Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Михаил Полицеймако: Папа был наивным, простодушным человеком

Десять лет назад ушел из жизни любимый многими актер . Артист скончался после продолжительной болезни. Инсульт, перелом шейки бедра, еще один инсульт… Последние девять лет жизни для звезды фильмов «Чародеи» и «Гараж» были тяжелым испытанием. И все эти годы рядом с Фарадой были два его самых близких человека – жена и сын .

Михаил Полицеймако: Папа был наивным, простодушным человеком
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"

Михаил Полицеймако по примеру родителей выбрал актерскую стезю

Видео дня

Семен Фарада стал отцом довольно поздно – в 42 года. И своего единственного сына Мишу он окружил настоящей отеческой любовью и заботой.

– Когда папа пришел работать в Театр на Таганке, там он познакомился с мамой и полюбил ее, – рассказывает 43-летний Михаил Полицеймако. – Он мечтал о ребенке, и когда я родился, он просто не мог мною надышаться. Я родился здоровым кабаном, весил 4200 г. Из-за того, что я во время приема грудного молока стал сильно кусать маму, у нее началось воспаление молочных желез и кормить дальше она меня не смогла. Так папа бегал сам за молоком на молочную кухню. Когда мне было года четыре, у нас в семье ходила такая шутка – папа спрашивал: «Где мое солнце?», а я в ответ показывал пальцем на себя.

Семен Фарада с женой Мариной Полицеймако

«Он приезжал на дискотеку посмотреть, как я танцую»

Однако, когда сын подрос, отец постарался его не опекать и предоставил Мише свободу.

– Я не помню, чтобы папа проводил со мной воспитательные беседы, – продолжает свой рассказ Полицеймако. – Он меня никогда не ругал. Мама меня больше контролировала. Лет с двенадцати я был предоставлен сам себе. Но я помню серьезный разговор с родителями, когда мне было 17 лет. Они боялись, что я, не дай бог, надумаю попробовать наркотики. И всё. С первого курса я ночевал у друзей в общаге, отвисал на дискотеках. Папа пару раз туда приезжал просто посмотреть, как я танцую. Но и сказать, что меня как-то особенно баловали, я тоже не могу. В школе мне еще давали карманные деньги, но, как только я стал студентом, на развлечения стал зарабатывать себе сам.

Еще до того, как Михаил Полицеймако решил пойти по стопам родителей и тоже стать актером, отец и сын вместе выходили на театральные подмостки и снимались в кино.

– Я понимал, что это дело ответственное, – вспоминает Михаил. – Но зажима особенного у меня не было. Да и в детстве я играл не так уж много. Маленьким вместе с папой бегал в массовке в спектакле «Десять дней, которые потрясли мир». Позже отец играл в фильме «Детство Тёмы» учителя французского языка и предложил взять меня на роль гимназиста. Еще я сыграл папиного сына в комедии «Болотная street, или Средство против секса» – там у меня уже была роль побольше.

С сыном Михаилом

«31 декабря с друзьями ходил в баню»

Семен Фарада родился в канун Нового года – 31 декабря. Поэтому в его семье это был двойной праздник, который отмечали шумно и весело.

– 31 декабря, на папин день рождения, который плавно перетекал в празднование Нового года, у нас дома собиралось около 60 человек, – делится Михаил. – А еще у папы, как в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром», была традиция: 31 декабря он с друзьями ходил в баню – знаменитые Сандуны. Лет с десяти он стал и меня брать с собой. Правда, сама парилка мне не очень нравилась. Я старался побыстрее попариться, чтобы потом, завернувшись в простыню, съесть что-нибудь вкусненькое, пока папа с друзьями выпивали. Так как папа родился в пять часов вечера, к этому времени мы всегда возвращались домой. Мама начинала накрывать на стол. Всегда на папин праздник был винегрет с майонезом, пирожки и холодец. Грустно, что, когда папа заболел, на его день рождения стало собираться существенно меньше людей – человек 15–20 и в основном это были родственники и близкие друзья.

«Многие люди исчезли, когда отец заболел»

Михаил Полицеймако с огорчением констатирует тот факт, что в трудные минуты жизни его отца многие люди просто отсеялись, не предложив даже малейшей помощи. А вот сам Семен Фарада старался помочь каждому, кто обращался к нему с какой-то просьбой.

– Он все время кого-то устраивал в больницы, решал чьи-то бесконечные проблемы, – говорит Михаил. – Недалеко от Театра на Таганке была химчистка. Там работала женщина, которая всегда принимала у папы вещи вне очереди. Так вот, у нее случилось несчастье: сына посадили в тюрьму. Так папа поехал в Волгоградскую область, куда забрали парня, а это 400 километров от Москвы! Он два дня пил с начальником тюрьмы. Невероятно, но тот в итоге скостил парню срок!.. А из папиной жизни многие его друзья исчезли во время тяжелых девяти лет его болезни. Но, впрочем, есть и те, о ком я всегда буду вспоминать с благодарностью. Например, это , главный врач кардиологического отделения 23-й больницы, где лежал папа. Когда у него случился инсульт, его хотели перевести в неврологию, но эта женщина оставила его в своем отделении и не отходила от отца. Удивительно, но порой помогали и абсолютно незнакомые люди. Ко мне на улице однажды подошел человек и сказал: «Мы собрали деньги. Передайте их, пожалуйста, вашему папе!» Но по большому счету мы попали в вакуум. Папа был брошен. Вот поэтому я сейчас не живу так, как папа, – не верю в большое количество друзей. Я не обозлен – просто живу по-другому.

«Папа хотел, чтобы Путин его вылечил»

В момент, когда Семена Фарады не стало, Михаил Полицеймако возвращался с летнего отдыха. В самолете он не удержался, выпил – боль сжимала сердце… И лишь во время отпевания в церкви Михаилу стало немного легче.

– Я посмотрел на его лицо и, вы не поверите, увидел улыбку, – вспоминает Полицеймако. – Девять лет мучений для жизнелюбивого и энергичного артиста – это невыносимо! Он так и не смог смириться и понять, почему эта трагедия, эта болезнь случилась именно с ним… А еще он был очень наивным, простодушным человеком. Уже когда болел, он однажды взял машину и поехал в Кремль, чтобы поговорить с Путиным. Я об этом не знал, иначе не пустил бы его. А тогда он доехал до Кремля, и охрана у Спасской башни его, конечно, к Путину не пустила. А он просто очень хотел, чтобы Путин его вылечил…