Жители Курской области: «Мы не можем покупать питание детям по таким ценам» 

Жители Курской области: «Мы не можем покупать питание детям по таким ценам»
Фото: Курские известия
Железногорцы 25 января провели пикет против резкого подорожания продукции местной молочной кухни
Железногорская молочная кухня предлагает несколько видов продукции: подготовленное питьевое молоко, кефир, творог и биолакт (кисломолочный продукт, обогащённый бифидобактериями). Но с января цены на продукцию поднялись на 63 — 67%, что вызвало резкое недовольство родителей малышей. Городская власть говорит об оправданности роста цен. Все стороны согласны, что решение проблемы — передача молочной кухни в ведение облздрава.
«Вопрос считают муниципальным»
Один из родителей, , собрал подписи под обращением к  и лично дозвонился губернатору во время прямого телеэфира. Тот перенаправил вопрос своему заму Ирине Хмелевской. Она отметила, что молочная кухня управляется муниципалитетом и не является учреждением здравоохранения.
C 1 января постановление Железногорской администрации о повышении цен на «молочку» вступило в силу. Теперь, например, 100 граммов творога стоит 125 рублей, 200 граммов кефира — 33 рубля. Для сравнения: это в 1,5 — 2 раза дороже, чем на курской молочной кухне.
В Курской области осталось всего две молочные кухни — в Курске и в Железногорске. Они находятся в разном правовом и финансовом положении. Курская молочная кухня — муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения, её содержит областной центр. В Железногорске молочная кухня — убыточное подразделение муниципального унитарного предприятия «Витафарм» (сети муниципальных аптек). Никакого финансирования, субсидий и дотаций из бюджета Железногорска и области МУП «Витафарм» не получает. До 2020 года продукция железногорской молочной кухни продавалась по цене ниже себестоимости.
25 января у здания железногорской молочной кухни прошёл пикет. Представители одной из политических партий держали плакат с требованием снизить цены на «молочку». Но они стояли молча, а вот дискуссию с Константином Булгаковым, замглавы Железногорска по соцполитике, вели родители, пришедшие в субботний день на кухню за продукцией. Среди них был и Александр Малышев. Константин Булгаков пояснил, что молочная кухня — убыточное подразделение сети железногорских муниципальных аптек «Витафарм». Основная задача предприятия — обеспечивать железногорцев лекарствами, сейчас 1,5 тысячи рецептов находятся на отсроченном обслуживании. А молочную кухню в своё время передали «Витафарму», по словам заместителя мэра, в результате экономически неверного решения. «Нынешнее повышение цен покроет лишь себестоимость продукции молочной кухни, там не будет ни копейки прибыли. Единственное решение проблемы — это передача молочной кухни от муниципального предприятия на баланс областного комитета здравоохранения, потому что кухня фактически является медицинским учреждением», — пояснил Константин Булгаков.
«Вот вы и помогите нам перевести кухню на областное финансирование», — потребовал от чиновника Александр Малышев. По его словам, до подорожания он тратил на «молочку» для своего ребёнка 1,5 тысячи рублей в месяц, теперь придётся отдавать из семейного бюджета 2 — 3. Стоявшая рядом девушка с ребёнком на руках рассказала, что до подорожания тратила на продукцию кухни 3 тысячи в месяц. «Как теперь быть, не знаю», — сказала она.
Константин Булгаков пояснил, что мэр Железногорска уже поднимал в областной администрации вопрос о молочной кухне, но там считают вопрос муниципальным. «Мэр на днях снова поедет в Курск. Может, после ваших выступлений и публикаций в СМИ ситуация изменится», — выразил надежду чиновник.
Спасли от закрытия
До 2015 года молочная кухня, как и в советское время, являлась подразделением железногорской горбольницы №1. Но со временем железногорцев, которые брали её продукцию, становилось всё меньше. Талоны на продукцию кухни заменили на ежемесячную денежную доплату на питание детей до 3 лет, живущих в Чернобыльской зоне (чуть более 500 рублей на ребёнка, которые много лет не индексируются). Кроме того, многим родителям было просто неудобно добираться из новых микрорайонов в старую часть Железногорска, где находится кухня. А ещё обязательно был нужен рецепт педиатра на получение продукции кухни. В феврале 2014 года стоимость «молочки» подорожала — тоже в 1,5 раза из-за роста цен на молоко. И это вызвало новый отток потребителей. В ноябре 2014 года Железногорск всколыхнула новость о закрытии молочной кухни, о том, что уже есть приказ об увольнении её сотрудников. Тогда 29 ноября в городе прошёл первый пикет в защиту кухни. Главврач горбольницы №1 Игорь Пальчун объяснял, что порог рентабельности кухни — 700 покупателей, а по факту — 150. И молочную кухню закрыли бы, не вмешайся в ситуацию , тогда мэр Железногорска, а ныне депутат облдумы. Он поручил директору МУП «Витафарм» Галине Чернышовой взять кухню на баланс городской хозрасчётной аптечной сети.
— Это было правильное решение. Нельзя было допустить, чтобы такое производство было похоронено, — рассказала Галина Чернышова. — Ведь молочная кухня производит всё по советским ГОСТам, из молока высшего качества, жирностью 3,2%. Закваска поставляется нам из московского Института питания РАМН. Никаких консервантов и тому подобного. Небольшой коллектив кухни во главе с заведующей понимает, что работает для самых маленьких железногорцев. Никогда подтверждённых жалоб на продукцию не было. Высокое качество приводит к удорожанию производства. Мы, например, не можем покупать молоко жирностью 2,5%, и когда временно закрывался наш завод-поставщик, искали молоко нужной жирности не то что в Курской области, в соседних регионах. На обычном производстве творога используют вещества-осадители, и там, чтобы получить кило творога, нужно 4 — 6 кг молока. А у нас только естественный процесс, нам для кило творога надо 8,3 кг молока, стоимость которых увеличивает цену продукта. Плюс рост цен на сырьё, транспортные затраты, коммуналку, а также зарплата, налоги и т.д.
Пять лет убытков
В 2018 году на средства в молочной кухне сделали ремонт, закупили современное оборудование, сделали лифт для поднятия в помещение кухни детских колясок. Сам «Витафарм» всё это осилить не смог бы — молочная кухня все пять лет приносит убытки, примерно 1,2 млн рублей в год. Они покрываются исключительно за счёт прибыли от продажи лекарств.
— В городе 2833 ребёнка в возрасте до трёх лет, а продукцию молочной кухни берут родители только 89 детей. Для многих проще купить банку смеси в ближайшем магазине, хотя к таким смесям у контролирующих органов часто возникают претензии, — поясняет Галина Чернышова. — Не помогают и различные маркетинговые «ходы»: открытие пунктов выдачи «молочки» в аптеках «Витафарма» в различных, в т.ч. и молодёжных районах Железногорска, и возможность покупать продукцию не только для детей, но и для взрослых, а также регулярные презентации продукции. Работники «Витафарма» получают весьма скромные зарплаты (около 14 тысяч рублей) за непростой, а порой и тяжёлый физический труд. Можно было бы запустить на молочной кухне производство продукции для отдельных категорий детей в детсадах и школах, но это потребует ежеквартальной сертификации, что обойдётся более чем в 600 тысяч рублей в год.
Виктор Солнцев, отвечая на вопрос о молочной кухне на железногорском ТВ:
— Ну сказали бы, повышение на процент инфляции. Инфляция у нас 3%, а тут — 64! Молочная кухня для того и сделана, чтобы обеспечивать именно дешёвой продукцией. Если что-то подорожало сильно, надо областную дотацию просить, из городского бюджета устанавливать. Я когда был главой Железногорска, для того и сохранил молочную кухню, чтобы помогать. Потому что там проверенные продукты, качественные. Мы разберёмся.
Нужно решение
— С точки зрения нормативных документов, молочная кухня — подразделение медицинское. И должно находиться на балансе областного бюджета, поскольку здравоохранение передано в ведение региона, — убеждена директор «Витафарма». — Продукция молочных кухонь должна быть доступной для всех семей с детьми. Поскольку у нас одним из общегосударственных приоритетов является здоровье нации, а другим — повышение рождаемости, то, я считаю, на федеральном уровне должен быть решён вопрос о доступности или вообще бесплатной продукции молочных кухонь.
Вечером 26 января железногорский активист Александр Малышев рассказал, что отправил на сайт областной администрации повторное обращение родителей к Роману Старовойту по молочной кухне. На этот раз они как избиратели просят главу региона приехать в Железногорск и лично разобраться в ситуации.
(Железногорск) Фото автора
Цифра в тему
1,2 млн рублей в год приносит убытки молочная кухня в Железногорске.
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео