Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Бывший Иеговист: "После ухода из секты я стал для сестры исчадием ада"

Из 35 лет жизни 19 лет наш герой был сектантом. О своем пребывании в секте (В России деятельность «свидетелей Иеговы» признана экстремистской и запрещена), прозрении и уходе из братства он «исповедовался» «Собеседнику».
Бывший Иеговист: "После ухода из секты я стал для сестры исчадием ада"
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"
Наша справка
Что за организация «Свидетели Иеговы»?
Учение «Свидетелей Иеговы» имеет много общего с неортодоксальными направлениями христианства. История секты (не все религиоведы признают ее таковой) началась в 1870 году, когда в США бухгалтером Чарльзом Тейзом Расселом был основан кружок «исследователей Библии», а вскоре для печати религиозной литературы было зарегистрировано «Общество Сторожевой башни, Библий и трактатов». В 1916 году оно раскололось, появилось несколько групп, в том числе и «Свидетели Иеговы». По данным самой организации, в мире в настоящее время насчитывается 8 миллионов иеговистов.
Крещение на стадионе
– Моя мама, а вслед за ней и отец пришли в секту «Свидетелей Иеговы» в 1991 году. Меня и старшую сестру это тоже, естественно, коснулось. Секта нанесла немалый вред всей нашей семье, но с сексуальным насилием, отъемом недвижимости или другой жестью я, к счастью, не столкнулся.
Сначала мы жили дружно, наше окружение состояло в основном из «Свидетелей Иеговы». Главным делом своей жизни они видят проповедничество, хождение по домам и привлечение новых адептов. Они приравнивают себя к спасителям и считают это самым важным делом на земле (согласно учению иеговистов, в Армагеддоне погибнут все нечестивые, кто не придерживается их вероучения. А они будут жить в раю, называемом Новым миром. – Ред.). Помню, как с мамой и сестрой мы выезжали в миссионерские поездки по небольшим городам в числе других пионеров (так иеговисты называют активных проповедников. – Ред.). Это было весело, овеяно ореолом романтики и приключений.
В восемь лет я принял крещение. Это случилось на стадионе в Москве. Был прекрасный солнечный день, на стадионе было несколько сот таких же крестящихся, как я. Стояли емкости с водой, в которые мы полностью погружались.
Иеговисты любят говорить, что они не секта, а настоящая религия: дескать, в отличие от секты, к ним тяжело попасть и легко от них уйти. Это отчасти справедливо. Прежде чем креститься, человек должен полгода-год изучать Библию по их пособию и кардинально поменять образ жизни. Например, уйти от парня или девушки, если сожительствует без штампа в паспорте, покончить со всеми вредными привычками, отказаться от икон и крестов (лучше всего их сжечь) – они не признают изображений. Я, будучи восьмилетним ребенком, перед крещением должен был знать ответы на основополагающие вопросы учения.
Детство без дня рождения и гематогена
– Я с детства жил во всем этом и искренне верил, мне было легко и приятно делать то, что должен делать каждый «свидетель». Я привык к тому, что мы в семье не празднуем Новый год, дни рождения и другие светские праздники. Родители старались компенсировать их отсутствие в моей жизни культурными вылазками. Я не ел в детстве гематоген. «Свидетелям» нельзя продукты, которые содержат кровь. Колбасу они тоже не едят. Переливание крови у них запрещено. В другой еде у нас не было ограничений.
Родители пытались обеспечивать нашу семью. Но у них это получалось из рук вон плохо. Они оба из творческой среды, но с приходом в секту завязали с творчеством – оно тогда в секте не поощрялось. Отец занимался мелким бизнесом, подрабатывал переводчиком с английского. Почти все иеговисты в 90-е работали: мужчины ремонтниками и дворниками, а женщины продавцами, парикмахерами и мастерами маникюра.
Для иеговистов карьера и успех – это эфемерные, пустые вещи. Смысл их жизни – попасть в Новый мир, в вечную жизнь. А работа им нужна только для поддержания штанов, физического выживания. Высшее образование в секте не поощряется, и я теперь понимаю, почему: оно учит людей анализировать информацию, мыслить, делать выводы. Вместо этого иеговисты тоннами читают религиозную литературу. Ее приходится изучать так много, что в конце дня у «Свидетеля Иеговы» нет сил прочитать даже состав продукта на этикетке.
«Квартиры не отбирали, это легенда»
– У нас были старейшины, которые со сцены вещали о вреде высшего образования, а сами тайно отдавали своих детей учиться в институт и на подготовительные курсы. Больше всего пострадали простые люди, которые искренне верили во все это и жили по правилам секты. Как мои родители. Они не мечтали о высшем образовании для меня. Надеялись, что я стану проповедником, активистом.
Про отобранные сектой квартиры – это легенда из дремучих 90-х. Я знаю несколько десятков семей иеговистов в Петербурге, и все жили в своих квартирах, никто их не принуждал отписывать имущество. Были единичные истории, когда умирала одинокая бабушка, «свидетельница Иеговы», которая поссорилась со своими родственниками, и она оставляла свое имущество секте. Эти истории обрастали несуществующими подробностями, демонизировались. Но на самом деле вред секты совсем не в этом.
Сектанты злоупотребляли алкоголем и антидепрессантами
– Чем старше я становился, тем критичнее воспринимал учение. В моей жизни появлялись новые люди, не «свидетели» и даже не христиане, которые были морально и духовно лучше членов секты. В то же время я видел среди иеговистов много несчастливых и одиноких женщин и мужчин, которые отдали 10–15 лет секте и не имели ничего: ни семьи, ни нормальной работы. Многие из них злоупотребляли алкоголем и антидепрессантами. Выглядели, как призраки, от них оставались только глаза, они выгорали. Секта позиционирует себя как рай на земле, но в жизни все по-другому.
В 1999 году, когда отец нашел другую женщину, ушел из семьи и был исключен за это из «Свидетелей Иеговы», нас с мамой и сестрой произошедшее еще больше укрепило в учении. Но в начале двухтысячных, когда вырос, я стал читать отступническую литературу. У иеговистов это строжайше запрещено. В конце концов я решился на прочтение запрещенной у «свидетелей» книги Френца Рэймонда (бывшего члена руководящего совета «свидетелей Иеговы». – Ред.) и дал прочитать ее матери. Она к этому времени уже устала от секты, прочитала книгу с радостью и сказала, что нашла ответы на многие вопросы, мучившие ее еще с 90-х годов.
В 2006 году, когда мне было 24 года, я написал заявление об уходе из секты. Мама тоже перестала быть иеговисткой. Сестра до сих пор в секте «Свидетелей Иеговы» и не общается с нами, мы для нее, особенно я, – отступники, исчадия дьявола. Она замужем за «свидетелем Иеговы» в третьем поколении. Образования не получила, родила ребенка. У «свидетелей» она считается пионером, легендой движения.
Я тоже не получил высшего образования. Но мужчине, на мой взгляд, без него проще. Мужчина может заниматься и тяжелым физическим трудом. Я работаю на автопредприятии. Моя жена – тоже бывшая иеговистка, мы познакомились на сайте бывших «свидетелей Иеговы». Воспитываем двух детей.
У каждого есть своя школа жизни, где он учится отличать добро от зла и постоять за себя. Это может быть тюрьма, армия, детдом... Для меня такой школой жизни стала секта. Я там хорошо выучил английский язык, потому что к нам приезжало много иностранцев, у меня хорошие коммуникативные навыки. Это мне сейчас помогает в работе.
В секте было много интересных, ярких людей. И я знаю, что они до сих пор там. У меня болит за них душа, я желаю им прозрения. Но это как ждать освобождения человека из лагеря в Северной Корее... Хотя всякие бывают истории. Наша общая с женой знакомая в 40 лет ушла из секты, в первый раз вышла замуж и родила ребенка.
Секта надолго отвращает человека от любой религии, и я тоже пережил эту фазу отрицания. Сейчас интересуюсь христианством – надо все-таки держаться корней, но я скорее агностик, к православию у меня тоже много неразрешенных вопросов. Активным прихожанином, рекламным щитом какого-либо вероучения я уже точно не буду.
: Запрет "Свидетелей Иеговы" подрывает доверие к суду
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» 06-2020 под заголовком «"После ухода из секты я стал для сестры исчадием ада"».