Koenig party in Moscow: Рассказываем о наших в столице 

Koenig party in Moscow: Рассказываем о наших в столице
Фото: Tvoybro.com
16 ноября в московсковском клубе «16 тонн» прошла KOENIG party. DJ Макс Сергеев (Бигуди), DJ Маша Любичева (Барто) и группа «Темноямск» выступили на столичной сцене. С экрана звучали видеоприветы от известных в Калининграде персон: Светланы Колбаневой, Евгения Гришковца, Марка Борозны, и др. Почти «Вагонка», почти как дома. «Твой Бро» тоже передал видеопривет своему бывшему главному редактору , который сегодня живет и работает в Москве, а заодно побеседовал с организаторами вечеринки Ириной Панасюк и .
KOENIG party. Что это за формат? Кому и когда пришла такая идея?
Ира: Первая вечеринка KOENIG party состоялась 10 лет назад в клубе «16 тонн». Организаторами и ярыми вдохновителями были мы с Женей Воловенко ( — успешный российский актер). Ярыми — потому что энтузиазм наш тогда зашкаливал. Хотелось, чтобы просто было в кайф: друзья, музыка, веселье, как дома, как на «Вагонке». А подтолкнул к этой идее наш друг , арт-директор клуба «16 тонн». Как-то он увидел наше сборище в клубе, не помню, по какому поводу мы собрались на первом этаже, на «веранде», но нас действительно было человек 60 — калининградцы, их друзья и друзья друзей. В общем, мы так хорошо сидели, что удивленный Паша сразу же предложил нам провести вечеринку. Мы с Женей недолго думали и провели целых четыре!
И у вас действительно выступали калининградские музыканты и приходили калининградцы, живущие в Москве?
Ира: Калининградцы не только приходили, а специально прилетали в Москву на вечеринки. А из музыкантов кто у нас только не выступал: Los Chikatilos вместе с Найком Борзовым (просто потому что Найк наш общий друг), Руслана Борзова, ЛондонParis, Deepower, Olga Digitalmodel, The band , The Jeans, Голый Повар и др., диджеи, одним словом, калининградцы из Калининграда, калининградцы московские, их друзья — все, кто каким-либо образом связан с Калининградом. И кто мог выступить почти за «спасибо», потому как вход всегда был бесплатным, а тем, что получали с бара, перекрывали билеты. Ну и кому было просто в кайф потусить с друзьями, вспомнить, как было дома на «Вагонке», ну или воспользоваться отличным шансом — выступить на одной из лучших музыкальных площадок Москвы — в клубе «16 тонн».
Прошло 10 лет, и вы решили возродить KOЕNIG Party. Зачем и, собственно, для кого? Ведь прошлая аудитория повзрослела.
Ира: Да, за это время мы все повзрослели, обзавелись семьями, детьми, карьерой. Мысли такие посещали, но появившийся со временем рационализм трезво говорил — «ни к чему». Но вот этим летом мы с моей подругой Мариной Гусевой увидели группу «Темноямск» в пространстве ПОРТ. И произошло чудо.
Марина: Одно время казалось, что музыки в Калининграде больше нет. Старые известные группы давали концерты раз в несколько лет, новые коллективы рождались и умирали, не успев сделать чего-либо значительного на сцене. Калининград в основном экспортировал программистов.
Этим летом Иру пригласили поиграть в новом пространстве Порт, а после нее выступал «Темноямск». Мы увидели ребят и то, как на них реагирует публика. Как все улыбаются и водят хороводы. И в этом была такая настоящая «калининградскость» — красивые девушки, модные парни, порт за окном, микс интеллигентного западного шика и берлинского тлена, немного нашего фирменного снобизма и песни про море и дюны. Новые артисты выросли и воспевают те же ценности. Решение приняли одновременно — надо делать KOENIG party. А еще у ребят есть то, чего давно не было у калининградских групп, — харизма, они влюбляют в себя публику. И это важная составляющая, помимо музыкальной.
Ира: В начале была идея привезти любимых Los Chikatilos: все-таки 30 лет культовому коллективу, они снова выступают, да и в Москве есть их поклонники, те, кто с радостью пришел бы послушать. Но технически на данный момент это оказалось сложно. Просто потому, что нужны стабильные финансы. С «Темноямском» было проще, потому как в Москве парни ни разу не выступали.
Для кого все это?
Марина: Из тех, кто ходил на первые вечеринки, в Москве осталось не так много: разъехались кто куда. Ветераны «Вагонки», как сказала одна калининградка. Для них в самом начале сыграл Макс Сергеев, легкое и ностальгическое. А вот для новой волны искателей, конечно же, живое выступление «Темноямска». Ну и в завершение вечера Nosuha aka Маша Барто сыграла техно-панк сет и даже немного почитала.
Ира: Ну во-первых, для себя лично. А во-вторых, ради искусства, если хотите, как бы банально это ни звучало. Объясню. Звонит мне как-то приятель с федерального канала, он ведущий одной музыкальной программы, там музыканты играют и общаются, есть еще такая передача в нашем ящике, и говорит: «Ира, а вот посоветуй мне группу в программу, хочу именно калининградскую, посмотрел, а ведь за 10 лет так у вас ничего и не появилось, кроме ЛондонParis и звать-то некого. Я ему: „Смотри, какая крутая группа „Темноямск“, вот везу их в „тонны“, давай к тебе“. „Ну скинь ссылку“. А что скидывать? У парней до сих пор альбома нет, пара треков Во Вконтакте и пара видео с концертов, такое и посылать-то неудобно. Посмотрел приятель: ну сложно составить впечатление о группе, вроде интересные, но как-то непонятно, вот будет более качественное демо, давай, присылай.
Я к тому, что группа „Темноямск“ давно существует, а парням даже показать нечего. Просто творчество такая сложная и тонкая материя, что оформить его до конца не всем удается. Всегда найдется масса причин — и времени нет, и работа же человеческая не позволяет, и семья, и лень, и вообще, разве кому-то это нужно? И вот оно тянется, тянется и может так и остаться на зачаточном уровне. Поэтому нужен пинок, что ли, „священный“, дающий веру в собственную веру!
Как Москва встретила „Темноямск“?
Марина: Шикарно! Таких хороводов клуб „16 тонн“ точно не видел. И главное — 80% публики — молодежь, которая, на наш взгляд, и к Калининграду-то отношения не имеет. Было четкое ощущение, что люди целенаправленно пришли на „Темноямск“. На группу, про которую почти ничего никто не знает. Это же настоящая музыкальная магия!
Ира: Более чем хорошо! Я считаю: если звукорежиссер и техник клуба „16 тонн“, а они с кем только из мировых и российских звезд не работали, уходят с саундчека группы, которую видят впервые, напевая строчки из их песен, — это уже половина дела. Ну, а предложение издать альбом на звукозаписывающей компании „Союз“ — это вообще дело. Теперь парням не отвертеться от записи и издания альбома. Ну а там, все в их руках.
Кениг, Кеник, Кэл, Калина, Калик?
Марина: Конечно же, Кениг. Это такой мета-город, городской миф, поддерживаемый в той или иной степени многими жителями Калининграда, как настоящими, так и бывшими и даже вновь прибывшими. Это совокупность ценностей, убеждений, моделей поведения, которая проявляется и в манере одеваться, и в музыкальных пристрастиях, и в некотором образе жизни.
Вот что пишет Марк Борозна: „Наши были везде… мы в 90-е москвичам рассказывали, что такое Дизайн, Стиль, Мода… с нами все дружили, потому что мы единственные из россиян не стремились себя называть москвичами… это смешно сейчас, но так было“.
Ира: Только Кениг. И это без комментариев.
У вас много мерча на вечеринке, такое ощущение, что вы делаете маркет, а не концерт.
Ира: Вообще это все от большой любви. Официальный мерч — это прежде всего поддержка музыкантов, а мы любим своих артистов.
Марина: А еще мы любим калининградцев. Ведь это приятно — прийти на вечеринку и купить футболку с Домом Советов или Königrad. Я сама ношу их с большим удовольствием. Да что там, губернатор носит. Однажды надела такую футболку в офис в Берлине, и сразу выяснилось, что девушка на ресепшене тоже родом из Калининграда.
Какой профит?, Марина: Если мы искренне верим в наши ценности, то мы ответственны за то, чтобы транслировать их вовне. Этим и занимаемся. Эти ценности нравятся лично нам, и мы хотим, чтобы окружающие нас люди их разделяли и принимали. А ценности очень простые: аллеи — это хорошо, ограничение скорости — это хорошо, высотка в центре — это плохо, велодорожки — это хорошо, кинотеатр „Заря“ — это хорошо, торговый молл в центре — это плохо, а музей современного искусства — хорошо, выделенка для общественного транспорта — хорошо, деревья в городе — это хорошо, столбовая обрезка — это плохо, джаз-фестиваль — это хорошо, Янтарный пляж — это хорошо. Пешеходная улица и кафе — это хорошо. Дом Советов — это хорошо, приведите уже его в порядок.,
Что дальше, будут ли вечеринки KOENIG party иметь продолжение?
Марина: Мы все изменились. Ветераны „Вагонки“ красиво повзрослели, стали больше осознавать. Клубная вечеринка, пусть даже с концертом — уже не совсем подходящий для них формат. Более молодое поколение тоже без особого энтузиазма относится к шумным клубным пати. Люди хотят больше общаться друг с другом, поэтому есть решение — менять формат. Может, это будет музыкальный пикник. Посмотрим. Для таких проектов нужно финансирование.
Ира: Однозначно, будут!
Видео дня. Брухунова показала маленького Петросяна
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео