Ещё

Феминизм в Европе до сих пор не победил?! 

Феминизм в Европе до сих пор не победил?!
Фото: Свободные новости
В действительности даже там у феминисток еще очень и очень много работы. Корреспондент ИА «Свободные новости» побывал в поездке по Германии, где познакомился с местными фем-активистками, узнал, как без ора и драки дискутировать с противниками абортов, для чего нужны специальные феминистские библиотеки, как организовывают забастовки против гендерного дисбаланса в оплате труда и с чем борются феминистки в стране, где, по мнению россиян, они и так уже победили.
Поездка по Германии состоялась благодаря проекту «Ленинградский феминизм 1979». История проекта такова: накануне распада СССР несколько активисток из Ленинграда начали издавать подпольный альманах «Женщины и Россия», посвященный нерешенным проблемам советских женщин. Их быстро вынудили эмигрировать, но их работы до сих пор волнуют исследователей феминизма. В 2019 году исследователи Олеся Бессмельцева и Филипп Фенгхаус при кураторской и информационной поддержке Института истории и культуры Восточной Европы имени Лейбница в Лейпциге и Фонда Иофе в Санкт-Петербурге создали передвижную выставку, к созданию которой привлекли активисток и активистов из стран бывшего СССР, в том числе и автора этих строк.
Как немкам запрещают аборты
Одним из пунктов поездки стала публичная дискуссия о праве на аборт. Она проходила в дрезденском музее гигиены и собрала приличный зал — до сотни человек вечером буднего дня отправились обсуждать проблему. Для сравнения: население Дрездена — 554 тысячи — меньше, чем в Саратове. Рабочим языком дискуссии служил английский, нуждающиеся могли слушать в наушниках немецкий синхрон.
В Германии абортам посвящен параграф № 218 Уголовного кодекса, который называет прерывание беременности незаконным, если обратившаяся за абортом женщина не соблюдает определенные условия. Она должна пройти предабортное консультирование и после обращения в больницу перед операцией подождать не менее трех дней.
Аборт возможен только на сроке до 12 недель, далее его проведут только при наличии медицинских показаний или в случае, если беременность наступила в результате изнасилования. Кроме того, в Германии запрещена реклама абортов. На деле этот запрет не дает женщинам получить какую бы то ни было информацию о медицинской помощи. Феминистки требуют безоговорочной отмены параграфа, и в ходе дискуссии предлагалось взвесить все за и против.
Музей гигиены в Дрездене. Фото Анастасия Лухминская
Если бы дискуссия была собрана по канонам российского журналистского искусства, там бы обязательно присутствовали пастор, муфтий и член , а за голос разума отвечал бы какой-нибудь очень белый цисгендерный мужчина неясной политической ориентации. Он бы сказал «да ну давайте разрешим им, хотя мне лично никто ничего такого не запрещал, не понимаю, в чем проблема, ха-ха-ха», а остальные трое в ответ потребовали сжечь охальника на площади у мавзолея.
В Дрездене все было не так. В президиуме находились только женщины, имеющие непосредственное отношение к проблеме, в том числе врач. Они не перебивали друг друга, не повышали голос и не переходили на личности. Все вместе они разбирали те или иные высказывания сторонниц и сторонников параграфа 218, включая министра здравоохранения (цитаты появлялись на экране рядом). Разбирали честно и скрупулезно, без передергиваний. Мне как российскому журналисту ивент без драк и взаимных обращений в  показался пресным, но, вероятно, так и выглядит общественная дискуссия здорового человека.
Удивительно, но зрители не вскакивал с криком «горите в аду», практически никто не ушел до окончания, а когда было разрешено задавать вопросы из зрительного зала, желающие задали уместные и разумные вопросы. Не быть им гостями на Первом канале.
С одной стороны, было бы здорово, приживись подобный формат в России. Да, трудно такое представить, но ведь не так давно и квиз казался невозможным вариантом времяпрепровождения среднестатистического россиянина. С другой стороны, мероприятие на английском языке, где будут критиковать министра здравоохранения, быстро закончится визитом ОМОНа.
Не могу поверить, что мне все еще нужно протестовать против этого — стенд о параграфе 218 на экспозиции в гей-музее Берлина. Фото Анастасия Лухминская
Почему мамам нужны группы поддержки
Одним из пунктов программы поездки было знакомство с феминистской библиотекой Лейпцига «Мона Лиза». В ней хранится несколько тысяч книг, в основном на немецком языке, посвященных феминизму, гендерным проблемам и биографиям крутых женщин.
Есть целый ящик «зинов» (от словаmagazine, а не Зинаида) — самодельных журналов о менструации, бодипозитиве, комиксных супергероинях. Зины возникли на стыке самиздата и блогинга и долгое время помогали продвигать темы, которых боялись большие официальные СМИ. До сих пор зины остаются самым простым способом рассказать о вещах, которые пока еще шокируют.
На страницах зинов можно увидеть реалистичные и в то же время не имеющие отношения к порнографии изображения вагины; или прочитать комикс о девушке с суперспособностями, которая убивает насильников.
Фото Анастасия Лухминская
Во время экскурсии в библиотеке был замечен живой посетитель, причем мужчина. Абонемент в библиотеке платный, стоит примерно евро в месяц, но основным источником ее существования является грантовая поддержка. Библиотека занимает целый этаж офисного здания на крупном проспекте, хоть и не в самом центре. Нужно оплачивать аренду помещения, а подвижнику, который будет заниматься поддержанием и развитием библиотеки, нужно на что-то жить. «Моне Лизе» приходится бороться за существование, и некоторое время назад перед ней маячила угроза закрытия.
Зачем нужны специальные феминистские библиотеки, неужели в обычных нет «Второго пола» Симоны де Бовуар или «Мифа о красоте» Наоми Вульф? Дело в том, что женский вклад в культуру чудовищно недооценен: они веками жили в тени мужчин, имевших неограниченный доступ к образованию, занятиям наукой и искусством. Вклад женщин кажется незначительным, и это служит укреплению сексистских стереотипов: «Все равно из женщин не получится хороших артистов/ученых, пусть лучше рожают». Тематические собрания книг о женщинах наглядно показывают, как велик вклад женщин в мировую культуру. Кроме того, в библиотеках удобно проводить мероприятия.
При лейпцигской феминистской библиотеке по вечерам несколько раз в неделю собирается кружок. В частности, он стал своеобразной группой поддержки для феминисток, которые решили стать мамами. В России в последнее время стали больше говорить о проблеме социальной изоляции молодых матерей — точно такая же беда есть и в Германии.
Как объясняют девушки из кружка, среди феминисток Запада существуют два подхода к проблеме рождения детей — условно говоря, мистическое и материалистическое. Сторонницы первого придают физиологии сакральное значение, стремятся к единению с природой, устраивают менструальные мистерии при полной луне и к рождению детей относятся позитивно. Материалистки рассматривают рождение детей в условиях все еще существующего патриархата как инструмент угнетения женщин и зачастую предпочитают путь чайлдфри. У феминистки материалистических взглядов, которая все же решится стать матерью, высок риск остаться единственной женщиной с ребенком в привычном круге общения. Кружок при «Моне Лизе» становится своего рода группой поддержки для мам-феминисток.
Статуя Белой Богини, созданная для фем-спектакля «Малина» в театре имени Горького в Берлине.
В Германии существуют десятки специализированных феминистских библиотек, объединенных в сеть i. d. a. Каждая библиотека по мере возможностей переводит книги в цифровой формат и делится ими. Для сравнения: в России феминистская библиотека пока одна, она находится в Санкт-Петербурге. Она называется «ФемИнфотека» и находится в активистском коворкинге «Открытое пространство» на Достоевского, 34. Хранятся там пока не тысячи томов, а всего несколько полок книг. Больше таких собраний в России нет.
Между прочим, если вдруг феминистская библиотека возникнет в Саратове, она станет второй в России и опередит Москву. Я ни на что не намекаю, но со времени открытия консерватории мы давно не учреждали в городе ничего принципиально нового, а жаль.
, коммунизм и забастовки
В Бремене организаторы поездки познакомили путешественниц с местным забастовочным комитетом. Отмечу: во время поездки стереотип о немцах как о людях, чья жизнь подчинена порядку и устроена в соответствии с традициями, нашел некоторые подтверждения. Дискуссии без оскорблений и кружки при библиотеке возможны, на мой взгляд, только в обществе очень спокойных людей с четко выстроенной жизнью.
А силу традиций продемонстрировал Бремен. В этом городе традиционно были сильны левые политические взгляды. Один из немногих в Германии, он не дал большинства голосов на выборах Гитлеру. Сегодня в городе обсуждается проект большой забастовки с требованием равных зарплат для женщин. План состоит в том, чтобы они на один день не вышли на работу. Когда опустеют целые производственные линии, целые учреждения, станет понятно, как велик вклад женщин, которые все еще получают за свой труд заметно меньшее вознаграждение, чем мужчины.
Бремен, дом с красной лентой — символом борьбы с ВИЧ. Фото Анастасия Лухминская
Кроме того, в Бремене нам, участницам и участникам образовательной поездки, показали настоящий коммунизм. Сюрприз: при коммунизме действительно очень хорошо, но насчет того, что в России этот номер сработает, у меня очень большие сомнения. Как это выглядело: нас поселили в местных коммунах. Это большие квартиры, где живут в основном студенты и ведут общее хозяйство. Как работает коммунизм, хозяева коммуны продемонстрировали наглядно, указав на холодильник со словами: «Берите все, что нравится — это все ваше». Возникло желание немедленно попросить в этой стране политическое убежище, удержаться удалось с трудом.
В коммунах разные порядки, в зависимости от темперамента жильцов. В некоторых вся жизнь протекает в общих пространствах и всегда есть с кем пообщаться, но там, где выделили комнату для меня, жили близкие и понятные мне трудоголики. Поговорить удалось только с двумя — Альмой и Иисусом. Суровый технарь Альма вежливо выслушала мои восторги по поводу древней истории ее города: «Он древний? Я погуглю». Иисус — будущий школьный учитель истории — был удивлен, что в России знают и любят бременских музыкантов. Еще больше он удивился, услышав, что для последнего поколения советских детей эта сказка стала первой историей любви. Дело в том, что в оригинальной версии «Бременских музыкантов», которую знают в Германии, нет трубадура и принцессы. Герои сказки — это пожилые осел, пес, кот и петух, и они пытаются выжить, используя свои таланты. Как после этого верить, что в СССР не было секса?
Граффити на доме в Бремене. Фото Анастасия Лухминская
Стратегия «делать что-то вместе, чтобы сэкономить и завести друзей» в Германии работает во всех сферах. Например, распространен особый формат застолий — вечером большие компании могут встречаться в общественных организациях и готовить общий ужин. Это недорого и экологично. Художницы и художники здесь часто организуют совместные мастерские. В теплое время года в дело идут неотапливаемые помещения в сельской местности, что-то вроде дач. На зиму «дачников» привечают дружественные мастерские с центральным отоплением.
Как ни странно, это тоже феминистская история: в основе идеологии лежит не просто борьба за права женщин, но и стремление рационализировать процессы, сократить расходы и уничтожить иерархию. Все люди — сестры, которые всегда могут договориться, скинуться и сделать вместе нечто значительное.
Видео дня. Как не подцепить COVID-19, заказывая еду на дом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео