Ещё

Без вина виноватые — Российское виноделие стало игрушкой для богатых 

Без вина виноватые — Российское виноделие стало игрушкой для богатых
Фото: Версия
Своего рода «тестовым» регионом для развития российского виноделия в последние годы стала Ростовская область. Высаживать виноград на Дону начали ещё казаки во времена Петра I, а уже спустя 100 лет Пушкин в «» описал цимлянское вино. В 1985 году в области собрали 75 тыс. тонн винограда. Однако вскоре началась антиалкогольная кампания с массовыми вырубками виноградников, а «контрольным выстрелом» в голову отечественного виноделия стал, по мнению экспертов, закон 1995 года, приравнявший производство вина не к сельскохозяйственной, как было ранее, а к промышленной деятельности.
А это иные формы отчётности, способы кредитования, плановые показатели, не учитывающие климат или особенности почв, и так далее. Как результат — в 2018 году на Дону собрали всего 5 тыс. тонн винограда. Другими словами, всего за 30 лет производство винограда и вина снизилось в 35 раз! Тем не менее нашлись отдельные энтузиасты, решившие возродить донское виноделие. Руководил ими, конечно, не только альтруизм. В последние годы россияне всё больше переходят от крепких напитков к вину. Однако на прилавках в основном представлена импортная продукция. При этом, покупая французские или испанские вина за 300–400 рублей, многие не обращают внимания на то, что одна только качественная пробка стоит 1,5 евро. Плюс расходы на бутылку, этикетку, доставку, акцизы… Что в таком случае должно быть налито в бутылку? И почему не заменить эту бормотуху качественным российским вином?
Дорого и долго
Но не тут-то было. «Сейчас основать винодельческое хозяйство стоит около 1 млн долларов», — констатирует глава Ассоциации фермеров виноградарей и виноделов и владелец винодельни «Кантина» Алексей Скляров. При этом от разработки участка и высаживания первых саженцев до получения готового продукта проходит пять-семь лет, а ни один банк не будет дожидаться возврата своих средств столь долгое время. Во-вторых, мало вырастить и произвести, надо ещё продать. Отечественное законодательство не делает разницу между частной винодельней, производящей 300–400 бутылок вина в сезон, и крупным винным заводом — и тем и другим надо приобретать дорогостоящую лицензию. Зато эту разницу чётко ощущают крупные торговые сети, которые работают с большими объёмами продукта и которым просто лень «заморачиваться» на работу с мелкими виноделами ради негарантированных копеечных прибылей. А это означает, что даже те небольшие объёмы вина, которые производятся виноделами, до широкой публики не доходят, «бренды» не формируются. Всего, согласно данным из открытых источников, в Ростовской области зарегистрировано 9 компаний и порядка 20 хозяйств, специализирующихся на производстве вина. В отношении 4 фирм уже идёт процедура банкротства, а остальные работают в убыток. «Это абсолютно убыточное, нерентабельное дело. Виноделие — это скорее игрушка для богатых: самолёт, яхта и своя винодельня», — с грустью отмечает Алексей Скляров.
Убыточные, но доходные?
То, что виноделие на Дону имеет скорее характер хобби для крупных бизнесменов и чиновников, подтверждает история целого ряда предприятий. Впрочем, есть и ещё одна версия — выращивание винограда как источник пополнения личных кошельков элиты области неучтённой наличностью. Именно этим некоторые эксперты объясняют проснувшийся у многих интерес к виноделию. К примеру, известно, что неравнодушен к выращиванию винограда сын губернатора Ростовской области . Как сообщал «РБК Ростов», в марте 2018 года увеличил с 50 до 52,5% свою долю в ООО «Константа», которое занимается выращиванием винограда. Любопытно, что в качестве совладельца «Константы» указана некая , а её директором значится  — полный тёзка сына вице-губернатора Ростовской области, до недавнего времени бывшего ещё главным атаманом Всевеликого войска Донского, . При этом Алексей Голубев также владеет 31,3% акций компании «Танаис», совладельцами последней выступают также фирмы «Орион» и «Антар», принадлежащие Евгению и Тимуру Узденовым — сыновьям председателя совета директоров агрохолдинга «Степь», бывшего генерального директора ООО «Газпром межрегионгаз Ростовна-Дону» . То есть это как раз те самые люди, которые могут позволить себе закопать в землю миллион долларов. При этом по итогам 2017 года выручка предприятия «Танаис» составила 20,9 млн рублей, а убыток — 36 млн рублей. Любое фермерское хозяйство такой баланс уничтожил бы на корню, но предприятие, принадлежащее детям «больших людей», успешно держится на плаву. К тому же, по слухам, именно похожие предприятия и включаются в производственные цепочки по созданию и поставкам фальсификата для российского рынка вин. Аккумулируя большие объёмы винограда, здесь производят виноматериал, который пользуется большим спросом у владельцев нелегальных винных заводиков, а потом появляется на наших прилавках в виде то грузинского кинзмараули, то итальянского кьянти. В итоге хозяева предприятий получают неучтённую наличность, которая позволяет уверенно смотреть в будущее и не сильно огорчаться по поводу планово-убыточной деятельности своих предприятий.
Понятно, что фермеры подобного себе позволить не могут. Новый закон о виноградарях и виноделах также рассчитан на поддержку именно таких предприятий. Отсутствие чёткого механизма распределения субсидий (кому и сколько дать, решают чиновники на местах) практически гарантирует, что к фирме, принадлежащей, скажем, сыну губернатора, отнесутся совсем по-другому, чем к частной винодельне донского фермера. Для обычных же виноделов, которые и производят вино, способное составить конкуренцию заграничным маркам и «фекальным массам» из подпольных цехов, увы, ничего не изменится.
Видео дня. Диетологи рассказали, кому вредны баклажаны
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео