Записка из белого конверта 

Записка из белого конверта
Фото: Новый Омск
Володя приехал с работы странно молчаливый, сухо кивнул и даже вроде бы прятал глаза. Варя и не стала накидываться с подозрениями и расспросами, хотя внутри на секунду-другую всколыхнулась тревога: неужели случилось что-то нехорошее? Но Макеевы жили вместе уже чуть ли не два десятка лет — и она привыкла абсолютно доверять мужу. Сам расскажет, никаких тайн у них друг от друга не было. По крайней мере, у неё.
— Вов, ты уснул? — окликнула. — Котлеты стынут.
— Иду, — отозвался Володя из ванной, где на сей раз что-то уж очень долго мыл руки.
Он сел, взял вилку, потянулся к тарелке — и тут же положил её назад.
— Нет, не могу, — и вдруг посмотрел прямо, с какой-то незнакомой и особой пристальностью. — Подожди.
Варя слышала, как муж открыл в шкаф, там висел его костюм, в котором он ходил в своё конструкторское бюро: времена бород-джинсов-свитеров минули, когда стал заместителем директора. Он вернулся на кухню и подал ей белый плотный конверт. Адрес указан не был, на лицевой стороне синела лишь одна строка, размашистая и не очень ровная: «Владимиру Макееву лично».
— Что это? — спросила Варя, не решаясь заглянуть в конверт и чувствуя, что его содержимое не несёт никакой радости.
— Прочти, — коротко ответил Володя. Варя вытащила сложенный вдвое листок. Письмо — да нет, скорее, записка начиналась со слов: «Здравствуй, Володя!». Она вопросительно глянула на мужа: может, не стоит, если — личное? Но он кивнул: читай, читай… Что ж… «Надеюсь, ты меня ещё не забыл. Я лежу в больнице. Это надолго. И твой сын Саша остался один. Прошу тебя помочь ему. Больше обратиться не к кому. Саша живёт там же, где мы с тобой встречались. Лида».
— Лида… Лида? — вслух сказала Варя, совершенно не понимая, как ей реагировать на послание из прошлого мужа, которое у него, оказывается, имелось — а почему, собственно, ему не быть, хотя такого она и вообразить не могла…
— Да, Лида, — наконец прервал молчание Володя. — Была у меня такая девушка. До тебя. Официанткой в кафе работала, а мы с ребятами частенько туда после лекций в универе забегали перекусить.
— А дальше?
— А что дальше? — он невесело усмехнулся. — Потом я познакомился с Варенькой. И роман с Лидой закрыл, как прочитанную книжку. Не поверишь, она ведь и не переживала. Или виду не показала. Я даже обиделся. Хотя… мы с ней оба, наверное, знали про себя, что не пара. Так, случайная, как сейчас говорят, мобильная связь. Сошлись-разбежались. С кем по молодости не было?
— Со мной, — ответила Варя. — А кто письмо принёс, если… Лида в больнице?
— Мальчик. Я его толком и рассмотреть не успел. Сначала позвонили с вахты, я распорядился пропустить, думал, курьер с документами. А тут вон какой курьер… Сунул мне конверт и убежал.
— Слушай, а может, он и не сын тебе? — засомневалась Варя. — Женщины на всякие уловки идут, в одиночку тяжело ребёнка поднимать.
— Откуда мне знать? О беременности она даже не заикалась. Или срок ещё небольшой был. А потом и искать не стала… Что же делать-то, Варя?
— У меня спрашиваешь? — изумилась она. — Ты мужчина — ты и решай.
Весь вечер Варя не знала, куда себя деть и чем заняться, — от свалившейся на голову новости мир, казалось, перевернулся. Своих детей у Макеевых не было, а усыновить детдомовца не рискнули, хотя обсуждали такой вариант не раз. Володя ушёл в маленькую комнату, где оборудовал домашний кабинетик, разложил бумаги, но застрял на первом же листе. Он вспомнил панельную пятиэтажку в Чкаловском посёлке, тёмную, плохонькую квартирёшку, где они с Лидусей были когда-то счастливы. И где он ей сказал, легко и незатейливо, что пора расставаться. Он был поражён, что Лида не бросилась ему на шею, не умоляла остаться, даже не расплакалась. Отвела взгляд — и всё. И молчала, пока он собирал свои вещички, не забыв зубную щётку. Впрочем, это ведь хорошо, что не бросилась. Значит, не очень-то и любила. И страдать, если будет, недолго. Он чист. А в ней уже затеплилась новая жизнь… Володе вдруг нестерпимо захотелось увидеть этого мальчика, может быть, удастся почувствовать в нём родную кровь. К тому же Саше, да, Саше, нужна помощь. С Лидой самой-то что? Почему в больнице?
И сон, когда наконец лёг, не шёл. Володя старался тихонько поворачиваться в постели, чтобы не потревожить жену, и даже вздрогнул от ясного голоса Вари:
— Ты завтра съезди к нему, разу-знай всё…
Муж позвонил ей в конце рабочего дня:
— Варя, мы с Александром скоро будем у нас. С тобой ему тоже познакомиться надо. Не задерживайся, ладно? Ужин я сам сочиню.
«Может, подарок мальчику купить? — растерянно думала Варя по дороге. — Фу, какая пошлость! Нужны ему мои подарки… И выглядеть будет мерзко, будто я подлизываюсь». Свет в окнах горел, и она, волнуясь, открыла дверь квартиры. Вкусно пахло запечённой курицей, которую, единственную, Володя умел готовить мастерски. Из комнаты доносились крики болельщиков и голос комментатора хоккейного матча.
— Привет фанатам ! — весело (получилось ли?) сказала Варя, заглянув на «стадион» у экрана телевизора.
— А! — в тон ей воскликнул Володя. — Вот и Варвара Влад… тётя Ва… в общем, наши выигрывают!
В углу дивана сидел высокий паренёк, напряжённо выпрямив спину.
— Чем кормить будете? Я голо-одная!
— Фирменным блюдом, — Володя чуть более суетливо, чем надо бы, вскочил. — Сань, бегом на кухню, чёрт с ним, с хоккеем.
— Еле уломал поехать, — шепнул он жене, заглянув в спальню, где она переодевалась в халатик. — Ты уж будь с ним поласковее.
За столом Саша мучительно покраснел, не зная, как взяться за куриную ножку. Вилкой неудобно, а…
— Да бери рукой, не стесняйся, — мягко посоветовала Варя и даже показала пример. — Ты, наверное, ещё в школе учишься?
— В этом году заканчиваю, — Саша робко поднял на неё глаза, и она обрадовалась, что контакт есть.
— И что потом планируешь?
— На бюджет вряд ли прорвусь, на коммерческий факультет у нас с мамой денег нет, так что в армию пойду, попрошусь на флот.
— Ну а профессию ты себе уже выбрал?
— Я бы хотел информатикой заниматься, программированием.
— А пробовал? У тебя компьютер есть?
— Есть, но… — опять побагровел Саша. — Устарел уже. Нам его соседи даром отдали. На нём не размахнёшься. А новый дорогой.
Варе очень хотелось спросить у него про маму, однако побоялась. Да и Володя, отодвинув тарелки, с хитрецой и подначкой сказал:
— Вот я сейчас и проверю, какой ты программист. У меня не компьютер, а зверюга!
Она мыла посуду, прислушиваясь к голосам из комнаты, и думала: «Ведь похож! Скулы такие же, вихор на лбу, даже родинка на щеке почти на том же месте. Без всяких ДНК-анализов ясно…».
— Варвара, я уговаривал Сашу остаться у нас ночевать, но он ни в какую, домой и всё, так что придётся заводить мотор, — Володя огорчённо поцокал языком.
— Мне в школу рано, нужно ещё по истории почитать, — Саша уступать не собирался.
— Тебе, историк, одному-то там не страшно?
— Соседка приходит по вечерам.
Когда Володя, поставив машину в гараж, вернулся, Варя почти вцепилась в него:
— Что с его матерью?
Он помедлил и неохотно ответил:
— Рак. Но вроде бы есть надежда… Так она Саше сказала. Может, успокаивала… Но лечить будут долго. Родственников в городе нет.
— Как это нет родственников? А ты? Копия же!
— Ты тоже заметила? — обрадовался Володя. — Я просто ошалел, на детских фотографиях точно такой же дрын.
— Он и впрямь соображает в информатике?
— В общем, да. Смекалочка есть, к ней бы ещё знания.
— Знаешь, я вот что предлагаю. Да сядь ты, не мельтеши, а? В армии мальчишке послужить полезно. А после пусть поступает в университет. Может, он гений? А мы дачу продадим. Из нас ведь огородники аховые. На работу к себе возьмёшь. Вы же берёте студентов с дальним прицелом?
— Варь, умница ты моя, — Володя обнял жену. — Прости, даже не ожидал… Я ведь не смогу его бросить.
— И уговори как-нибудь временно пожить у нас. Будешь увозить утром в школу, пораньше вставать придётся — только и всего. А он хоть питаться нормально будет.
— Да я не против!
— А я завтра к Лиде наведаюсь.
— Ты? К Лиде?!
— Чтобы она не беспокоилась… Ну представь, ты к ней в палату заявишься — и что? О чём говорить будешь? А мы, женщины, всегда общий язык найдём.
— Смело, Варенька! — Володя развёл руками.
На следующий день Варя пораньше отпросилась со службы, купила фруктов и, всё же терзаясь сомнениями, поехала в стационар. Ей выдали белый халат, она не чуя ног поднялась на третий этаж и открыла дверь: отступать было поздно. На кровати лежала женщина. Карие глаза на исхудавшем лице казались огромными, таким же было и удивление, с которым она посмотрела на незнакомую посетительницу. Неловко поставив пакет на тумбочку, Варя присела на стул и сказала:
— Меня зовут Варвара. Я жена Володи Макеева. А вы Лида, и я многое о вас уже знаю.
— Он рассказал?! Я хотела, чтобы без вас, тайком…
— Как же без меня-то? Саша вчера гостил у нас. Хороший мальчик. Вы не возражаете, если мы его на время перевезём к себе? Тяжело одному, я думаю. Да и Володя его в науках подтянет.
Лида потрясённо молчала, глаза чуть набрякли слезами.
— Нет-нет, вам вредно нервничать.
— Спасибо вам, — тихо сказала Лида. — Я ведь написала ему от отчаяния, даже не надеясь… Год назад увидела Володю по телевизору в новостях. Он что-то изобрёл, да? Вот узнала, где работает. Сашка никак не хотел идти к нему с письмом. Еле-еле упросила, ради моего, мол, здоровья. Тут уж не отбрыкаешься. Господи, как хорошо всё получилось. А то я дни и ночи напролёт думала, как он там без меня.
— И вы поправитесь, — Варя улыбнулась. — Мы будем навещать вас. А я сейчас зайду к вашему лечащему врачу, узнаю, может, лекарства какие-то дополнительно нужны. Володя велел. Он обязательно раздобудет.
— Володя? Сам? — Лида попробовала тоже улыбнуться.
И по её голосу и взгляду Варя поняла, что она любила лишь один раз в жизни.
Видео дня. Диетолог рассказал, как обрести плоский живот
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео