Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Салах, Мане, Агуэро, ван Дейк, Варди в детстве, детские фото

Откуда у ван Дейка шрамы на животе и почему прозвали китайцем.
Салах, Мане, Агуэро, ван Дейк, Варди в детстве, детские фото
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
Что вы знаете о детстве звёзд мирового футбола? Кто-то из них пережил бедность и голод, другие столкнулись с болезнями и криминалом. В новой серии текстов мы поделимся малоизвестными фактами об их юности. Начнём с футболистов, выступающих в АПЛ.
Cерхио Агуэро («Манчестер Сити»)
Звезда «Манчестер Сити» Серхио Агуэро родился в очень бедной семье: мать Адриана и отец Лионель испытывали финансовые трудности. Когда Серхио исполнилось два года, семья переехала в южную часть Буэнос-Айреса, где познакомилась с новыми соседями – господином Четти и его семьёй. Именно Хорхе Четти дал маленькому Агуэро прозвище Кун. Источником прозвища послужил японский мультсериал Wanpaku Omukashi Kumu Kumu, который Серхио очень любил смотреть в детстве по телевидению. Кум – название горы, у которой жил главный герой мультфильма. Серхио постоянно повторял это слово, а сосед Хорхе решил его чуть изменить и начал называть мальчика Куном при каждой встрече.
Давид Сильва («Манчестер Сити»)
Маленький Давид с раннего детства проявлял интерес к футболу. «Маленький Давид играл с картошкой и апельсинами перед домом, когда ему было два года, — рассказывала его бабушка Антония, — Из-за этого я начала делать для него шарики из лохмотьев, чтобы он мог играть дома». В восемь лет Сильва начал заниматься футболом, выступая на позиции вратаря. Позже его перевели в атаку, а в академии прозвали китайцем из-за узких глаз. Всё дело в том, что мать Давида имела японские корни. После того, как мальчика взяли в академию «Валенсии», руководство клуба предложило отцу работу охранника на стадионе «Месталья». Позже, в 11 лет, Сильва проходил просмотр в мадридском , но клуб посчитал, что у мальчика слабые физические данные. Через многие годы королевский клуб будет предлагать за него 25 миллионов евро, но «Валенсия» не отпустит игрока.
(«Ливерпуль»)
В детстве Салах старался совмещать учёбу с тренировками, но получалось так себе. Учился он плохо, а если не играл в футбол, то всегда смотрел его по телевизору. Мо родился в бедной египетской деревне Нагриг. Денег у его семьи было мало, поэтому Салах делал мяч из старых носков, склеивая их в шар. На тренировки ему приходилось тратить по пять часов в день, из-за чего он пропускал школу. «Я шёл на занятия к девяти утра, а через пару часов доставал объяснительную от клуба. В ней было указано, что мне разрешено покинуть школьные занятия раньше остальных». Несмотря на усилия, в какой-то момент он перестал попадать в стартовый состав, египтянин даже подумывал перестать заниматься футболом. Отец заставил его работать усерднее, и со временем всё начало получаться. В клубе «Эраб Контракторс» он очень хотел играть на позиции нападающего, но тренер ставил его на левый фланг полузащиты. Однажды его команда выиграла со счётом 4:0, но Салах расплакался. «В раздевалке все праздновали, а Мо плакал. В этом матче он очень хотел отличиться. Салах пытался идти в атаку, но так и не забил», – объяснял его слёзы детский тренер Саид Аль-Шешени.
(«Ливерпуль»)
Садио Мане вырос на уличном футболе. Его родители были настолько бедными, что иногда не могли отправить мальчика в школу в ближайший город. Таким образом, Мане играл в футбол на улицах родной деревни Бамбали с утра до позднего вечера. «Каждое утро и вечер я ходил играть в футбол на улице со своим другом. Когда был ребёнком, думал только об АПЛ, которую часто смотрел по телевизору. Это было моей мечтой», — вспоминал Мане. Особенно восхитило маленького Садио участие сборной Сенегала на ЧМ-2002, где его родная страна дошла до четвертьфинала, попутно обыграв французов. Сенегалец начал серьёзно относиться к футболу, но его родители были против карьеры футболиста. Они мечтали, чтобы их сын получил образование и стал учителем. Поэтому Мане сбегал из дома, а старшему брату часто приходилось его возвращать. Со временем родители поняли, что мальчика не переубедить и начали собирать деньги для того, чтобы отправить Садио в футбольную академию в Дакаре.
«Когда приехал в академию на просмотр, встретил пожилого мужчину. Он посмотрел на меня и спросил: «Ты здесь на просмотре?». Я ответил, что да. Тогда он спросил меня ещё раз: «В этой обуви? Как ты можешь в них играть?». Его обувь действительно выглядела ужасно.
Кевин Де Брёйне («Манчестер Сити»)
Бельгиец родился в очень богатой семье и с ранних лет путешествовал по Англии и Африке. Отец был вовлечён в нефтяной бизнес, поэтому семья всегда жила в достатке. На тот момент, футбол в Бельгии находился в кризисе, поэтому Де Брёйне мечтал вывести этот вид спорта в стране на новый уровень. В 14 лет Кевин присоединился к академии «Генка», а пресса стала проявлять к нему особый интерес. Молодой Де Брёйне часто мелькал на экранах телевизоров, у него постоянно брали интервью. Подписав свой первый профессиональный контракт, Кевин начал сам себя обеспечивать. В детстве футболист «Манчестер Сити» поддерживал «Ливерпуль», а его кумиром был . «Когда Кевину было двенадцать, его класс пошел кататься на горных лыжах, но сын остался дома. Почему? Просто в контракте Майкла Оуэна был запрет на экстремальные виды спорта», — вспоминал отец Кевина.
Вирджил ван Дейк («Ливерпуль»)
Голландец суринамского происхождения в детстве был очень маленьким и медленным. Однажды его госпитализировали из-за абсцесса брюшной полости. Вирджилу пришлось провести операцию, после которой в области живота остались шрамы. Повзрослев, ван Дейк прибавил в росте и весе, что стало настоящим чудом для его родителей. В детстве у мальчика были напряжённые отношения с отцом. После того, как он ушёл из семьи, ван Дейк перестал с ним общаться, но через некоторое время они возобновили общение. Вирджил стал единственным его ребёнком, который решил оставить фамилию отца. Школьный тренер Вирджила Рик Клейн заявлял, что голландец и вовсе стал известным футболистом благодаря помощи своего папы. Рон ван Дейк постоянно отвозил его на тренировки, забирая из кофейни, где молодой футболист подрабатывал посудомойщиком. В заведении Oncle Jean будущая звезда «Ливерпуля» зарабатывала примерно три евро за час.
(«Манчестер Сити»)
Рахим родился на Ямайке в опасном районе, где торговали наркотиками. По словам футболиста, его отца застрелили, когда Стерлингу было два года. Любопытно, что в свидетельстве о рождении Рахима отсутствует имя отца. Стерлинг – фамилия предыдущего партнёра матери Надин. Позже они принимают решение эмигрировать в Англию, а в 11 лет он начинает играть в футбол в лондонской школе. Рахим вспоминал, как ему приходилось вставать в пять часов утра, чтобы помогать своей маме чистить туалеты в одном из лондонских отелей. Стерлинг с детства был проблемным ребёнком, который не хотел учиться и имел неуравновешенный характер. Этот характер проявлялся и на футбольном поле: «Если бы продолжал вести себя, как в детстве, получал бы красные в каждом матче. Иногда убегал с поля в бешенстве и бросал камни в судей, из-за чего получал дисквалификации. В общем, много чего делал. Я был очень злым парнем, очень эмоциональным, когда дело касалось футбола», — рассказывал Стерлинг. Огромную роль в становлении сына сыграла его мама, Надин, которая очень хорошо разбирается в футболе. Она часто поддерживала сына и верила в его светлое будущее. Теперь он — звезда футбола, а о трудном детстве и трагедии отца напоминает только татуировка на ноге в виде автомата.
(«Лестер Сити»)
В детстве у Джейми тоже были проблемы с учёбой. Большую часть времени он проводил на футбольном поле. Его мечтой было играть за местный «Шеффилд Уэнсдей», но руководство клуба считало его недостаточно хорошим футболистом. Из-за этого Джейми решил отказаться от своей мечты. Кроме того, регулярные ссоры с родителями заставили его уйти из дома, чтобы жить самостоятельно. Варди начал устраиваться на случайные работы, чтобы оплачивать свои счета, но продолжал совершенствовать свои футбольные навыки в свободное от работы время. Варди бросил подработку лишь тогда, когда его забрал к себе скромный «Стоксбридж Парк Стилс». Там он зарабатывал менее 30 фунтов в неделю, но всё равно чувствовал себя счастливым — ведь, придя туда, Джейми вернулся в футбол.