не осталось без пристального внимания. Он пошел дальше других биографов Есенина и дал описание судеб близких поэту людей, его жен и детей.
Писатель подробно разбирает тексты Есенина с точки зрения техники, филологии — как поэт развивался, какие темы его интересовали. Прилепин отмечает, что сегодняшняя свобода от советских и постсоветских концепций дает «большое пространство для жестикуляций», поскольку отсутствует политическая заданность описания.
Есенина невозможно трактовать однозначно: «крестьянский поэт», «хулиган», «блатной» — какие только ярлыки не подвешивались на него как при жизни, так и после смерти. Есенин — новатор, эстет, профессионал, владеющий модернистской поэтической школой.
Знаете ли вы, к примеру, о том, что он был знаком с Леонидом Утесовым, когда тот выступал в «баре имажинистов» — кафе «Стойло Пегаса»? «Приблатненная культура» Утесова совсем не была близка Есенину, и он никогда не делал с ним совместных выступлений — он тяготел к жанру Вертинского!
«Я старался быть честным, как на исповеди; в случае с Есениным мы имеем дело с сильнейшей историей взлета и развития русского духа и человеческой судьбы, когда этот золотоголовый отрок стремительно приходит к страшному ощущению пепелища, которое появилось на месте его когда-то цветущей души. Но при этом — огромное ощущение христианского всеприятия и смирения перед своей судьбой. Есенин — это законченный поэтический путь, его нельзя продлить ни на минуту, это абсолютная ценность, которую невозможно свести к одному знаменателю. Когда ты читаешь вроде бы простые слова, и они разрывают тебя на части, делают тебя другим — мы повторяем слова Есенина, как молитву».
Прилепин замечает, что не смог бы написать такую книгу в годы своей юности, для этого обязательно нужно было пройти через ряд собственных поражений и разочарований. Наверное, потому книга получилась столь личной и близкой каждому, кому дорог образ Великого Русского Поэта. Именно так, с большой буквы.
Ксения Ангел,
внештатный корреспондент.
Видео дня. Рыжий «Иванушка» стал «неопрятным дедком»