Ещё

Рок-н-ролльный дедок 

Рок-н-ролльный дедок
Фото: Аргументы Недели
240 млн долларов на счету, дом в Лос-Анджелесе с 8 спальнями, 13 ванными комнатами и участком в полторы тысячи квадратных метров, где в гараже стоит белый кабриолет за 200 тысяч. А ещё 130 млн проданных по всему миру пластинок, место в десятке самых богатых музыкантов Великобритании, рекордное количество (3,5 млн) зрителей на концерте в Рио-де-Жанейро, посвящение в рыцари английской королевой — и всё это благодаря лишь фирменному хрипатому голосу…
Футболист с микрофоном
Мог ли мечтать обо всём этом пятый по счёту ребёнок в семье рабочего со стройки? Вряд ли. Отец — фанат футбола — хотел сделать из сына профессионального игрока, а сам он мальчишкой фанател от макетов железных дорог (сейчас в его американском доме есть одна такая размером 7 на 38 метров). Потом он, бросив школу в 15 лет, работал разносчиком газет и в похоронном бюро, не забывая любительский футбол. Кстати, любовь к этой игре сохранилась у него на всю жизнь: когда в 90-х Стюарт приезжал с концертом в Москву, то с удовольствием погонял по полю со сборной российских артистов и журналистов, и на любом концерте он пробивает мяч со сцены в зрительный зал. Ну конечно, бьёт не со всей дури, а легонечко, чтобы никого не зашибить и не платить потом отступные, как это уже было не раз.
В 14 лет отец купил ему гитару, а в 15 Род уже пытался подражать заокеанским рок‑н‑ролльщикам вместе со своими ровесниками, родители которых, на свою голову, тоже разорились на простенькие музыкальные инструменты. Почему это было родительской ошибкой? Да потому, что с этого момента ни о какой учёбе в школе и профессиональном футболе речь уже не шла. Худой длинноносый паренёк быстро оценил преимущества выступлений на сцене по сравнению с пинанием мяча от одних ворот к другим: «Я могу напиваться каждый вечер, а после играть, чего не скажешь о совмещении выпивки с футболом». Ну и ещё каждый раз — новые девушки…
Днём Стюарт пел и играл на гитаре и губной гармошке на площадях и в парках Лондона, вечером — в клубах с приятелями, потом поехал музицировать в Париж и Барселону, откуда его депортировали на родину как бродягу, игравшего на улице без лицензии. В то время в Лондоне самой «продвинутой» молодёжью считались так называемые моды, что ездили на мотороллерах, следили за причёсками, одевались стильно — в одежду от итальянских дизайнеров. И Род стал чуть ли не самым главным из них: даже сейчас, полжизни прожив в Лос-Анджелесе, где большинству плевать на свой внешний вид, для него шорты, майка и кроксы — абсолютный нонсенс, поскольку он тщательно следит и за своим гардеробом, и за аксессуарами к нему. Став модником, поработал и над своей головой: он покрасил волосы в «блонд» (ведь на самом деле певец отнюдь не блондин) и — сначала, за неимением денег, при помощи подслащённой воды, а потом лака для волос своих старших сестёр — создал свою знаменитую причёску «я у мамы вместо швабры», с торчащими в разные стороны вихрами.
Слишком попсово
Тем временем 19-летнего Рода позвали в рок-группу, предложив 35 фунтов (сегодня это 2800 рублей) в неделю. Группа выступала в модном лондонском клубе Marquee («Марки»), где начинали, в частности, «Роллинг Стоунз». На заработанные деньги он записал несколько песен и предложил их студии звукозаписи. Увы, начальники сказали: «Слишком попсово, нам нужен рок». Из группы за такую самостоятельность его погнали, и далее его ждала череда разных коллективов, пока с одним из них, где играл гитарист-виртуоз , Стюарт не поехал в Америку. На первых концертах англичанин был так зажат, что прятался за колонками, и только пара глотков виски помогала выйти на середину сцены. Однако в конце тура он не только поборол страх выступлений, но и начал писать стихи к песням, что продолжается до сих пор.
Когда после гастролей группа развалилась, с 24-летним Родом Стюартом наконец-то заключили контракт на выпуск сольной пластинки. Через год вышла ещё одна, но певец по-прежнему подрабатывал на концертах других коллективов, причём однажды с ним расплатились комплектом чехлов для сидений машины… И только третий альбом Рода Стюарта занял первые места в английском и американском хит-парадах, что для музыкантов значит очень многое, если не сказать — всё. Ведь от того, насколько популярна песня или альбом, зависят количество концертов, гонорары, продолжительность и география гастролей, контракты на выпуск следующих дисков, имена тех, кто будет ими заниматься, бюджеты на то, чтобы пролезть на радио, телевидение, в газеты. Ничего личного, только математика…
А тем временем Стюарта заметили: и его песню «За каждой фоткой — своя история», написанную по воспоминаниям о приключениях в Париже и Барселоне, и широко обсуждаемую «Мэгги Мэй», где герой — школьник старших классов после жаркой ночи со взрослой женщиной не может понять, почему для него это — Событие Вселенского Масштаба, а для неё — просто секс с подростком. Следующие диски — стандартная для той поры смесь рока, фолка, блюза и кантри — были умеренно популярны во многих странах, однако в 1978 году всё изменилось. Его альбом Blondes Have More Fun («Блондинкам (или блондинам) прикольнее») в стиле диско очень быстро стал золотым, а потом и платиновым, пластинки буквально сметались с прилавков магазинов. На обложке Стюарт обнимает девушку с красивой попой и хитро смотрит в объектив, а в клипе заглавной композиции «Da Ya Think I’m Sexy?» («Думаешь, я — секси?») — знакомится с симпатичной (по тем временам) блондинкой, чтобы через какое-то время без особых усилий перевести её в горизонтальное положение.
Хотя слушатели и были — судя по объёмам продаж — в восторге, превращение его лирического героя-скромника в сексуального террориста, а Рода Стюарта-рокера в «танцора диско» вызвало уничижительную критику «серьёзных» музыкальных журналистов. И хотя певец всегда просил не путать его персонально с лирическим героем песен, ничего не помогало. Да и как это могло помочь? Ведь любовные подвиги певца были у вездесущей английской, а затем и американской (с 1975 года Стюарт живёт в США, куда уехал вместе с тогдашней подругой — шведской актрисой, не желая платить большие налоги на родине) прессы на виду.
Girls, girls, girls
Кем-то были скрупулёзно подсчитаны все «невесты» Рода, и вот результат его жизни: 38 любовных отношений длительностью от года до 16 лет. Это 17 моделей (две из них — из категории «для взрослых»), 11 актрис, 2 телеведущие, просто девушки, а также «группиз», что развлекаются тем, что целенаправленно спят с популярными музыкантами. Британки, американки, австралийки, новозеландки, ирландки, шведки. Некоторые из этих «девушек» настолько, что называется, широкой души, что… Среди их кавалеров кого только нет! , Ринго Старр, Игги Поп, , , , , , Кейт Мун, , , , Слэш, , , , , Кит Ричардс, , , , , , , , , два сына Боба Марли… И кто же тут у кого ходил по рукам: девочки у мальчиков или наоборот?
Как бы то ни было, но повторить успех того диско-альбома певцу больше не удалось. Конечно, был интерес к песне из фильма «Три мушкетёра» в исполнении Стюарта, и , к перепевкам американской попсы 30–40 годов, к его вариантам рок-классики (включая «Видел ли ты дождь?» «криденсов» и «Любовь причиняет боль» группы «Назарет»), к сборнику собственных хитов. Его последний альбом «Кровавые красные розы», вышедший два года назад, стал золотым в Англии, что уже хорошо. А ещё у него традиционно много концертов (в этом году их будет почти 50 — в США, Канаде и Австралии). Наверное, могло бы быть и больше, но…
В 2000 году у Рода Стюарта обнаружили доброкачественную опухоль щитовидной железы и удалили её. После этого певцу пришлось хорошо постараться, чтобы снова начать петь. А три года назад в эфире телепередачи не сдерживающая слёз его нынешняя жена, британская некогда модель (сейчас ей 47 лет, финансовое состояние — 20 млн долл.) Пенни Ланкастер сказала, что у мужа обнаружили рак предстательной железы и он прошёл курс лечения. Ланкастер, кстати, является его третьей официальной женой с 2007 года. До неё в течение 16 лет женой была другая актриса и модель — новозеландка Рэчел Хантер (50 лет, рост — 180 см, финансовое состояние — 60 млн долл.). До этого Стюарт семь лет жил в гражданском браке с американской моделью Келли Эмберг (60 лет), а ещё раньше — пять лет с американской актрисой и моделью Аланой Стюарт (74 года, рост — 175 см, 20 млн). И это не считая коротких связей, о которых говорилось раньше (та же Эмберг ушла от Рода, поймав его на измене).
В самом Стюарте, кстати, 177 сантиметров, и хотя нынешняя жена выше его на 8 сантиметров, они живут очень хорошо. Во всяком случае Род рассыпался в благодарностях ей за то, что Пенни не так давно по собственной инициативе собрала вместе всех его детей. А их у певца восемь: первая дочь Сара родилась после ночи, которую 18-летний Стюарт провёл с юной лондонской еврейкой-художницей. Родители обоих были настолько возмущены, что девочку пришлось отдать в приёмную семью. Только в 18 лет она узнала, кто её настоящий отец, и когда в 40 лет выходила замуж за развозчика продуктов в супермаркеты, то позвала папу, но тот из-за гастролей не приехал, а прислал лишь букет лилий. Сегодня Саре 57 лет.
От первого брака у Рода Стюарта дочь (40 лет, модель, дизайнер, 10 млн долл., в 2011 году родила девочку от актёра Бениссио Дель Торо) и сын (39 лет, музыкант, модель, 2 млн). От гражданского брака с американской моделью осталась ещё одна дочка (32 года), от второго брака — певица дочь (27 лет) и хоккеист сын (25). От третьего — два пацана (14 и 8 лет), которых ещё воспитывать и воспитывать. И разве это не повод пожить ещё, попрыгать по сцене? Пусть уже и не только ради блондинок…
Николай СОЛДАТЕНКОВ
Видео дня. Почему Клявер не показывает дочь от Евы Польны
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео