Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

«Человек раздетый» Катерины Гордеевой: интервью как таинство

– активная, плодовитая журналистка, про которую много говорили после выхода книги «Время колоть лёд», написанной в соавторстве с Чулпан Хаматовой. Её новая вещь «Человек раздетый» выглядит как логическое продолжение начатого с Хаматовой разговора.

«Человек раздетый» Катерины Гордеевой: интервью как таинство
Фото: ReadRateReadRate

В книге Гордеева собрала знаковые интервью с представителями мира искусства, культуры, политики. Её диалоги с Людмилой Улицкой, , , и другими крутятся вокруг разных тем, но вместе этот вальс представляет собой тонкий и хрупкий слепок жизни сегодняшней либеральной России.

Видео дня

Катерина Гордеева признаётся, что в своей журналистской ипостаси взяла немало интервью у самых разных людей – актёров, политиков, бизнесменов. Одни были ей симпатичны, другие вызывали отторжение. Но на личном опыте она убедилась, что основой удачного разговора становится не взаимная симпатия собеседников, а интерес. Если ты искренне хочешь понять человека перед тобой, пусть даже он верит в другие ценности и вообще находится по другую сторону моральных баррикад, вопросы придумаются и зададутся сами собой, а ответы будут подбираться тщательно и точно.

Гордеева говорит, что дала себе обещание никогда не брать интервью у тех, кто лично ей неинтересен. И это очень чувствуется! На просторах «Человека раздетого» она восхищается мужеством , спорит с утомлённым и несколько раздражённым, хотя и безукоризненно вежливым , рефлексирует над серией разговоров с земляком и особенно над его последующим арестом.

Беседы разные, но темы постоянно всплывают одни и те же: свобода и власть, семья и любовь, современные театр и телевидение, благотворительность и альтруизм, болезнь и смерть.

Каждый разговор здесь звучит как таинство и – что нетипично для журналистов – в коротких предисловиях к интервью автор не жадничает и описывает обстоятельства тех или иных встреч, иногда даже расписывается в собственных ошибках. Несмотря на то что в книге Гордеевой очень много собственно Гордеевой, она действительно относится к собеседнику, который сидит перед ней, как к неизмеримой и абсолютной ценности, она и вправду хочет его услышать.

Сегодня, когда хорошее, живое интервью – всё ещё музейная редкость, этот сборник звучит пронзительно. Да и к портретам его героев эти недлинные диалоги точно добавят пару объёмных черт.