Вдова Вячеслава Невинного: Муж часто спрашивал, за что ему такие муки

Народный артист СССР ушел из жизни десять лет назад. Долго болел, перенес операции, когда ему ампутировали обе ноги, но даже тогда мечтал выйти снова на сцену. Супруга Вячеслава Михайловича актриса в разговоре с «Собеседником» вспоминает своего мужа.
Вдова Вячеслава Невинного: Муж часто спрашивал, за что ему такие муки
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"
Нина Гуляева // фото:
Ради него перекрывали Тверскую улицу
– Когда я сегодня выхожу на сцену МХТ или Театра Наций, говорю сама себе: «Ну, Славка, пошли!» Кто-то крестится, у кого-то еще какие-то есть ритуалы. А я иду на сцену со Славой, – рассказывает Нина Ивановна. – В машине и в быту Слава был «по нулям». Генералом в доме была я.
Однажды прихожу домой. Сидят в полной темноте перед телевизором, который ничего не показывает, муж и сын – тоже Слава. Спрашиваю: «Почему темно?» Славка-старший говорит: «Ты знаешь, видимо, во всем доме свет выключили». Странно, но я-то как-то на лифте поднялась и в подъезде свет есть! Беру швабру, залезаю, там, где электрические пробки, ударила, и все включилось. Мои парни были в шоке: «Ну ты даешь, как так?!» Включился телевизор, и они дальше стали смотреть какой-то футбольный матч.
Машину Славка не водил, не понимал в этом ничего. Я была за рулем, а он сидит рядом, положит мне на плечо голову и поет. Так мы и ездили.
– А что Вячеслав Михайлович больше любил: театр или кино?
– Конечно, театр. Кино – это популярность, денег больше. Я его уговаривала сниматься, он, бывало, не хотел. В театре ему больше нравилось, там он был – царь. Вышел на сцену – чувствует, что творит! Это прекрасное чувство! Не сравнимо ни с каким кино.
Хотя на съемках он тоже получал удовольствие, но уже другое. Сейчас ведь «звездуны» диктуют театру, мол, «в этих числах я снимаюсь, не ставьте мои спектакли». А Слава свои съемочные дни подстраивал под афишу МХАТа.
Жили мы хорошо, про деньги и не думали даже. У меня зарплата была 300 рублей, у Славы – такая же. Четырехкомнатную квартиру государство выделило. Нам министр культуры говорила: «Вы только славьте нашу страну!» Мы ездили за границу, выступали, зарабатывали много денег для нашего государства.
Вдова Вячеслава Невинного: Когда он делал предложение, вспомнила, что замужем
– Каким Вячеслав Михайлович был родителем?
– Он очень любил сына. У них был какой-то свой мир, свои тайны. Когда Славка был маленький, кричал, а я уже не могла, спать хотелось, тогда муж брал сына к себе на живот, согревал его, и тот засыпал. Они приросли друг к другу.
Помню, привезла из-за границы по просьбе сына каких-то солдатиков. Захожу в комнату и вижу: оба моих Славки сидят на полу, бумага постелена, что-то там нарисовано, карта какая-то. Оказывается, они восстанавливали бои на Курской дуге в Великую Отечественную войну. Еще они любили вместе сочинять истории про космос, про какие-то летающие тарелки.
– Нина Ивановна, вы вместе играли всю жизнь в одном и том же театре – МХАТ имени Чехова. Делились впечатлениями друг о друге на сцене?
– В нашей семье было принято говорить друг другу после спектакля то, что было плохо. Хорошее скажут другие, а родные должны сказать, как и что было не так. И мы не обижались, критику от меня Славка принимал хорошо. В этом плане он верил только мне и сыну.
– Невинный был же очень популярным артистом. Как относился к своей узнаваемости?
– Ну, вот вам пример. Наш дом находится напротив театра, через Тверскую улицу. Славке из-за его веса трудно было ходить по подземному переходу. Он стоял на одной стороне, а на другой – будка милиционера. Когда его видели, перекрывали дорогу и давали Вячеславу Невинному перейти. Машины в этот момент сигналили ему приветствия. Он останавливался у той будки и еще полчаса обсуждал с милиционером хоккейные или футбольные матчи. Он был заядлым болельщиком, особенно за .
– В вашем театре работал и , который позже стал спортивным комментатором...
– Так они очень дружили. Вместе ездили на разные матчи. Славка поначалу сидел у Коли в его кабинке, откуда тот вел репортажи. А потом сказал: «Не могу там больше сидеть. Надо же молчать, а я кричу». И он перешел на трибуны. Эмоции у него были через край!
Без ног, он искал тапочки, чтобы пойти в театр
– В 2005 году Вячеславу Михайловичу удалили стопу одной ноги из-за сахарного диабета. Как он это пережил?
– Сын рассказывал, как после операции они с женой боялись к нему в палату войти. Как себя вести?! Зашли. А Славка с юмором, улыбаясь, начал шутить: «Ну что, не знаете, как теперь со мной общаться?! А я могу и так, и этак!» Начал там чуть ли не плясать. Протез ему сделали, он мне хвастался, что научился ходить. А потом заболела вторая нога – и снова ампутация.
Эта болезнь разрушала его постепенно. Лет за десять до смерти Слава начал толстеть. Много воды пил, потом оказалось, у него – сахарный диабет, пальцы ног стали чернеть, ноги начали болеть. В этот период во время репетиции провалился в люк на сцене. Не увидел в темноте из-за своего живота открытый люк и туда упал. Сломал ногу, в гипсе ходил. Не знаю, это ли повлияло, но после этого стало ему еще хуже. Тогда сыграл за него несколько спектаклей, никого не стал вводить, ждал, пока Славка поправится. Кстати, тогда же снимали фильм «Старый Новый год», там Невинный играл в гипсе на ноге, этого, конечно, в кадре не видно.
– Что ему помогало оставаться в тонусе?
– Он жил театром. Когда уже лежал без ног, всегда интересовался, что происходит в нашем театре. Помню, я была на репетиции, так он звонил мне каждую минуту. Репетируем «Дворянское гнездо», делаем прогон спектакля. Режиссер после прогона говорит, что нужно еще раз пройти весь спектакль. Но звонит Славка. Я бегу домой кормить его, а потом – снова на репетицию.
Чужих людей он к себе не подпускал. Даже уколы я ему делала сама, не хотел, чтобы это делали медсестры. Уже без ног, он репетировал дома с режиссером пьесу Тургенева «Нахлебник».
За неделю до смерти случилось помутнение, он падал с кровати, искал свои тапочки, чтобы пойти в театр. Я вызывала сотрудников , платила им деньги, они поднимали его, сама-то я не могла его поднять. И так было несколько раз.
Боли у него были ужасные. Он часто спрашивал меня: «Ну вот скажи, за что мне такие муки?!» В какой-то момент его даже обезболивающие лекарства перестали брать. Ничего не помогало. Однажды поехали в Израиль, поднялись в горы, там ему стало легче, ноги перестали болеть, но это было мимолетное облегчение. Исключили из рациона питания сладкое и жирное. Но все тщетно.
– Вячеслав Михайлович понимал, что уходит из жизни?
– Да, понимал. В тот день – 31 мая – вдруг сказал мне, чтобы я позвала детей. Пришел сын и его жена Лариса. Слава посмотрел на них, махнул рукой, как бы подзывая к себе, и... всё. Наша невестка закрыла ему глаза.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» 07-2020 под заголовком «Вдова Вячеслава Невинного: Муж часто спрашивал, за что ему такие муки».