Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

«Прадед делал сложнейшие операции опухшими от голода пальцами»: петербуржцы рассказали истории своих близких, переживших блокаду

Ко Дню снятия блокады Ленинграда «Собака.ru» вместе с «ВКонтакте» запустили акцию #блокадныепортреты. Десятки петербуржцев делились воспоминаниями о близких, переживших те страшные события — все эти истории мы собрали на интерактивной карте осажденного города. Мы публикуем несколько рассказов целиком.

«Прадед делал сложнейшие операции опухшими от голода пальцами»: петербуржцы рассказали истории своих близких, переживших блокаду
Фото: Собака.ruСобака.ru

«Тысячи ленинградцев вышли на строительство оборонительных рубежей. В их числе была наша бабушка Нестерова Надежда Ефимовна. Вместе со всеми строила аэродром под станцией Кушелевка, дзоты в районе Петергофа и Волосова, рыла окопы и противотанковые рвы. В городе дежурила на крышах домов и сбрасывала на разбитые снарядами и авиабомбами тротуары фашистские зажигалки. И учила в подвальном помещении мальчишек и девчонок.

Видео дня

Их должно было быть 44, а сели за парты 1 сентября лишь 22. И по мере того, как сжималось кольцо блокады и сильнее свирепствовал голод, детишек в классе становилось все меньше и меньше: они уходили из жизни, едва научившись читать и писать слова "мама" и "родина".

"Вам доводилось наблюдать, как погибают цветы, которые перестали поливать? Там, в Ленинграде, такими цветами были дети. Они увядают на твоих глазах, и ты бессилен им помочь. Такое невозможно забыть. Никогда! Как живые стоят передо мною Наташи и Сережи, Тани и Коли, что погибли от голода и холода, под развалинами своих домов. Я вижу их печальные глаза, слышу их негромкие голоса: "Надежда Ефимовна, у меня умерла мама", " У меня не стало братишки", " Витя больше не может ходить в школу".

Шли день за днем, неделя за неделей. Наступил день, когда некого стало учить. И, можно сказать, некому.

"Это было четвертого апреля. Машины шли через Ладогу, по льду которой бежали волны талой воды. И хотя не все машины достигали противоположного берега – попадали в воронки, не выдерживал лед, – все же дорогу через Ладогу по праву назвали дорогой жизни. От Ладоги ехали в глубь страны в поезде. На остановках кого-нибудь выносили, смерть шла по пятам".

Но Надежда Ефимовна выжила и всю свою жизнь посвятила воспитанию детей». Виктория Бондарева

«Наш прадед Вацлав Зброжек был военным хирургом-отоларингологом, подполковником медицинской службы. С 1932 г. Зброжек – заместитель директора по лечебной части 2-го Ленинградского Медицинского института и одновременно заведующий ЛОР-отделением больницы Мечникова. В годы блокады в зданиях института было развернуто около 1500 оперативных коек и организован сортировочно-эвакуационный госпиталь. Вацлав Зброжек был назначен начальником оперативных коек. Жил он в Ленинграде по адресу: набережная Рошаля, 12 (теперь Адмиралтейская набережная).

Сам ослабевший, опухшими от голода пальцами прадед выполнял сложнейшие челюстно-лицевые операции. Под бомбежками сшивал нервы и лохмотья кожи. Согласно характеристике, данной В. Зброжеку его руководителем, профессором К.Л. Хиловым, Зброжек «как исключительно дисциплинированный человек умел воспитать и передать свою дисциплину всем сотрудникам клиники. Быстрое и беспрекословное исполнение его приказаний отмечалось его исключительным административным талантом».

По свидетельству вышестоящего руководства, именно благодаря моему прадеду Вацлаву Зброжеку «больница Мечникова в период блокады, в трудную зиму 1941-1942 успешно преодолела все трудности бытового порядка, не снижая качества лечебного обслуживания, и вернула в строй тысячи раненных и больных бойцов и командиров». Также, по отзывам коллег, В. Р. Зброжек обладал хорошей хирургической техникой. Он был автором 19 научных трудов. Ученая степень кандидата медицинских наук присуждена Вацлаву Зброжеку без защиты диссертации.

20 февраля 1943 г. Зброжеку Вацлаву Ричардовичу, зам. директору 2-го Ленинградского медицинского института, присвоено почетное звание заслуженного врача РСФСР.

Вацлав Зброжек в качестве военного врача прошел четыре войны (Первую мировую, гражданскую, советско-финскую и Великую Отечественную). Здоровье его было подорвано блокадой и тяготами военной жизни. Умер он в Ленинграде в 1958 году. Похоронен на Богословском кладбище, могила утеряна».

Татьяна Романцева

«Я хочу рассказать о своей маме . Всю блокаду моя мама жила в Ленинграде. Однажды она рыла окопы около . Спецовку с карточками положила на землю. Началась бомбежка. Когда мама вышла из бомбоубежища, спецовки не было. На земле лежал только кармашек с карточками, заколотый булавкой. В другой раз ей "повезло", когда мама шла по улице Шкапина, и при бомбежке была ранена осколком в грудь. В больнице кормили немного получше. Третий случай "везения": мама служила в охране Варшавского вокзала. Пришла домой со смены, съела "кисель" из столярного клея. Утром ее пришли арестовывать из-за неявки на службу. Мама моя лежала на кровати в форме, из сапог, из рукавов шинели выплыло ужасно раздувшееся тело. Маму снова забрали в госпиталь. Можно было бы еще много рассказать о жизни моей мамы в те страшные годы. Но напоследок напишу, что после войны к нам приходили, приезжали из других городов люди и благодарили маму за помощь. Она была прекрасным человеком! Во время блокады мама жила по адресу: Ленинград, ул. Розенштейна дом 33а. Мои внучки учатся в школе и рассказали о своей прабабушке. Ее портрет помещен в галерее ветеранов Великой Отечественной войны».

Ирина Дьяченко

«Моя бабушка Нароенко Антонина Константиновна с 1936 по 1942 г. работала секретарем-машинисткой Инженерного отдела КБФ. Осенью 1941 г. с последними частями и учреждениями отходила из г.Стрельна, оставляемого нашими войсками и в г. Ленинграде, пережила блокадную зиму 1941-1942, несмотря на холод и голод, ни на один день не покидала работы, обеспечивая деятельность управления оборонными строительствами. В 1942 году, потеряв умерших от голода первого мужа и сына, была эвакуирована в г.Новая Ладога, где сразу же, несмотря на заболевание дистрофией, приступила к работе старшей машинистки организационно-строевого отдела Ладожской военной флотилии.Там, на Ладожской флотилии, в 1945 году моя бабушка познакомилась с моим дедом Нароенко Алексеем Петровичем. Он, старший моторист катера МО- 213 (Морской охотник) с 1941 на Ладожском озере участвовал во всех операциях, проводимых катерами МО. Бабушка и дедушка награждены медалями "За Оборону Ленинграда", медалью за боевые заслуги, орденом "Красной звезды", орденом "Отечественной войны ll степени". Первый муж моей бабушки во время блокады работал на Кировском танковом заводе, умер от истощения в 1942 году».

Анна Жигалова

«Отливанчик Елизавета Андреевна (1907-1991) и Отливанчик Александр Григорьевич (1900-1941). Мой прадедушка и прабабушка по маминой линии. Прадедушка – интеллигент, большой любитель книг и кулинарии, директор магазина. Воевал в Ленинградском ополчении, сам пошел воевать, как все. Пропал без вести под городом Пушкиным. Только после войны выяснилось от его друга, что он был ранен, попал в плен, заболел дизентерией и умер. Елизавета Андреевна переправляла грузы и почту через Ладогу и все 900 дней была в блокадном городе. Она очень мало говорила о войне. Награждена медалью "За оборону Ленинграда" и "За доблестный труд в Великой Отечественной войне"».

Читайте также: Спецпроект ко Дню снятия блокады Ленинграда