Семейная «субсидиарка»: отвечают ли дети за «грехи» своих родителей? 

Семейная «субсидиарка»: отвечают ли дети за «грехи» своих родителей?
Фото: Долг.РФ
Внимание портала ДОЛГ.РФ привлекло дело № 305-ЭС19-13326, которое недавно рассматривал Верховный Суд (ВС) РФ. Его главной «изюминкой» стало то, что  (ФНС) РФ решила привлечь к субсидиарной ответственности не только владельца обанкротившейся организации, но и его жену совместно с двумя детьми. И если нижестоящие суды соглашались привлечь к «субсидиарке» контролирующее лицо и его супругу, то детей они не трогали. Однако высшая инстанция посчитала иначе.
Суть дела
проходит процедуру банкротства. В 2012-2014 гг. ею владел и полностью руководил деятельностью Самыловских Вадим Игоревич. С 22 апреля по 6 августа 2014 года мажоритарным участником компании был отец супруги Самыловских В. И. — Кириенко А. М. За эти годы «Альянс» успел поучаствовать в нескольких государственных контрактах.
Чтобы уменьшить налоговую базу, компания заключила фиктивные договоры субподряда с 3 предприятиями. Однако в ходе проверки выяснилось, что фактически организации подрядными работами не занимались. Потому ФНС РФ обязала «Альянс» уплатить:
69,3 млн руб. налога на прибыль компании;
139,1 млн руб. НДС;
31,5 млн руб. пени;
69,7 млн руб. штрафа.
Фирма пыталась оспорить решение налогового органа, но суды встали на сторону государственной структуры. Из-за долгов перед бюджетом предприятие «рухнуло» в банкротство. Общая сумма задолженности организации перед кредиторами составила 311,2 млн руб., из которых 309,9 млн руб. требовала ФНС РФ.
«Альянс» выводил деньги в компанию «Векша Плюс», хотя экономических оснований для подобных расчетов у него было. Потому фискальный орган решил, что Самыловских В. И., поддерживая такую форму ведения бизнеса, виновен в доведении предприятия до несостоятельности. Его жену, Кириенко Наталью Алексеевну, ВС РФ посчитал виновной в банкротстве компании, поскольку она занимала должность бухгалтера в двух предприятиях, которые заключили договор субподряда с «Альянсом». А третьей компанией-субподрядчиком Кириенко Н. А. руководила лично.
Дети субсидиарных ответчиков — Самыловских Даниил Вадимович и Самыловских Дмитрий Вадимович — родившиеся в 2002 и 1997 гг. соответственно, в 2017 году получили в дар дорогостоящее имущество от своих родителей. Высшая инстанция согласилась с тем, что детей на момент 2012-2014 гг. нельзя считать контролирующими лицами «Альянса». Ведь, исходя из семейных отношений, они вряд ли знали о происхождении имущества, поскольку родители наверняка не сообщили им правду. А сами дети вряд ли стали уточнять, откуда у родителей такие подарки, ведь они им доверяют.
Несмотря на это, ВС РФ призвал суды установить, не использовались ли несовершеннолетние как инструменты для сокрытия имущества. Нужно проверить, не являлись ли договоры дарения мнимой сделкой. Высшая инстанция подчеркнула, что суды не учли, что вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника. В том числе, путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель.
Если мнимость сделок будет доказана, то Даниил и Дмитрий Самыловских могут стать субсидиарными ответчиками, но только в пределах подаренного им имущества. Больше ФНС РФ и другие кредиторы требовать будут не вправе. Потому суды должны проверить, стали ли Самыловских Даниил и Дмитрий реальными собственниками имущества, подаренного родителями, и преследовали ли они, получая имущество в дар, наряду с приобретением права собственности другую цель — освободить данное имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов их родителей по деликатным обязательствам.
ВС РФ посчитал законным привлечение к субсидиарной ответственности Самыловских В. И. и Кириенко Н. А. Дополнительно исследовать материалы дела в отношении Самыловских Даниила и Дмитрия поручено Арбитражному суду Москвы.
Контролирующим лицом должника может быть признан кто угодно
Джамиля Садыкова, специалист по субсидиарной ответственности «Рыков Групп», рассказала, что в настоящее время наблюдается тенденция расширения понимания статуса контролирующего должника лица (КДЛ). Перечень КДЛ не ограничен законом, суд может признать ими президента должника, главного бухгалтера, группу компаний и иных граждан и организации.
«Согласно п.7 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 года № 53, контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную выгоду в виде увеличения (сбережения) активов. Наличие у привлекаемых лиц статуса КДЛ является обязательным условием для привлечения к субсидиарной ответственности», — напоминает эксперт.
В настоящем деле Заявитель обосновывал наличие у детей статуса КДЛ ввиду получения ими существенного актива должника (имущества, подаренного родителями). ВС РФ напомнил, что несовершеннолетние дети контролирующих лиц не привлекаются к субсидиарной ответственности автоматически. Цитата из определения высшей инстанции по делу: «К несовершеннолетним детям контролирующих лиц не применяется презумпция контролирующего выгодоприобретателя».
ВС РФ не смог решить вопрос о наличии статуса КДЛ у детей, так как не установлены реальные собственники подаренного имущества. Джамиля Садыкова отметила, что при новом рассмотрении дела ФНС РФ предстоит доказать наличие статуса КДЛ у детей на общих основаниях. В отношении размера субсидиарной ответственности необходимо отметить, что дети будут отвечать только в пределах стоимости полученного имущества. Размер извлеченной выгоды равен сумме, которая могла бы войти в конкурсную массу должника. Здесь можно провести аналогию с реституцией при оспаривании сделок.
Также ВС РФ отметил, что «взыскание с родственников может происходить двумя способами: в рамках признаниях сделки по передаче имущества мнимой, либо в порядке возмещения вреда». В данном случае Заявитель не обязан сначала оспорить сделку, он вправе выбрать любой способ защиты своего права. Привлечение к субсидиарной ответственности при извлечении существенной выгоды является действенным механизмом, если сроки по оспариванию сделок уже истекли.
С принятием в дар дорогостоящего имущества нужно быть осторожными
Арбитражный управляющий Константин Суныгин считает, что такая позиция суда стала следствием расширительного толкования пункта 7 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», в соответствии с которым контролирующим лицом могут признать гражданина или организацию, которые извлекли существенную выгоду, если сравнивать ее с масштабами деятельности определенной компании. Она может либо сберечь, либо увеличить свои активы. И это не было бы возможным, если бы действия руководителя должника были добросовестными и соответствовали действующему законодательству. Потому контролирующим должника лицом может быть и тот, кто не имеет к предприятию прямого отношения. Достаточно, чтобы организация или гражданин получили крупный актив должника, даже если для его приобретения потребовалось провести цепочку последовательных сделок. Нужно, чтобы актив выбыл из баланса компании по сделке, которую одобрил ее руководитель. И суть договора должна проявляться в том, что она причинила ущерб интересам либо самой фирмы, либо ее кредиторам. Например, если руководитель одобрил договор с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом или на заведомо невыгодных для должника условиях.
«Иными словами, под эти критерии подпадает и безвозмездное дарение имущества в пользу третьих лиц. Однако указанный пункт является открытым, поскольку не приводит конкретного перечня лиц, которые могут быть признаны контролирующими по этому основанию, оставляя этот вопрос на «откуп» нижестоящих судов, т.е. на судейское усмотрение конкретного судьи исходя из фактических обстоятельств того или иного дела», — резюмирует Константин Суныгин.
Арбитражный управляющий отметил, что в случае детей наличие всех признаков «контроля» не очевидно, хотя бы в виду отсутствия дееспособности у последних. А потому судам только предстоит решить, будут ли дети в этом случае признаны КДЛ и привлечены именно к субсидиарной ответственности, или же понесут иную ответственность и в ином, ограниченном размере.
Выходит, что дети могут отвечать за «грехи» родителей, если те поступили в отношении своих потомков недобросовестно. И даже факт утаивания информации о сделке со стороны родителей не спасет их от субсидиарной ответственности. Только в случае, если дарение будет признано реальным, без цели скрыть имущество родителей от кредиторов, тогда суды смогут освободить детей от ответственности.
Видео дня. Ситуации, когда родители пожалели, что завели ребенка
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео